ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тогда нам придется их уничтожить.

* * *

— Майор? Ты дома?

Светлана проснулась и села на кровати, зажмурившись.

— Шейла? Это ты?

— Можно на минуточку?

Светлана встала и оделась, поглядывая на часы, светящиеся на экране. Какого черта ей не спится в это ночное время?

Шейла выглядела как сто чертей — щеки просто исчезли, под глазами тяжелые мешки. Так может выглядеть только женщина, чей единственный ребенок умирает от рака.

— Когда ты ела в последний раз? — нахмурившись, спросила Светлана.

— Утром. Я поела раньше всех.

— Это было почти сутки назад. Пошли.

Они зашагали по пустынным коридорам. На душе у Светланы было скверно.

Они вошли в столовую: яркий свет заливал длинные ряды пустых столов. Светлана заказала Шейле плотный английский завтрак: ветчину, яйца, лепешки с патокой, йоркширский пудинг, чашку кофе и стакан молока.

— Ты хочешь, чтобы я лопнула? — спросила Шейла, когда Светлана поставила перед ней поднос.

— Чтобы огонь горел — настоящий или душевный, — необходимо горючее. Недоедание ведет к ошибкам.

Шейла рассеянно улыбнулась.

— Наверное. — Она взяла вилку и начала есть, а Светлана пошла за своей тарелкой.

Когда они отодвинули пустую посуду, Шейла прикрыла глаза и зевнула.

— Да, наверное, мне надо было поесть. Нужно записывать где-то для памяти, когда следует перекусить.

— Мы приближаемся к концу, да?

— Да. — Шейла отсутствующим взглядом уставилась на дальнюю стену. — Толстяк сказал мне, что осталось дня два. Если точнее, около пятидесяти часов.

Душа Светланы сжалась.

— Неужели прошло уже шесть месяцев?

Шейла провела ладонью по лицу, словно массируя, разгоняя кровь по усталой плоти.

— Да, странно. Как продвигается твоя учеба?

— Мне кажется, я уже начинаю понимать, как что действует.

— Рада это слышать. — Лицо Шейлы посуровело. — Предполагаю, что, если задать правильную программу, с помощью компьютеров можно все держать под контролем. Ты думаешь, это реально? Например, если взять правительство. Может обычный опытный человек в критический момент взять ситуацию под контроль и запустить собственную программу?

Волнение Светланы усилилось.

— Думаю, все зависит от системы, майор. Например, в Вашингтоне все компьютеры соединены в одну сеть. В Москве компьютеры имеют обыкновение ломаться в самый ответственный момент, во всяком случае мне так говорили. Они не такие сложные, как система Ахимса, которая полностью централизована. Мы многому можем научиться у них.

Шейла вскинула бровь, в глазах ее явно читался вопрос.

Светлана замешкалась.

— Никто еще не делал такой попытки, связанной с правительством. Дело страшно рискованное. Думаю, ты хорошо знаешь прошлое. Если бы кто-то попытался и был пойман с поличным… ну, кто знает, что бы произошло. В Москве это обернулось бы расстрелом, в Вашингтоне они бы заперли неудачника и выбросили ключ от замка.

— Да, конечно, только отчаяние может толкнуть человека на такой риск. Но если система отлажена, как ты думаешь, это можно сделать?

Светланино сердце билось как сумасшедшее.

— Только теоретически… К тому же я не специалист, майор.

Когда Шейла поднимала чашку с кофе, рука ее дрожала, а горящие глаза, обведенные черными кругами усталости, неотрывно смотрели в глаза Светланы.

— А что, по-твоему, сказал бы специалист?

Ладони Светланы похолодели. Она уперлась тяжелым взглядом в стоящую перед ней пустую тарелку, размышляя, насколько глубоко она продвинулась в изучении компьютерной системы Ахимса.

— Самый лучший специалист справился бы с такой задачей.

— А как ты думаешь, самому лучшему специалисту потребовалась бы тренировка? Или его прошлый опыт в диверсиях подобного рода, пусть даже ограниченный, оказался бы достаточным?

