ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— То есть ты предполагаешь, что словены на самом деле просто жили в единстве с невидимым миром? — осторожно спросила Лэса.

— Вряд ли в единстве, — покачал головой священник. — Они были слишком цивилизованными для этого. Но, мне кажется, у них сохранялись смутные воспоминания…

— Погоди-ка, — сердито фыркнув, заговорил медведь, — к чему ты ведешь? Ты думаешь, за Стеной сидят словены? Или те природные духи, что жили когда-то рядом с ними? С кем, собственно, мы имеем дело?

— Не знаю, — пожал плечами Иеро. — Может быть, со всеми сразу. В любом случае, нам нельзя соваться за Стену, да близко к ней подходить не следует, так мне кажется.

— И ты не хочешь, чтобы Лэса ворожила? — спросил брат Лэльдо.

— Мне это кажется опасным, — ответил священник.

Путники задумались. Им в любом случае нужно было что-то придумать — ведь если они начнут на каждом шагу натыкаться на блуждающую Стену, далеко они не уйдут. Конечно, теперь они могли не опасаться погони — ведь Мик и лошади объяснили им, что римляне и вообще жители этой страны отчаянно боятся Стены, и никогда не приближаются к ней. Но еще они говорили, что из-за Стены иной раз выскакивают странные и опасные существа…

— О, ч-черт! — внезапно мысленно воскликнула иир'ова, и все тут же уставились на нее. — Если бы здесь рос хоть один ореховый куст!

— Зачем тебе орех? — осторожно спросил брат Лэльдо.

— Надо зачем, — огрызнулась кошка и вдруг сорвалась с места и вихрем умчалась к ближайшим зарослям кустарника и скрылась в них.

— Кажется, я догадываюсь, — передал Клуц. — Я слышал когда-то, что орех помогает найти воду… Лэса родилась в степях, там мало воды… конечно же, она умеет отыскивать подземные источники.

— Но при чем тут Стена? — удивился медведь.

— Наверное, Лэса почуяла в ней что-то… знакомое, — предположил Клуц. — Мне лично тоже кажется, что в природе этой невидимой преграды есть влага. А ты ничего такого не замечаешь?

Тут уж не только Горм, но и священник с братом Лэльдо принялись тщательно всматриваться в пространство перед собой, настроив все чувства на восприятие невидимого, в особенности концентрируясь на идее влаги. И через несколько секунд Горм сообщил:

— Да, пожалуй… влага в ней есть, но ее очень мало.

— И еще в ней есть уплотнение энергий, — уверенно сказал Иеро. — Очень небольшое, едва заметное… как самый легкий ветерок.

— А энергии тоже можно обнаружить при помощи ореховой рогульки, — задумчиво добавил брат Лэльдо. — Но ореха мы ни разу не видели по пути.

— Да ведь мы и не присматривались, — возразил на это лорс. — Мы неслись сломя голову, только и всего.

— А чем можно заменить орех? — спросил Горм.

— Не знаю, — покачал головой брат Лэльдо. — Иеро, в ваших краях чем пользуются лозоходцы?

Священник пожал плечами.

— Да у нас их и нет, — ответил он. — Воды в северных лесах даже слишком много, металлические руды, которые нам нужны, в основном лежат на поверхности… нет, не знаю.

Через несколько минут Лэса вернулась, неся в руках целую охапку ветвей. Она молча села на землю и принялась разбирать свою добычу. Ее друзья расположились вокруг кошки и с надеждой наблюдали за ее действиями.

Лэса, вынув из ножен на поясе свой невероятно острый изогнутый кинжал, принялась остругивать ветки, превращая каждую из них в рогульку. Некоторые ветви она после тщательного исследования отбрасывала. В конце концов на земле перед кошкой очутилась целая куча рогулек — штук двадцать, не меньше.

После этого иир'ова, тщательно обтерев кинжал и вернув его в ножны, стала поочередно брать рогульки и задумчиво их рассматривать. Некоторые рогульки удостоились того, что Лэса их обнюхивала, даже осторожно лизала кончиком языка, другим таких почестей не доставалось, их кошка просто раскладывала на две кучки — направо и налево от себя. В итоге справа от иир'ова очутилось шесть рогулек, слева — семь, и прямо перед ней — еще три.

