ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ну и ну! — Горм чуть не споткнулся, всхлипнув от смеха. — Ну и ну! Значит, если бы вы не натолкнулись на вход в подземелья случайно, Лэса устроила бы отличный спектакль, отыскивая подруг и детей котов!

— Да уж, хитра наша Лэса! — фыркнул Клуц. — Сначала унюхала какую-то щель, а потом пошла торговаться с котами! Ну и ну!

Иеро только качал головой, дивясь выходке Лэсы. И хоть бы слово кому сказала! Впрочем, она, конечно, и не могла ничего сказать — потому что ее могли услышать не только коты, но и служители Новой Римской Церкви. А тогда вряд ли удалось бы спасти пленниц подземелий. Теперь же их выведут наверх, и коты навсегда покинут вечный город, вернутся на свою родину, или уйдут в какие-то другие места… коты не лошади, им легче устроиться. Они умеют приспосабливаться к любым условиям.

— Лэса, — спросил эливенер, — надеюсь, ты не забыла показать котам ту лазейку к их подругам, которую нашла?

— Я нашла кое-что получше, — высокомерно откликнулась иир'ова. — Я нашла лазейку к их детишкам!

— Ур-ра! — дружно рявкнули американцы. — Ур-ра!

— Да, это просто удивительно, — добавил Иеро. — Теперь им не понадобится много времени на сборы.

— Вообще-то они собирались удрать прямо этой ночью, — сообщила Лэса, и вдруг насторожилась и предупредила: — Впереди что-то странное! Клуц, стой!

Лорс резко остановился, брат Лэльдо и священник соскочили на землю. Горм поспешил к Лэсе.

— Что там? — спросил Иеро.

— Не понимаю, — хмуро передала иир'ова — Горм, что скажешь?

— Пока ничего не скажу, — отозвался медведь, застыв на месте. Потом он поднялся на задние лапы и еще раз прислушался и принюхался. Клуц тоже внимательно изучал легкий ветерок, прядая ушами.

Двое людей, спустившись на землю, ждали. Они не видели впереди ничего, кроме все той же слегка холмистой равнины и зарослей кустарника там и тут. Но они знали, что их друзья обладают куда более острым чувственным восприятием окружающего мира.

Наконец Лэса передала:

— Я пройду немного вперед… будьте настороже.

— Может быть, мы уже дошли до той самой Стены, о которой нас предупреждали? — задумчиво произнес священник.

— Вроде рановато еще, — усомнился молодой эливенер.

— Но ведь Мик говорил, что Стена может передвигаться, что она то тут, то там, — напомнил ему Иеро.

— Я почти уверен, что это Стена, — передал Клуц. — У меня возникло ощущение преграды. И не просто преграды… — Он вдруг так сильно вздрогнул, что Иеро, стоявший рядом с ним, поспешил положить ладонь на лохматую шею скакуна.

— Что с тобой, Клуц?

— Там… там что-то непонятное. Дурное и хорошее вперемешку. Не понимаю.

Лэса и Горм одновременно повернулись и подошли к остальным. Они тоже испытывали противоречивые ощущения: то им казалось, что впереди — невидимая опасность, то чудилось, что где-то там, вдали, их с нетерпением ждут удивительно добрые и умные существа.

— Иеро, попробуй ты прощупать, — предложил брат Лэльдо.

Священник кивнул и отошел на несколько шагов в сторону, сосредотачиваясь. Затем он направил узкий ментальный луч в ту сторону, откуда шли непонятные волны, пойманные Лэсой, Гормом и Клуцем. И… и, резко пошатнувшись, едва не упал от мощного ментального удара. Друзья подбежали к нему. Он увидел огромные испуганные глаза Лэсы, настороженный взгляд Горма, тревогу на лице эливенера… Клуц наклонил голову, всматриваясь в друга…

— Ничего, все в порядке, — с трудом шевеля губами, сказал Иеро. — Это рикошет. Просто рикошет, ничего больше. Это действительно Стена, и она не пропускает ментальные лучи. Во всяком случае, внутрь.

— А изнутри, значит, пропускает, — задумчиво пробормотал брат Лэльдо. — Любопытное явление… я о таком никогда раньше не слышал.

— Я тоже, — кивнул священник, окончательно приходя в себя. — Но факт остается фактом. Я не могу мысленно заглянуть за эту Стену. А те, кто находится по другую ее сторону, наверняка нас видят и слышат.

