ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лес внезапно кончился, и беглецы, выйдя на опушку, увидели, что дальше дорога идет под уклон, а в раскинувшейся внизу долине лежит огромный город.

Это был город странный и необычный. В его центре располагалось огромное круглое строение без крыши, а от него лучами расходились во все стороны широкие прямые улицы, — и город при взгляде на него сверху напоминал распластавшегося на дне моря осьминога. В секторах, на которые делили город улицы-лучи, беспорядочно толпились здания. Ближе к центру это были огромные дома, окруженные пышными садами и соединенные между собой прямыми проездами. Но чем ближе к окраинам, тем ниже становились строения, сады уменьшались, словно усыхая, а проезды теряли прямизну и превращались в невообразимую путаницу ломаных линий. Судя по всему, когда-то и этот город окружала стена, — но со временем Рим разросся, распух, как растущее на дрожжах тесто, и вывалился за стену, попутно развалив ее. Иеро, пристально всматриваясь в город, без труда находил взглядом остатки этой кольцевой стены — теперь она проходила бы посередине Рима…

Между лесом и городом лежало огромное пространство, занятое огородами. Аккуратные высокие грядки были засажены самыми разнообразными овощами и ягодами, большинство из которых священник видел впервые. Но кое-что он узнал. Вон там — резные листья огурцов. По другую сторону дороги — подвязанные к высоким крепким кольям кусты помидоров. А то — наверняка земляника, только очень крупная, каждый кустик высотой в полметра… Над грядками тянулись крепкие деревянные лотки, поднятые над землей почти на полтора метра. Дубовые стояки, поддерживавшие этот своеобразный водопровод, были толстыми и почерневшими от времени. Кое-где между грядками виднелись сложенные из веток хижины или шалаши. То ли в них хранились инструменты огородников, то ли там ночевали сторожа… Иеро забросил ментальный щуп в ближайший шалаш. Да, там, внутри, мирно спал человек. Если он и должен был охранять посадки, он делал это не слишком старательно.

— Ну, чем займемся теперь? — Мысленный голос Лэсы оторвал священника от созерцания города и его окрестностей. — Пойдем напрямик? До утра еще далеко.

— Подождем, пока луна сядет, — предложил Клуц. — Мы же среди этих грядок будем как на ладони!

— Да мы в любое время будем как на ладони, — возразила иир'ова.

— Нет, — решительно сказал Иеро. — Сейчас мы никуда не пойдем. В городе нам не спрятаться. Сначала нужно все хорошенько разведать. Вот проснутся все — мы послушаем, что там происходит, а тогда уже будем решать.

— Очень аппетитно выглядит вон та грядочка, — вздохнул лорс. — А я, между прочим, проголодался.

— Я тоже, — заявила Лэса. — Но жевать траву не собираюсь.

— Да тебе никто и не предлагает, — фыркнул Клуц. — Иеро, я…

— Нет, — сказал священник. — Лучше пусть Лэса надергает этой травы и принесет сюда. Ты слишком заметен, друг мой. Слишком заметен. А в каждом шалаше — человек. Они спят, конечно, ну, а если проснутся?

Лэсе не понадобилось много времени, чтобы притащить с грядки огромную охапку очаровавшей Клуца травы. Сторож в ближайшей хижине и ухом не повел, когда кошка грабила его огород. Клуц с удовольствием принялся за угощение. Сама же иир'ова вернулась в лес, чтобы раздобыть харч для себя и священника. Иеро пока что изучал ментальный фон города в долине. Конечно, большинство горожан спали. Но где-то по улицам бродила ночная стража, где-то бодрствовали веселящиеся напролет пьяницы… и, конечно, где-то там ехала по городским улицам клетка на колесах, — клетка, в которой валялись прямо на полу связанные и опоенные дурманом молодой эливенер и огромный черный медведь.

