ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я поговорю с Николаем. — Виктор прошел сквозь голограмму и уселся на стул, скрестив ноги. Он сделал пометку в своем блокноте. — Что еще?

Сэм покачал головой.

— Я больше ничего не заметил. А ты?

Виктор приказал обручу повторить картину атаки. С различных точек обзора он просмотрел сцену, когда торпеда проскальзывает сквозь стену станции, катясь под уклон.

— Вот. Видишь, Итцак выгружается превосходно, его машина начинает движение, как только выбрасывается трап, а вот Неделин и Уотсон не очень-то торопятся последовать за ним. Посмотри, они еле идут, даже посмеиваются. Конечно, это только тренировка, но все-таки…

— Ну что ж, им следует намылить шею. — Сэм сжал губы и сделал пометку в своем блокноте. — Еще что?

Виктор покачал головой и отключил систему.

— Ничего. Хотя, пожалуй… — он тряхнул головой, не зная, как начать разговор.

Сэм почесал в затылке и опустился на стул.

— Говори, товарищ майор.

Виктор подпер голову локтями.

— У меня появилось ощущение, что скоро что-то произойдет. Какой-то зуд. Шестое чувство подсказывает мне: если мы не подтянемся, то потом придется очень сожалеть об этом.

— Моральное состояние?

Он кивнул, сосредоточенно глядя на Сэма.

— У меня трое выбиты из колеи. Может, заболели. После тренировки я послал к ним Мику напомнить об их долге перед партией и перед несчастными парнями на Земле.

— Поэтому у тебя такой встревоженный вид?

Виктор вскинул бровь.

Сказать ему? Да, он имеет право знать. Он может принять решение или отдать приказ, если понадобится заменить меня. Он должен иметь верное представление о моей команде.

Да, потому что посылать Мику было рискованно. Он слишком уж серьезно относится к своим обязанностям.

— Иногда ему не хватает гибкости. А в то же время, я думаю, именно Мика может лучше всех справиться с моральными проблемами. Сэм, я хочу, чтоб ты знал кое-что. Я знаю Мику очень давно. Он попал в мою группу в чине младшего лейтенанта сразу после окончания Фрунзенской военной академии. Однажды, еще в академии, он выдал своего лучшего друга: тот однажды ночью смылся к своей подружке. За это полагалось два года штрафных батальонов. Мика ставит долг выше дружбы. Эта его несгибаемость стоила ему многого — в частности, он почти не продвинулся по службе. Сейчас он уже мог бы быть капитаном, а он все еще простой лейтенант. Он даже не дослужился до старшего лейтенанта. Он не умеет приспосабливаться, он не понимает, что командиру иногда необходимо пойти на компромисс.

Сэм скрестил руки и медленно кивнул:

— Понятно. Из него получился отличный лейтенант.

— Нет, отличный сержант. — Виктор улыбнулся. — А кроме того, он очень долго занимался партийной работой. В Афганистане он был самым надежным. Может быть, Мика рожден специально для той войны. Его качества пригодились бы в минувшей войне с нацистами. Но здесь, честно говоря, он причиняет мне беспокойство. Все остальные в моем подразделении умеют приспособиться к любым условиям. А у Мики очень ограниченное воображение. Его жизнь посвящена одной цели — построению коммунизма. На это есть свои причины личного порядка, и я не хочу в них вдаваться. Однако мне хотелось бы держать тебя в курсе. Я постараюсь не спускать с него глаз. Я знаю его и знаю, как справиться с его проблемами.

— Как ты сделал сегодня?

— Точно. Но что нас ждет впереди?

Сэм кивнул:

— Да, среди моих ребят тоже не все ладно. Правда, все это протекает помягче. Наверное, потому, что Мэрфи с ними разговаривает. Однажды я заметил, что Круз совсем плох. Потом Мэйсон начал киснуть. Может, волнуется, женится ли на Памеле, когда вернется, или нет. Но Мэрфи держит руку на пульсе.

— Но нам надо что-то предпринять, — заключил Виктор.

— Конечно. То, что поначалу удивляло, стало привычным, и мы начинаем погрязать в рутине.

— Мои ребята начинают подумывать о том, что когда-то придет демобилизация — а что они увидят, вернувшись, насколько изменится мир? — Виктор вздохнул. — А здесь мы в ГУЛАГе Ахимса.

— Эй, парень, даже не смей думатьоб этом, когда ты рядом со своими ребятами. Этого только не хватало.

