ЛитМир - Электронная Библиотека

Среди Пашти самки существовали только для продолжения рода. Молодежь, подрастая, съедала мать, питаясь ее плотью. Зрелые самцы поедали друг друга, пока из всего потомства не оставался один — сильнейший — в окружении маленьких неприкосновенных самок. Когда молодой самец доедал остатки материнского панциря, он уходил во взрослую жизнь. Крошечные самки росли, толстели, достигали зрелости, и процесс повторялся.

Самки существовали только для того, чтобы вынашивать потомство. Самцы заботились о них. Безмозглые самки были не в состоянии обеспечить себя пропитанием, обезопасить себя. Они даже не понимали, когда им грозит опасность, поэтому нуждались в постоянной охране: их могла раздавить техника, они не убегали, когда на них что-то падало.

Разве можно всерьез отнестись к мысли о разумных самках! Раштаку стало так смешно, что его вибраторы пришли в движение.

Отставив шутки в сторону, он взял себя в руки и переключил свой мозг на главную проблему. Как собирается Толстяк использовать гомосапиенсов? Он даст им корабли? Нейтрализует гравитационные маяки на границе Солнечной системы? Подготовит людей к диверсии? Если так, то как это повлияет на циклы? Смогут ли эти нежнотелые существа подействовать на биологический факт?

Чиилла предупредил, что Ахимса привезут людей в страну Пашти. Куда? В какой из промышленных миров, расположенных на протяжении световых лет их галактической зоны, будут брошены пришельцы? Как могут они остановить или подействовать на циклы Пашти? С какой стороны Раштак ни пытался посмотреть на проблему, он не видел никакого смысла в подобных действиях.

Раштак посмотрел на голографическое изображение гомосапиенсов. Они выглядели мягкими и хрупкими — никакого намека на защитный слой, зато сколько сенсорных волосков на их головах! У них должен быть отменный слух! Такое количество отличных волосков способно уловить малейшую вибрацию! Но у них нет настоящих зубов, нет щупальцев, нет ядовитых капсул — ничего нет для нападения или защиты.

А разумные самки?Каким образом они принимают рациональные решения, определяющие их поведение? Неудивительно, что люди запрещены. Если они постоянно бегают за своими наделенными разумом самками и докучают им — они на самом деле больные!

Он осмотрел их мозговое вещество и понял, что оно мало отличается от мозга Пашти, а также от мозга Ахимса. Конечно, мозг Ахимса крупнее и в нем больше накоплений. Сопоставив данные, он убедился, что аналитические способности человеческого мозга мало отличаются от способностей мозга других видов, просто каждый вид приходит к решению проблем своим путем.

Грохот в желудке мешал Раштаку сосредоточиться. Как жаль, что у него так мало информации об этих гомосапиенсах. Надо еще что-то узнать. Он просмотрел картотеку. Отметил, что они часто воевали друг с другом, используя в качестве транспортного средства больших четвероногих животных. Они убивали друг друга кусочками дерева с заостренными наконечниками из металла, стреляя из изогнутых палок с накрученными на них веревками. Позже они избрали другой способ, насаживая своего противника на длинную острую металлическую палку со спины своих четвероногих тварей.

Дикие звери!Судя по голограммам, они не выдержат нулевой гравитации в гравитационном колодце. Какую пользу может извлечь Толстяк из этих… фитюлек?

Зов желудка Раштака стал оглушительным. Фиолетовое проклятие циклам! Разве может Пашти предаваться размышлениям, когда его тело сходит с ума?

Пусть Толстяк задействует людей. Если гомосапиенсы сунутся сюда, достаточно будет слегка стукнуть их, и они разрушатся до основания. Мягкие ткани? Во время циклов? Вооруженные природой, Пашти во время циклов даже убивали друг друга. Если гомосапиенсы заявятся со своими кусочками дерева или острыми железными палками… Нет, все это смехотворно! Он снова поборол желание расхохотаться.

Надо подумать, как привести в чувство Толстяка, если Овероны откажутся наказать его за то, что он балуется с запрещенными планетами и позволяет паразитам вроде гомосапиенсов покинуть среду обитания. Может быть, Чиилла как-то посодействует, если только Шист вообще способен на какое-то действие!

