ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Снова воцарилось молчание — долгое, но легкое. Лэльдо размышлял, пытаясь соединить воедино оборванные нити памяти, сложить нечто цельное и понятное из событий своей жизни… и ему это удалось.

— Но разве Стена поставлена не тобой? — задал он очередной вопрос.

— Нет.

— Тогда что она означает?

— Я не знаю. Стена возникла как бы сама собой, но я подозреваю, что это не так. Кто-то воздвиг ее. Может быть, один из нас, явившихся из далекой галактики. А может быть, те, которые живут далеко на севере этого континента. Местные называют их Другими Людьми.

— И кто же они?

— Они отказываются говорить со мной. Но они земляне. Какой-то новый вид, возникший после ядерной катастрофы.

— Но с тех пор прошли тысячи лет! А Стена, как я понял, существует не так уж давно.

— Верно. Стена возникла около тысячи лет назад. И я хочу, чтобы ты помог мне разобраться в этом. В тебе земная кровь, и возможно, они примут тебя за своего. Видишь ли, Стену необходимо убрать. Она мешает естественному ходу развития в этих краях. Ты сам видел здешних людей. Они стремятся истребить любую мысль, не похожую на их собственную. А если им придется жить бок о бок с лесными обитателями — они поневоле изменятся.

— Но они начнут убивать… а кроме того, мне говорили, что по эту сторону Стены есть опасные существа, упыри.

— Да, верно. Но упыри были всегда, и до ядерной беды, и после нее. И люди умели справляться с ними. Так пусть научатся снова. В ваших краях разве мало хищников?

— Сколько угодно, — усмехнулся Лэльдо.

— Разве они мешают вам жить по-своему?

— Конечно, нет. Мы сражаемся с ними… а ведь многие из них обладают ментальной силой. Да, ты прав, конечно. Люди здесь закисли. Им необходима встряска. Но…

Брат Лэльдо снова замолчал и снова прислушался к себе. В нем происходило что-то странное. В нем бродили новые энергии, о существовании которых он ничего прежде не знал, — а сейчас он не знал, как управлять ими… но почему-то был уверен, что научится, и очень скоро научится. Старик терпеливо ждал, глядя на Лэльдо сквозь густой дым. Старый пришелец радовался тому, что происходило на его глазах. Ведь когда его соотечественники решили рискнуть и произвести на свет ребенка от земной женщины, они не были уверены, что их расчеты верны. Некоторые считали, что вообще ничего не выйдет, хотя в принципе их расы были родственными друг другу. Но те, кто не сомневался в том, что ребенок все же появится на свет, не знали, передастся ли малышу особый дар пришельцев… или его заглушит простая материнская наследственность. А на деле получилось нечто третье…

Брат Лэльдо обладал собственным даром — и схожим, и не схожим с даром его отца. Но до сих пор он казался самым обыкновенным человеком, хотя и чрезвычайно способным. Лишь одно обстоятельство четко говорило о наличии инопланетной крови: внешность. Брат Лэльдо прожил на свете уже больше ста лет, но с виду ему было тридцать. Но этим дело и ограничивалось. И вдруг…

Старик знал, что брат Лэльдо внутренне проснулся в тот момент, когда его, сонного, провели сквозь Стену. Старик ощутил, как что-то дернулось и вспыхнуло в глубине ума молодого эливенера, но не знал, что это такое, — потому что проснувшаяся в Лэльдо энергия слишком отличалась от всех известных ему. И он не знал, почему именно Стена инициировала эту силу. Он вообще ничего не знал о природе Стены, хотя уже много десятилетий изучал ее и пытался уничтожить. Стена родилась как бы сама собой, но старик подозревал, что это не так. Однако Другие Люди с далекого севера отказывались отвечать на его вопросы. Но теперь пришел вот этот юноша…

Брат Лэльдо резко вскинул голову и сказал:

— Надо попробовать.

Старик знал, что юноша имеет в виду Стену. Надо попробовать уничтожить ее. Но как? Старик не единожды пытался сделать это. И ни разу не смог даже пошатнуть странную преграду. Похоже, наследник пришельцев сильнее тех, кто всегда гордился своим могуществом…

Молодой эливенер встал, аккуратно отодвинул табурет и спросил:

— А где мои друзья, ты знаешь?