— Да, в этом можно не сомневаться, — уверенно передала Лэса. — Так что придется нам не просто обходить это препятствие, но и обходить с большой осторожностью.

— Сначала нужно найти дорогу, — хмуро передал медведь. — Куда тянется эта Стена? Вправо, или влево, или она вообще вся сплошь зигзагами идет? Подумай хорошенько, как нам наладить правильную ориентацию.

— А экраны ментальной защиты? — напомнила иир'ова. — Может быть, они помогут?

И тут же приступила к реализации своей идеи, сняв с шеи висевшую на желтой цепочке серебристую пластинку со светящимся в ее центре едва заметным белым огоньком — знаком того, что экран настроен на волну своего владельца. Это был прибор, созданный тысячи лет назад пришельцами из других миров.

Священник и брат Лэльдо последовали ее примеру, взявшись за свои экраны. Все трое объединили свои ментальные силы и направили узкий луч в сторону Стены. Но ничего не происходило. Стена не становилась видимой.

Через несколько секунд все трое одновременно ощутили нечто странное: им отчаянно захотелось спрятать экраны ментальной защиты и никогда больше к ним не прикасаться. Они переглянулись, мысленно обменявшись впечатлениями.

— Интересно, — негромко сказал Иеро, — с чем это связано? С самими экранами? Или со Стеной?

— Неужели ты думаешь, что Стена или те, кто прячется за ней, могут воздействовать на технику инопланетян? — спросил брат Лэльдо. — По-моему, это просто невозможно.

— Ну почему же невозможно, — возразила иир'ова. — Нам ведь неизвестна природа существ, таящихся по ту сторону. Может быть, они и сами пришельцы? Или сродни им?

— Этого еще нам не хватало! — сердито передал медведь. — Лэса, а ты не могла бы попробовать свою ворожбу? Вспомни-ка, в виварии Безымянного Властителя тебе удалось же сделать видимым тот лабиринт, в котором мы блуждали!

И действительно, когда сбежавшие из тюрьмы на Великом Холмистом Плато северяне вконец перестали понимать, что происходит, и почему они никак не могут пройти какие-то жалкие пять километров, Лэса, с детства учившаяся колдовству у Мудрых Женщин племени иир'ова, сумела заставить стены лабиринта проявиться, и беглецы вырвались из него.

— Я могу, конечно, попробовать, — с большим сомнением в мысленном голосе передала кошка. — Но, видите ли, природа здешней Стены совсем другая… я не могу объяснить, в чем тут дело, я просто чувствую это. Лабиринт на Холмистом Плато был создан техническими средствами… я ничего не понимаю в технике, но знаю это. А здесь…

— Здесь Стена магическая, — твердо заявил Клуц.

Иеро вопросительно посмотрела на Лэсу, на Горма…

— Да, пожалуй, — неуверенно откликнулся медведь. — Похоже на то… но я не могу ничего сказать наверняка. Я никогда ничего такого не видел, не ощущал, даже не слыхал, чтобы кто-то рассказывал о такой магии. Не знаю я, что это такое, вот и все.

Тогда священник повернулся к молодому эливенеру.

— Лэльдо, твои наставники учили тебя многому. Ты знаешь историю Земли, как никто ее не знает. Может быть, разгадка таится в далеком прошлом?

Брат Лэльдо долго молчал, глядя в пространство перед собой, а его друзья терпеливо ждали. Наконец молодой эливенер тяжело вздохнул и сказал:

— Да, такое может быть. Мы ведь недалеко от территорий, на которых когда-то, до ядерной катастрофы, жили словены… это были такие народы… но, к сожалению, я почти ничего о них не знаю. Дело в том, что мои наставники предпочитали не иметь с ними дела. Они считают, что словены были людьми ленивыми, жадными, неопрятными и непредсказуемыми. И к тому же очень хитрыми. И еще они страдали патологической суеверностью. Вот, собственно, и все.

— Любопытно… — протянул священник. — Особенно последний пункт.

— Патологическая суеверность? — удивился Горм. — А при чем она тут?

— Ну, видишь ли, — сказал Иеро, — когда-то и моих предков другие народы считали суеверными. А потом оказалось, что это никакое не суеверие, а знание тонкой природы вещей. Теперь-то никто не сомневается в том, что рядом с нами живет множество невидимых существ… но перед ядерной войной люди слишком отдалились от природы, доверившись технике, холодному железу… а природные духи боятся холода.

29
{"b":"10198","o":1}