Виктор невесело усмехнулся и задумался о своей Туле. Ты еще помнишь меня, отец? Это для тебя важно? — я стал настоящим солдатом.

Нет, я держу при себе эти мысли. Но они и сами скоро об этом задумаются.

— А женатые есть?

— Только Петр и Мика. Большинство слишком молоды. Но если уж ты женат, армия жаждет, чтобы ты был целомудрен, как монах. Партии нравится, когда люди женятся и выполняют свой долг перед Родиной, плодя новое поколение. КГБ тоже любит женатых, это помогает “стабилизировать” вспышки необузданной юности, а также постоянно держать пальцы на глотке кадровых офицеров.

— И Мика как послушный партийный мальчик женился сразу же?

— Конечно. На дочери одного из комиссаров. Она… ну… причиняла беспокойство своему отцу. Выдав ее за Габания, партия решила эту проблему. Что касается Мики, это не брак по расчету, он искренне любит ее. — Виктор усмехнулся. — Кому-кому, а уж Мике как раз лучше было бы побыть пять лет вдали от дома.

— С нею так же хлопотно?

Виктор подавил желание расхохотаться.

— Строго между нами, Сэм, в отношении мужиков она настоящая капиталистка.

— Эх, парень, понимаю. Я знавал подобную девицу. Думаю, лучше меня ей было не найти. Она могла бы остепениться, купить хороший дом, получать неплохие деньги ежемесячно — в общем, все что положено, но я не смог поломать ее стиль жизни и сбежал. Так что теперь она получает пенсион.

— А почему ты сбежал?

Сэм усмехнулся.

— Ну, она проштрафилась. Повела себя как пятая колонна и притащила с собой некую бактерию, которая внедрилась в нее, когда она приоткрыла тылы дружественным войскам. А ты? Не женат?

В голове Виктора вдруг снова мелькнул образ горящей афганской девушки.

— Нет. Думаю, ты понимаешь, почему. Для меня женитьба была бы ошибкой. Конечно, мне несложно жениться и производить на свет сильных сыновей на благо Родины. Но, кроме этого, у меня не было бы с женой ничего общего. — Он покачал головой. Я всю оставшуюся жизнь проживу с кошмаром Бараки. —Мне кажется, что лучше жить одному полной жизнью, чем влачить существование с женщиной. Как мне с ней разговаривать? Как я рассказал бы ей, что чувствую после возвращения с задания? Я еще не встретил женщину, которая согласилась бы иметь со мной дело, зная, кто я такой. Значит, лучше просто избегать женитьбы — и в то же время не позорить армию распутством.

Сэм вскинул бровь.

— Здесь есть Светлана.

Он лукаво подмигнул Виктору.

— Нет, дружище. Светлана — майор КГБ. Мы слишком много знаем друг о друге. Скажи, ты когда-нибудь наблюдал скорпионьи свадьбы? Самец выбрасывает семя на скалу и начинает осторожную игру с самкой. Он должен расставить клешни и подгонять ее сложными маневрами к семени, до тех пор пока она не позволит ему совокупиться с ней, как это делают другие живые существа. Боюсь, что мы со Светланой в этом случае слишком похожи на таких скорпионов.

Сэм кивнул,

— Она красивая женщина.

— И опасная.

— Я буду помнить об этом. Кажется, она подумывает о том, чтобы превратить меня в платного агента КГБ, когда мы вернемся.

— И ты об этом задумываешься? — Виктор не изменил своей свободной позы, но внутри у него зажегся внезапный жгучий интерес. Если ты можешь предать свою страну, Сэм, что же ты можешь сделать с теми, кто от тебя зависит?

Сэм медленно качнул головой, отрицая это предположение. По лицу скользнуло разочарование.

— Я видел твой взгляд, Виктор. Извини. Это не для меня. Не знаю, будь у Советов другая политическая система, тогда кто знает… Но факты говорят о том, что это не так. В партии слишком много злоупотреблений, слишком много народу ссылают в Сибирь. Сталин убил больше людей, чем Гитлер, а ведь Сталин был свой.

— Сталина давно уже нет,

68
{"b":"10197","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Земля забытых
Тонкое искусство пофигизма: Парадоксальный способ жить счастливо
Эта свирепая песня
#Girlboss. Как я создала миллионный бизнес, не имея денег, офиса и высшего образования
Сердце дракона
Секреты красоты девушки онлайн
Как хороший человек становится негодяем. Эксперименты о механизмах подчинения. Индивид в сетях общества
Спецназ Великого князя
Будда слушает