ЛитМир - Электронная Библиотека

— Никто не ожидал, что они дойдут до самого Красноярска и захватят реактор. Так вот. Мы их отбросили.

— Но ценой каких территорий! — Растиневский обхватил голову ладонями, мрачно уставившись на карту. — Да что говорить, после гитлеровского нашествия впервые войска НАТО сражаются на нашей земле. Они на Украине.

— Но и у нас дела идут неплохо. Мы наступаем на Аляске. Мы их оттеснили. И не только это: наша разведка значительно сильнее, чем их. Они понятия не имеют о том, что у них в штабе работает сотрудник КГБ. Каждый раз, когда они завершают строительство военного завода, мы запускаем новые реакторы. Уверен, они рвут на себе волосы.

Растиневский кивнул:

— Да, конечно, но какой ценой. За последние два года мы потеряли шестьдесят девять процентов межконтинентальных бомбардировщиков. А производство почти стоит на месте. В конце семидесятых мы допустили грубую ошибку, когда перешли от выпуска множества простых дешевых самолетов к производству этих инженерных чудес с такой сложной конструкцией. Когда Горбачев сместил акценты в промышленности с тяжелой индустрии на производство товаров народного потребления, мы перерезали глотку военно-промышленному комплексу.

— Американцам сейчас не легче. Мы разбомбили их главные авиационные заводы. Самые лучшие промышленные комплексы лежат в руинах.

Сергей бросил на Евгения тоскливый взгляд.

— А ты видел Москву?

Карпов махнул рукой.

— Она выглядит так, как выглядел Берлин в конце Великой Отечественной. Нам не понадобится много времени, чтобы восстановить ее. А кроме того, Бостон, Нью-Йорк, Вашингтон, Денвер, Атланта, Сан-Франциско, Сиэттл… все они ничуть не в лучшем состоянии, чем Москва, Киев и Краков.

— Итак, проливая реки крови, мы отбросили китайцев назад. Бей-Джинг говорит, что они хотят перемирия. Почему? Потому что мы взорвали их любимый город? Или потому, что танки “Т-86” прорываются сквозь Великую Китайскую стену?

— Может быть, они не ожидали, что за первые же семь месяцев потеряют пятнадцать миллионов, — вскинул бровь Карпов.

— И в эпицентре всего этого сумасшедшего месива хаммеровская дивизия продолжает удерживать Брюссель. — Растиневский покачал головой. — Не представляю, как им это удается. Ведь сейчас стало так трудно со снабжением. Карпов почесал в затылке.

— Мне бы хотелось поговорить с тобой о Китае. Если мы примем их предложение о перемирии, ты сможешь оттянуть войска и использовать их для изгнания американцев с Дальнего Востока или для восстановления границ на западе. Какие есть предложения?

Сергей тяжело вздохнул, странная грусть заполнила его глаза.

— Сейчас сражения идут на Украине. Надо отбросить врага в Восточную Польшу. На это есть исторические причины, Евгений. Только когда мы стали теснить Гитлера, поляки, чехи и венгры, присоединились к нам. Сейчас они приветствуют войска НАТО, как героев. Надо бросить на запад все внутренние ресурсы, иначе мы навсегда потеряем могущество матери-России.

— Да. В таком случае заключим мир с китайцами и посмотрим, что будет делать НАТО.

* * *

Шейла Данбер зажмурилась, чтобы скрыть лихорадочный блеск глаз. Она чувствовала физический и эмоциональный подъем. Взяв в руки чашку, она сделала огромный глоток кофе. Они так долго готовились к этому дню. Продовольствие собрано и уложено в пакеты, одежда убрана с пола: они давно заметили, что все вещи, попадающие на пол, бесследно исчезали. Были сделаны запасы воды в забавных флягах Ахимса, изготовленных их волшебной фабрикой. В будущем их отношения с Толстяком вряд ли будут очень дружелюбными.

Шейла ощущала боль в каждой частице своего тела. Она вгляделась в лица людей, которых она так хорошо теперь знала и от которых полностью зависела. Многие хорошо выспались за ночь, выглядели свежо и подтянуто.

— Леди, джентльмены, друзья, — начала она говорить хриплым от недосыпа голосом. — Некоторые из вас, наверное, заметили, что на корабле произошли кое-какие изменения. Если вы заходили в кабину наблюдения, то, наверное, увидели, что звезды остановили свое движение. Толстяк отключил генератор нулевой сингулярности: теперь мы находимся в обыкновенном космосе. Тахаак расположен в четырех часах полета от нас.