Светлана перевела дыхание, вспоминая свой путь сквозь путаницу входов в систему, который она так тщательно отобразила в своих закодированных записях. Чего ждет от нее Шейла? Конечно, вмешательства в систему? Но на каком уровне? Организовать прикрытие на полчаса в виде изображения двух спящих женщин было осуществимо. Эксперимент прошел успешно. Но ведь они сделали только одну попытку.

— Трудно сказать, не зная системы в целом и масштабов проекта.

Шейла кивнула, откинулась на спинку стула и машинально сжала в руке чашку с кофе.

— Ладно, все это не так важно. Я просмотрела записи наших учений с первого до последнего. Ты бы удивилась нашим успехам. Я думаю, на Тахааке все будет в порядке. — Она подняла глаза и снова пристально посмотрела на Светлану. — Я все-таки очень надеюсь на то, что и Толстяк увидит, насколько мы продвинулись. Мне бы хотелось, чтобы он думал, что мы волшебники.

— Волшебники?

Шейла вздохнула и, многозначительно улыбаясь, сделала глоток.

— Когда ты была маленькой, ты никогда не видела волшебных картин? Или фокусников? Ну, знаешь, карточные трюки, всякие там кролики, выскакивающие из шляпы, и тому подобное. Ловкость рук. Обманные движения. В политике тоже бывает такое. Помнишь Огаркова?

В твоем плане новая перестановка? Черт побери, Шейла! Ты понимаешь, чего хочешь? У меня есть всего пятьдесят часов или даже меньше. И у меня нет способа проверить свои возможности исполнения твоего плана!

Шейла нервно хихикнула.

— Черт побери, выслушай же меня! Давай поговорим о фокусниках и о детстве. Ты что, считаешь, что я устала, что ли? Ты помнишь сказки из наших фантастических книжек, волшебные сражения? Злой король видит то, чего на самом деле нет, он находится под чарами волшебника. Демоны превращаются в белых рыцарей и скачут в поля, где работают ничего не подозревающие крестьяне. Когда битва окончена, волшебник машет рукой, и король оказывается лицом к лицу с реальностью.

Светлана медленно кивнула, холодок проник в ее сердце. Боже мой, Шейла. Разве это выход? И на карту поставлены наши жизни? Фокусы и фантазии?

Она разгадала план Шейлы.

— Тебе следует немного отдохнуть. Все эти разговоры о компьютерах и фантастических войнах… Ты устала, Шейла.

Данбер встала, всем видом выражая непреклонность.

— Наверное. Извини, что разбудила тебя в такой безбожный час. Просто возникла потребность поделиться с кем-то. — Она положила руку на плечо Светланы. Ее пальцы отчаянно сжались. — Ты со мной?

Светлана поколебалась.

— С тобой, майор. — Душа ее перевернулась. Она чувствовала, что сама вынесла себе приговор. — Иди поспи немного. Пусть тебе приснятся фокусники, волшебники и короли. Кто знает, черт побери, может, произойдет чудо.

Если я не оплошаю — Ахимса не избежать чудес!

* * *

Раштак раздраженно передвигался по комнате, зная, что за дверями Совещательной Палаты толпились Пашти, охваченные страхом. Посреди помещения в полной неподвижности отдыхал Чиилла. Желто-оранжевые кристаллы его тела испускали мерцающее сияние. Раштак чуть ли не силком затащил Еетака и Аратака в Совещательную Палату, захлопнув дверь перед заискивающими рабами.

Еетак распростер плоское тело на полу и, глядя основными глазами на Раштака, завибрировал, забарабанил угрюмо по проводящим звук плитам. Аратак завалился на бок и в таком положении продвинулся еще на несколько метров вперед, только потом встав на ноги. Все это, конечно, нервы.

Фиолетовые проклятия! Мы на самом краю пропасти. Сколько времени мне удастся продержать их в сознательном состоянии? Где Толстяк? Где люди?Подняв вверх клешни и громко щелкая ими,

Раштак медленно ползал вдоль стен.

Фиртак не смог оказать сопротивления наступившим циклам. Он забаррикадировался в одном из отсеков станции со всеми своими самками и огромными запасами продовольствия. С ним ушли несколько сотен рабов: целая секция и два прыжковых корабля оказались отрезанными.

89
{"b":"10197","o":1}