ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Отлично, — сказал священник, вставая. — До следующей полуночи нам времени хватит. А как вы нас сюда затащили, можешь объяснить?

Нежная кроха замерла в воздухе, едва заметно трепеща крыльями, и ее сверкающие глаза уставились на Иеро.

— Затащили? — повторила она с недоумевающим видом.

— Ну да. Я же сказал — мы не собирались…

— Я полагала, к вам вышел кто-то из нас и попросил…

— Нет, ничего подобного, — объяснил Иеро. — Я лично вообще спал. И двое моих друзей тоже. А еще двое должны были нас охранять. И вдруг я просыпаюсь — уже в ваших владениях. Друзья исчезли. Как это произошло, ты знаешь?

Эни пристально всмотрелась в священника, словно не веря его словам и пытаясь понять, зачем он лжет. Несколько секунд спустя она, похоже, пришла к окончательному выводу и сказала:

— Я не знаю, но я догадываюсь. Нехорошо. Очень нехорошо.

И растаяла в воздухе.

Священник вздохнул. Да, таких существ ему никогда прежде видеть не приходилось. Если подобные им и водятся на его родном континенте — они не спешат показываться на глаза людям. Настолько не спешат, что о них и слухов не возникает. Но в этом королевстве, похоже, есть свои нелады. Кто-то поймал проходивших мимо путников… зачем? Чтобы поговорить о тонких материях? Это вряд ли. Должна быть и более ощутимая цель. Но о ней не спешат сообщить попавшимся в сеть залетным птицам. И в то же время ему и его друзьям, похоже, нечего бояться — во всяком случае, в ближайшие часы. До следующей полуночи. А потом могут явиться хищники-упыри… и им наверняка захочется полакомиться горячей кровью и живой плотью. Если эти упыри сами материальны — справиться с ними не составит труда. Если же они принадлежат к миру духов… да, задача намного осложнится.

Но самым главным для священника в настоящую минуту оставался вопрос: где все остальные? Куда их могли затащить всякие бродячие кучи?

Иеро попытался представить, как и с кем общаются сейчас его друзья… и искренне посочувствовал им. Впрочем, немного погодя он решил, что каждый из них наверняка сумел извлечь из ситуации массу удовольствия.

И не ошибся.

15

Горм и Лэса спокойно сидели неподалеку от спящих друзей. Им не хотелось говорить. События последних часов требовали некоторой толики размышлений. И оба стоявшие на страже американца думали обо всем происшедшем, не забывая, впрочем, прислушиваться и принюхиваться к ночи. Однако вокруг было тихо… даже слишком тихо. Но ничем угрожающим не веяло в теплом воздухе.

Лэса вспоминала свои переговоры с котами, которые, как выяснилось, даже от лошадей скрывали свой разум, считая лошадей не слишком сообразительными существами. Однако иир'ова сумела убедить полосатых, что им следует объединиться с прекрасными скакунами… а дальше все пошло как по маслу. Но, конечно, ей еще и повезло в том, что она почуяла вход в катакомбы, где эти ненормальные римляне прятали котят. Что ж, повороты судьбы непредсказуемы, и если случилось именно так, а не иначе — значит, подошло время для подобных изменений.

В траве неподалеку пробежал какой-то маленький зверек, и Лэса повернулась на шум, всматриваясь в темноту. Ее огромные зеленые глаза светились, кошка насторожилась… и вдруг что-то невидимое спеленало ее, не давая не только шевельнуться, но и вздохнуть. Лэса рванулась — но безуспешно. Она мысленно позвала Горма, однако ее ментальная волна завязла в пространстве. Иир'ова немного испугалась, но тут же взяла себя в руки и начала мысленно начитывать заклинание, отгоняющее духов ночи. В степях, откуда была родом Лэса, водилось много всякой нечисти, о какой на севере и не слыхивали, и все женщины ее племени умели обращаться с такими существами… но никогда не говорили с посторонними о своих знаниях по этой части. И Лэса, несмотря на многие годы знакомства с людьми, ни разу не упомянула ни о духах ночи, ни о том, что ее уже в детстве научили договариваться с ними.

Но здешние духи, похоже, имели несколько иную природу. Во всяком случае, хватка не ослабла. Лэса только открыла рот, чтобы начать песню, зачаровывающую духов ночи, как ее тряхнуло, подбросило в воздух — и она очутилась в лесу. Невидимые путы слетели с ее тела, и Лэса встала и огляделась по сторонам.