Священнику не понадобилось много времени, чтобы мысленно найти отряд, сопровождавший пленников. Воины в блестящих шлемах с пышными перьями не на шутку испугались завывавшего среди столетних дубов невидимого чудища, и подняли такой мысленный шум, что их, собственно говоря, и искать-то не надо было. Они просто «бросались в глаза». Но тем не менее священник видел: кто бы ни напал на отряд, воины защищали бы клетку с пленниками до последнего вздоха. Что-то было в этом… какой-то немалый личный интерес. И вдруг Иеро, внимательно вслушивавшийся в мысли солдат-римлян, понял: во-первых, они ожидали хорошей награды за доставку таких необычных пленников, а во-вторых, ожидали получить немалое удовольствие, когда эти пленники начнут сражаться с другими… с какими-то другими людьми и животными, которые точно так же были захвачены в плен в разных дальних местах. И еще воины рассчитывали «сделать удачные ставки». Иеро не понял, что это значит, но запомнил, на всякий случай. Впрочем, он подозревал, что речь идет о каком-то споре на деньги, и воины рассчитывают его выиграть. Вскоре брата Лэльдо и Горма, по-прежнему ничего не соображавших, вытащили из клетки и отнесли в какое-то помещение.

Теперь уже Иеро ничуть не сомневался в том, что римляне и в самом деле восстановили доисторическую забаву: бои гладиаторов. Да, в это трудно было поверить… чтобы страна, когда-то, до ядерной катастрофы, бывшая не просто цивилизованной, а еще и весьма религиозной, превратилась в оплот самого разнузданного язычества… Впрочем, лошади говорили ведь о какой-то Новой Римской Церкви… и что же это за церковь, если она одобряет рабство и дикие развлечения? Да еще и преследует мыслящих четвероногих?.. Как это странно!

Вернулась Лэса и принесла священнику птичьих яиц. Судя по довольному виду кошки и по тому, как она время от времени облизывалась, сама она тоже голодной не осталась. Потом Лэса собрала все кожаные фляги и снова умчалась — на этот раз за водой к ручью, который она обнаружила неподалеку. Клуц, доев сочную траву и немножко подумав, тоже отправился к ручью. Он чуял воду за несколько километров, так что указывать ему дорогу не пришлось. Иеро на несколько минут остался один.

Он задумчиво посмотрел вслед лорсу, почти мгновенно исчезнувшему в густой тьме леса. Если бы Клуц был хоть немножко похож на лошадь… так ведь нет. К тому же лорс по сравнению с лошадьми огромен… как же им проникнуть в город? Ведь стоит им попасться на глаза местным жителям, и на них тут же начнется охота. И даже если лошади хотят помочь чужеземцам — что они могут сделать? Они ведь находятся в зависимом, подчиненном положении… Вот разве что у них отыщутся союзники среди людей…

Вернулись Лэса и Клуц, притащив изрядный запас воды — на всякий случай. До рассвета оставалось не так уж много времени. Иеро, все больше и больше тревожась за друзей, запертых где-то в самом центре огромного города, предложил:

— Лэса, давай попробуем еще раз связаться с ними… где твой ментальный экран?

Иир'ова достала светлую серебристую пластинку и спросила:

— Ты как свою держал в прошлый раз?

— Я… — Священник не сразу вспомнил. — Да, я его сжал в правой руке, очень крепко. И не переворачивал, петля цепочки была с моей стороны.

— Надо же… а я свой экран, выходит, держала вверх ногами, — заметила Лэса. — Надо бы нам попробовать разные варианты, как мы делали это со стеклами пришельцев.

— Сейчас попробуем, — кивнул Иеро. — Хотя вариантов получается довольно много, тебе не кажется? Ну, неважно. Похоже, пока что им не давали нового питья. А действие прежнего могло уже ослабеть… ну-ка…

Они с Лэсой сосредоточились, держа свои ментальные экраны так же, как в первый раз, и слив воедино направленные лучи мысли. Но ничего не произошло. Решив, что все дело в слишком большом расстоянии, они начали поворачивать экраны так и эдак, снова и снова посылая мысленные волны к своим ничего не соображающим друзьям.

И наконец им улыбнулась удача. Да такая, о какой им и не мечталось.

Они вдруг услышали спокойный и ровный мысленный голос брата Лэльдо:

— Что происходит? Где мы? Чего вы так раскричались?

— Лэльдо! — мысленно взвыла иир'ова. — Наконец-то! Очнулся! А толстый как себя чувствует?

— Сама такая, — ворчливо откликнулся Горм. — И что у тебя за привычка вечно обзываться? А Клуц с вами?

18
{"b":"10198","o":1}