Она внимательно следила за реакцией людей на ее слова. Лица посерьезнели, кое-кто заерзал на сиденье. Шейла продолжала.

— Что бы я ни делала, я старалась, чтобы мои действия принесли максимальную пользу. Мы подготовились к войне, в которой никому из нас не доводилось принимать участия. На будущее — вы должны больше полагаться на свое чутье и наблюдения… Каждый из вас является лучшим представителем нашей планеты. Вы поднялись с поверхности Земли в пузырях пришельцев, вы видели, как исчезают из вида ваши дома и страны. Вы попали туда, где ни разу не ступала нога человека. Вы научились воевать с космическими существами и атаковать космические станции. Вы выходили за борт кораблей в глубокий космос и видели другой конец вселенной. Люди, это последний бой, последний вызов. Если мы не выполним нашу миссию с честью, мы можем погубить свою планету.

Она наклонилась вперед, всматриваясь в лица людей.

— Вы понимаете это? Подумайте о своем доме, вспомните лица детей. То, что мы делаем, прямо повлияет на каждого мужчину, каждую женщину, каждого ребенка на Земле. Если мы сделаем ошибку, если что-то пойдет не так, как надо, пришельцы сделают из нас виноватых, а Земля и человечество заплатят за нашу ошибку.

Как она устала, боже, как устала. Она выпрямилась, вспоминая истории Моше о войне Иом Киппура, когда израильские солдаты воевали иногда по четверо суток без сна. Эти воспоминания вселили в нее силы.

— Во время атаки вы разделитесь на четыре тактические группы. Вы знаете все этапы — не сомневаюсь, даже если во сне вас спросят о последовательности действий, вы ответите правильно.

Они смущенно засмеялись.

— Тем не менее вы должны быть готовы к самому худшему. Если возникнут какие-то препятствия, если Пашти поведут себя неожиданно, если события будут развиваться подозрительно, немедленно связывайтесь с нами. Майор Детова будет держать связь со станцией Пашти. В ее распоряжении будут находиться мониторы. Если что-то изменится, мы сообщим об этих изменениях незамедлительно. Главное — четкая связь. Если кто-то попадет в переплет, немедленно сообщите. Мы рядом с вами, мы вас вытащим из беды.

Она едва не заплакала — ее переполняло чувство гордости. Она так гордилась этими оторванными от родного мира людьми — такими разными и в то же время такими похожими друг на друга.

— Толстяк в шутку потребовал, чтобы мы стали звездными призраками. Никто не должен узнать, что нападение на станцию совершила наша маленькая команда. Мы не должны оставлять следов, ни единого свидетельства о том, кто мы такие. Звездные призраки. Люди наконец-то отправились к звездам, но каким странным путем! Полагаю, нам следовало бы как-то назвать себя. “Отряд Призраков” — такое название кажется мне подходящим. Ну что ж. Призраки, наше время пришло. Я могу только надеяться и уповать на то, что вы подчинитесь каждой букве приказа. Что бы ни происходило, помните: вы — профессионалы.

Она еще раз обвела их взглядом. Молчаливое согласие грело ей душу. Теперь все зависит только от них. Теперь надо действовать. —Удачи вам, люди. Возвращайтесь живыми.

ГЛАВА 25

Стоя около пищевого автомата, Раштак с наслаждением разрывал челюстями нежную плоть Бакгила. Одно нашествие циклов ему удалось пережить — тогда он был совсем молод. Он, помнится, прибился к Аактаку, выбор оказался удачным. Слабые воспоминания о тех временах сохранили чувство страшного голода, постоянного страха и неудовлетворенных половых потребностей, ведь все самки принадлежали хозяину. Теперь наступили новые циклы, и главным их признаком была прожорливость. Он наслаждался до тех пор, пока не затрещал зуммер:

91
{"b":"10197","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
За пять минут до января
Звездочёты. 100 научных сказок
Аргонавт
Сердцеедка без опыта
Князь Холод
Магическая уборка для детей. Как искусство наведения порядка помогает развитию ребенка
Возлюбленный на одну ночь
Судьба из другого мира
Хтонь. Зверь из бездны