— Да, они идут на восток, к краю леса, и будут ждать тебя там. Местный народец позаботился о них — прикрыл лес от упырей. Но только до полуночи. На большее у них силенок не хватает. А сам я никогда не вмешиваюсь в местные дела.

— Отлично, — кивнул брат Лэльдо. — Я хочу побыть один, хотя бы час. Мне нужно разобраться в себе.

— Да, конечно, — кивнул старик. — Пойдем, тут есть одно подходящее местечко. Там тебя никто не побеспокоит.

Они вышли из шалаша. Над лесом уже ярко светило солнце, вопили на разные голоса довольные жизнью птицы, порхали над лесными цветами пестрые бабочки, натужно гудели огромные толстые шмели… но Лэльдо лишь мельком глянул на окружающий его мир и тут же забыл о нем, сосредоточившись на собственном потоке сознания. Старик проводил его в глубь леса, к гигантскому старому дереву, в стволе которого брат Лэльдо увидел невероятных размеров дупло. К дуплу, расположенному метрах в двух от земли, вела маленькая приставная лесенка.

— Вот, — сказал старик. — Это место отлично подходит для медитаций. Я всегда прихожу сюда, когда мне нужно всерьез подумать. Я приду, когда ты позовешь. Только…

Он умолк, а брат Лэльдо, вопросительно глядя на него, терпеливо ждал продолжения.

— Да, — с внезапной решительностью сказал старик. — Все, что принадлежит иным мирам, ты и твои друзья должны выбросить. Просто оставьте все это в лесу. Хотя бластер можно и прихватить с собой. А вот другие вещи теперь лишь повредят тебе. Где твой плащ?

— В сумках скакуна, — коротко ответил брат Лэльдо. — Со мной только экран ментальной защиты.

— Дай его мне.

Лэльдо снял с шеи желтую цепочку и протянул старику пластинку ментального экрана, а потом повернулся и забрался в дупло. В дупле был настелен отличный пол из толстых гладких досок, и лежал нарядный мягкий ковер, сплетенный из сухих трав, и еще молодой эливенер нашел там небольшую плоскую подушку для сидения. Но взгляд Лэльдо совершенно машинально фиксировал все, что окружало его, не пропуская ничего в сознание. Эливенер уселся на подушку и углубился в созерцание.

…Старик вернулся в шалаш, достал из-под топчана небольшой полированный ящичек и поставил его на стол. Немного подумав, старик опустил завесу над входом в шалаш — плотную, из темно-синей старинной ткани. В шалаше стало совершенно темно. Старик, двигаясь в темноте свободно и уверенно, откуда-то из дальнего угла извлек медный подсвечник с одной-единственной оплывшей свечой и, запалив огонек на пальце, зажег эту свечу. Она вспыхнула странным зеленым огнем. Открыв ящичек, старик извлек из него большой бесцветный кристалл и квадратный лоскут черного шелка. Аккуратно расстелил шелк на столе, положил на него кристалл, уселся на табурет и передвинул свечу так, чтобы кристалл оказался между ним и свечой. Кристалл, освещенный зеленым огнем, и сам стал зеленым.

Пристально вглядываясь в его изумрудную глубину, старик начал негромко начитывать некую формулу. Он прочел ее десять раз, двадцать, сто… и наконец в светящейся чистоте кристалла возникла смутная тень. Всплыв на поверхность, тень оторвалась от кристалла и повисла над столом. Тень не обрела формы, оставаясь просто клочком тьмы, но старик, глядя в ее переменчивость, спокойно сказал, будучи уверен, что его услышат те, к кому он обращается, те, кто вырастил брата Лэльдо:

— Малыш проснулся.

Клочок тьмы растаял в зеленом воздухе, старик задул свечу, спрятал кристалл в ящичек, ящичек — под топчан, и, откинув завесу, вышел из шалаша. Он весело посмотрел на залитую солнцем поляну, на темные деревья, на ясное голубое небо и улыбнулся. К нему подбежал огромный заяц и сел столбиком, выпрашивая подачку. Старик достал из кармана сухарик, протянул на раскрытой ладони зайцу. Тот аккуратно взял угощение, слегка причмокнув черными мягкими губами, и старик сообщил ему:

— Скоро все изменится. Он пришел — тот, кого мы ждали. Правда, он здесь не задержится, но это неважно. А вот это отнеси на поляну к горке, — и он надел на шею зайца цепочку с серебристой пластинкой.

41
{"b":"10198","o":1}