Похоже, именно те рогульки, что лежали в центре, по мнению Лэсы выглядели наиболее многообещающими, потому что она сразу принялась за них. Взяв первую из трех рогулек обеими руками за расходящиеся в стороны концы, иир'ова направила тонкий прут на Иеро. И, прикрыв огромные зеленые глаза, прислушалась к чему-то внутри себя. Покачав головой, положила рогульку на землю и взяла следующую. Процедура повторилась…

Прошло не менее получаса, прежде чем Лэса осмотрела последнюю рогульку. И глубоко задумалась. Иеро решил, что ни один из инструментов не оказался с точки зрения иир'ова подходящим. Но он ошибся.

Лэса внезапно протянула изящную руку и сгребла все шесть рогулек, лежавших справа от нее. Остальные она небрежно отбросила ногой, встала и сообщила на общей волне:

— Будем пробовать. Горм, держи эти пять.

Передав медведю пять рогулек, Лэса еще раз внимательно осмотрела оставшуюся и на мгновение прижала ее к груди. Потом взялась за расходящиеся концы и скомандовала:

— А ну-ка, не закрывайте мне обзор!

Путники поспешно разошлись в стороны, открыв перед кошкой восточный горизонт. Лэса направила рогульку на далекие горы. И осторожно сделала шаг вперед. Постояла на месте. Снова шагнула. Снова остановилась…

Иеро вместе со всеми затаил дыхание, следя за каждым движением прекрасной кошки. Вдруг стройное гибкое тело Лэсы содрогнулось… иир'ова быстро отступила на шаг назад.

— Здесь граница, — сообщила она. — Стена уходит вправо… так… здесь углубление, что-то вроде ниши… а тут снова поворот… А, вот оно что! — вдруг обрадовалась Лэса. — Мы наскочили на острый выступ. Похоже, у этой Стены довольно сложная форма. Но в этом месте ее обойти нетрудно. Просто возьмем немного вправо, а потом пойдем в прежнем направлении!

— Все это прекрасно, — негромко сказал эливенер, — но что ты почувствовала, когда коснулась границы? Почему ты так вздрогнула? У тебя даже шерстка на спине дыбом встала!

— Да, ты уж поделись с нами, пожалуйста, — чрезвычайно вежливо попросил Горм, державший в лапе пять рогулек. — Чтобы мы знали.

Лэса обернулась, ее огромные глаза вспыхнули.

— Что я почувствовала? Удар. Эмоциональный удар. Меня шарахнуло одновременно радостью, страхом, горем и надеждой. Что вы на это скажете?

Иеро попытался представить себе подобную смесь чувств — но ему это не удалось. Он не мог вообразить, как это можно почувствовать все сразу. Он всегда полагал, что чувства должны сменять друг друга, пусть даже очень быстро, что они не бывают одновременными, если принадлежат одному и тому же существу…

— Лэса, — воскликнул он, — похоже, ты приняла сразу несколько волн! Их посылали разные существа!

— Я тоже так думаю, — кивнула иир'ова. — И у этих разных существ возникли очень разные соображения по поводу нашего прихода. Так что лучше нам держаться от них подальше.

— Но ты говоришь, что ощутила и радость, и надежду, — возразил Клуц. — А что, если там, за Стеной, кто-то надеется на нашу помощь? Ведь местные жители и близко к этой загородке не подходят, а тут вдруг целый вооруженный отряд с колдуньей во главе!

— Даже если там тысячи существ, надеющихся на нашу помощь, — твердо сказал брат Лэльдо, — мы сквозь Стену не полезем. У нас другая задача. Помочь всем, кто живет на Земле.

— Глобально, — хмыкнул медведь. — И рождает гордость за важность собственной миссии. Я начинаю казаться сам себе большим, как гора.

В его тоне звучала столь откровенная насмешка, что молодой эливенер смутился.

— Горм, неужели ты не понимаешь? — горячо заговорил он. — Мы должны, должны дойти до корабля-матки! Ты же знаешь, что происходит на нашем континенте, и все это — из-за Источника Зла, Безымянного Властителя, с которым людям не под силу справиться самим! И здесь, в Европе, люди тоже не стремятся к знанию, разве ты этого не заметил? А это значит, что и они придавлены Безымянным Властителем! Мы обязаны позвать на помощь тех, кто сильнее! Или ты надеешься, что твое племя отсидится в северных лесах, что до вас силы зла не доберутся? Доберутся, еще и как! Дай им только время!..

30
{"b":"10198","o":1}