Все иир'ова отлично видели в темноте, так что отсутствие света не было для Лэсы помехой. А под деревьями было-таки темно. Ветви лесных великанов сплетались в сплошной покров, и ни клочка звездного неба не рассмотреть было наверху. Впрочем, Лэса и не особо всматривалась в то, что было над ее головой. Ее куда больше заинтересовало то, что оказалось прямо перед ней.

А перед ней вертелся в воздухе клочок белесого тумана. Иир'ова осторожно протянула руку и коснулась пальцем клочка. Тот отпрыгнул. Лэса рассмеялась и произнесла хорошо знакомое ей старое заклинание, заставляющее играющих духов утихомириться. Клочок шлепнулся в траву, как будто весил не меньше хорошего булыжника, и превратился в раздвоенный внизу обрубок дерева с двумя корявыми ветками, торчавшими по бокам. Ветки оказались руками. Обрубок неловко шагнул в сторону, намереваясь, похоже, удрать, но кошка ловко зацепила его когтями и мысленно спросила:

— Ты зачем шалишь?

Деревяшка дернулась и, сообразив, что прикидываться трухлявым пнем уже поздно, со скрипом разинула рот и пробормотала:

— А чего, уж и побаловать немножко нельзя, что ли? Чего вцепилась? Отпусти!

— Отпущу, если ответишь, кто меня поймал, — пообещала Лэса.

— Уж и поймал! — обиделась деревяшка. — Уж как будто на тебя капкан поставили! Просто в гости пригласили, вот и все. Чего тебе, времени жалко, что ли?

— Какой ты увертливый! — пожурила деревяшку иир'ова. — Отвечай, когда спрашивают, а не болтай по пустому. А то я ведь могу и…

Она зажгла на кончиках пальцев левой руки сразу пять голубоватых огоньков и демонстративно приблизила их к обрубку. Деревяшка заверещала на весь лес:

— Ой, погаси эту гадость! Ой, скажу! Ой, мамочка!

Лэса погасила огоньки и вопросительно уставилась на деревяшку. Зеленые глаза кошки горели во тьме не хуже огоньков.

— Ну? — поторопила она обрубок.

— Ну, это… вы тут мимо оказались… ну, и… наверное, этот, из пещеры под горкой… решил, что… да чего там, мы уж сколько лет ни с кем с воли не говорили! Чего тебе… ну…

Лэса разжала пальцы, и деревяшка неуклюже рванула в лес, громко топая ногами.

Иир'ова задумчиво посмотрела ей вслед. Ни с кем с воли не говорили? Интересно, подумала Лэса, значит, этот мир с точки зрения его обитателей — тюрьма? Во всяком случае, часть его жителей считает именно так. А если есть тюрьма — должны быть и надсмотрщики, сторожа…

Что ж, решила Лэса, поищем охрану. Это может оказаться любопытным. Но сначала желательно найти того, кто в пещере под горкой. И попытать его о том, как это можно спеленать прохожего и затащить в свои владения… у него что, удочка такая имеется?

Лэса прислушалась. Куда ей идти, в какую сторону? С севера тянуло только зеленью. С юга пахло равниной, ну, это понятно, именно там минуту-другую назад находилась иир'ова… Кошка была уверена, что не ее одну затащили за Стену, что все ее друзья тоже где-то здесь. Ничего, подумала она, разберемся. Не чувствуется здесь опасности. Так, на западе… на западе есть существа, но не живые. Где-то там кучкуются духи ночи, похоже, на совещание собрались. А вот на востоке… ага, где-то тут, не слишком далеко, Иеро. Конечно, это не значит, что его можно вот так запросто отыскать, но идти следует на восток и только на восток. Вот и хорошо. Как раз самое нужное направление.

Лэса неторопливо зашагала между деревьями, уделяя внимание каждой мелочи на пути. Вот у корней толстенного дерева притулился гриб. Лэса наклонилась и понюхала его, прикоснулась к бархатной шляпке ладонью. Ишь, хитрец, подумала она, мухомором прикидывается, чтобы не съели! Ну, пусть торчит тут, пока не превратится в труху. Вот в стволе дерева чуть потоньше виднеется дупло. Кто в нем живет? Нет, сейчас никого… но старое гнездо сохранилось. Птичье. Но птичка эта отличалась, похоже, немалым умом… Ладно, пошли дальше. Лэса почувствовала, что проголодалась, но на грибы у нее аппетита что-то не было. Есть ли здесь вообще простые безмозглые зверьки или птицы, которых можно съесть, не испытывая угрызений совести?

34
{"b":"10198","o":1}