Раштак отключил компьютер. Его желудок громыхал, поедая сам себя. Кто знает, может быть, если гомосапиенсы не начинены вредными химическими веществами, их можно будет употребить в пищу? Его вибраторы заходили ходуном от безудержного хохота, и он кинулся утолять свой ужасный голод.

ГЛАВА 13

— Пашти очень отличаются от всего, с чем мы когда-либо имели дело, — объясняла Рива Томпсон. — Конечно, Ахимса и Пашти общаются с легкостью, но, пользуясь этим каналом, мы вынуждены английский переводить на язык Ахимса, а потом на язык Пашти; бог знает сколько мы теряем от такого перевода. Шейла кивнула.

— А если исключить связующее звено Ахимса?

Томпсон устало покачала головой.

— У нас может не хватить времени.

Шейла ходила взад-вперед, понимая, что все смотрят на нее. Очередная авантюра. Разве можно полагаться на перевод Ахимса? А если мы не сможем связаться с ними до атаки? Тогда что? Многое упустим, в системе не будет гибкости.

Она повернулась.

— Рива, постарайся сделать так, чтобы мы могли обойтись без посредничества Ахимса.

Она обрадовалась, когда Рива кивнула.

— Это получится. Но я могу пропустить тренировки. Мне бы хотелось забрать Катерину с летных тренажеров, тогда она сможет все силы отдать переводу с Пашти.

— Отлично. Тогда скажете мне, что вам удастся узнать…

— Я уже проверила. У Ахимса сейчас есть на десять пилотов больше, чем нужно. Полагаю, что они делают скидку на болезнь, недостаток профессионализма и так далее.

Интуиция Шейлу не подвела. Рива оказалась оченьхорошим работником.

— Что скажешь о технике, Моше?

Израильтянин оторвал глаза от своего блокнота и почесал за ухом.

После общего осмотра тренажеров оказалось, что мы все заняты на сто процентов. Но всех людей из АСАФа волнует вот что. Одно дело — управлять тренажером, даже очень совершенным. Другое дело — испробовать технику в натуре: только так можно узнать, на что она годится. Как мне помнится, одно время американцы использовали компьютеры для проектирования тяжелых бронемашин. Компьютер вычислил характеристики башенного люка. Крышка люка в соответствии с компьютерной моделью весила двести пятьдесят фунтов. Люди могли проникнуть внутрь машины, но не могли выбраться наружу.

— Мы не можем лезть в петлю, нам необходимы полевые испытания.

— Сэм? Виктор? — обернулась Шейла. — Ваши люди готовы к учебной атаке?

Виктор улыбнулся ей, его удивительные голубые глаза просияли.

— Мы ознакомились с техникой. В целом на стрельбище люди выбивают девяносто из ста. Думаю, что никакой новизны в этих ружьях для нас больше нет. Как и Моше, мы готовы к полевым испытаниям.

Шейла покусывала кончик карандаша.

— Тогда я проинформирую Толстяка. Если у него не будет возражений, завтра начнем полевые испытания. Что-нибудь еще?

Рива прокашлялась.

— Женщины привыкают к новой форме, но она все еще причиняет беспокойство.

Шейла кивнула. Еще бы, черт побери!

— Я думаю, что с этим мы разберемся таким образом: Рива, если будут жалобы, поставь в известность Сэма, Виктора и Моше. — Она повернулась к ним. — А вы примете дисциплинарные меры.

— Непременно, — Сэм кивнул и подмигнул Виктору.

— Думаю, расправа будет короткой.

Сэм прищурил глаза.

— Майор, мои подчиненные знают свое дело. Думаю, мы разберемся с любым инцидентом таким образом, что обе стороны будут удовлетворены. Но пока ничего не случилось. Со взглядами я ничего не могу поделать, но первый же парень, который тронет кого-то из пилотов, пожалеет о том, что родился на свет.

Виктор кивнул и, сдвинув брови, сложил ладони.

— Настал удобный момент завести разговор еще кое о чем. Какова твоя политика в отношении дружеской… думаю, у вас есть какой-нибудь эвфемизм?

46
{"b":"10197","o":1}