ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Заяц умчался выполнять поручение, а старик пошел в лес.

…Солнце уже прошло половину пути к западному горизонту, когда брат Лэльдо встал, выбрался из дупла и зашагал к шалашу, не глядя по сторонам, но видя все, что окружало его, и радуясь пробудившейся в нем силе. По дороге он осторожно обшарил лес ментальным лучом, но своих друзей обнаружил уже за его пределами, на далекой опушке. Они сидели там, ожидая его, Лэльдо, уверенные, что он придет. Но Лэльдо не мог сказать им, что он немного задержится. Его ум обрел теперь новые диапазоны, и друзья не могли воспринять его передачу на тех волнах, что с легкостью проходили сквозь любые преграды. А волны прежнего типа не могли пробиться сквозь вязкое пространство, накрывшее не только лес, но и всю землю по эту сторону Стены. Вот если бы Иеро и Лэса знали, как использовать в данном случае серебристые пластинки экранов ментальной защиты… но они этого не знали, да и незачем им было это знать — ведь экраны и серые плащи из ткани, созданной в другой галактике, все равно придется оставить в лесу.

Но все это на самом деле не имело никакого значения. Молодой эливенер вышел на небольшую поляну, по другую сторону которой стоял шалаш старика, — и резко остановился.

Он почувствовал смерть.

Лэльдо бегом пересек поляну и заглянул в шалаш. Старик лежал на полу, давно уже бездыханный, но ни капли крови эливенер не увидел. Однако старик явно боролся за свою жизнь — оба табурета и стол были опрокинуты, топчан перевернут, под ногами Лэльдо, когда он вошел внутрь, хрустнул осколок глиняного кувшина. Эливенер прислушался к следам, витавшим в воздухе. Сильно тянуло чем-то чужеродным, непохожим на все знакомое. Брат Лэльдо присел на корточки рядом с телом старика и положил ладонь на остывший лоб. Сосредоточился, ловя тонкие отпечатки истекшего ума в старом мудром мозгу. Он знал, что старик должен был запечатлеть образ убийцы — специально для него, Лэльдо… ведь старик не сомневался в силах молодого эливенера. И брат Лэльдо нашел нужную ему картину.

Вздрогнув, молодой эливенер медленно поднялся и вышел из шалаша. На поляне уже собралась толпа местных обитателей, почуявших уход старца.

— Мне очень жаль, — сказал брат Лэльдо на языке, понятном лесным жителям. — Я опоздал. Вы знаете, кто это сделал. Сюда приходил Другой Человек с далекого севера. Он рассчитывал, что, убив старика, сохранит Стену. Однако Стена уже выполнила свое предназначение, и теперь она рухнет. Вам придется научиться жить рядом с людьми. Но ведь вы давно ждали и хотели этого, не так ли?

Он прочел ответ в глазах лесовиков — и, кивнув им на прощание, пошел на восток.

До полуночи еще оставалось достаточно времени, спешить было некуда. А в полночь должна была рухнуть не только та защита от упырей, которую наладили местные энтузиасты, но и сама Стена. И все изменится для тех, кто останется здесь. Но брат Лэльдо и его друзья пойдут дальше, на восток, и им придется одолеть еще немало препятствий, прежде чем они доберутся до самых высоких в мире гор.

18

На равнину, расстилавшуюся перед четырьмя американцами, уже падала вечерняя тень, а брата Лэльдо все не было и не было. Но почему-то Иеро нисколько не тревожился. Он чувствовал: эливенер обязательно придет. Ничего с ним не случилось, просто он задержался по какому-то очень важному делу.

— Иеро, о чем задумался? — окликнула его иир'ова.

— Да так, вообще, — ответил священник, улыбаясь. Он смотрел на видневшиеся далеко-далеко горы. Это были совсем не те горы, к которым они шли, но все равно они были прекрасны.

— А вдруг с Лэльдо что-то случилось? — предположил Клуц, который успел уже перепробовать все кусты вокруг. — Может, нам пойти, поискать его?

— И где ты будешь его искать, если ментальной связи нет? — поинтересовался медведь, нашедший неподалеку отличные заросли малины и повеселившийся среди них вдоволь. Впрочем, он не забыл и о священнике — принес ему с килограмм ягод в кульке, свернутом из большого листа. Иеро с удовольствием съел душистое лакомство. Но в последние два часа все они просто ждали.

— Да что с ним может случиться? — фыркнула Лэса. — Не маленький, поганки жевать не будет, а нападать на него пока что некому. До полуночи упырям сюда не попасть.

— А если он и к полуночи из леса не выберется? — не оставлял свою идею Клуц. — Тогда что?

— Выберется, — уверенно сказал Иеро. — Обязательно выберется. Я чувствую. Просто у него там какое-то дело.

— Какое у него может быть дело в незнакомом лесу? — удивился Горм.

— Ну, мало ли какое, — развел руками священник. — Ты же знаешь эливенеров. У них вечно какие-то тайны.

— А может быть, он познакомился с теми, которые живут под горками? — высказал свои подозрения Клуц. — И они его затащили туда, под землю… и ему теперь не выбраться.

— Ерунда, — отмахнулась Лэса. — Те, что под горками, слишком заняты. Им ни к чему ерундой заниматься.

— Откуда ты знаешь? — тут же спросил медведь. — Ты что, сумела с ними поговорить?

— Нет, не сумела, — с сожалением ответила иир'ова. — Они не откликаются. Но они чего-то ждут от тех, кого «приглашают» в лес. А если не дожидаются — открывают дорогу наружу.

— Ого! — воскликнул священник. — Как это ты все вызнала?

— Да уж вызнала, — Лэса явно не собиралась открывать свои секреты.

— О! — насторожился вдруг Горм. — Кто-то идет… в километре от нас… Лэльдо!

Иеро удивленно посмотрел на представителя северного лесного народа. Его собственная ментальная волна гасла, не пройдя и двух сотен метров, и то же происходило с волнами Клуца и Лэсы. А волна медведя умудрялась пройти и километр, и больше. Они уже говорили об этом сегодня, но Иеро никак не ожидал, что медведь при этом сумеет определить, кто именно приближается к сидящей на опушке компании. Но Горм был уверен: это идет молодой эливенер.

И в самом деле, вскоре все услышали легкие шаги брата Лэльдо, а потом и сам он появился вдали между деревьями. Эливенер шел медленно, склонив голову, и явно был погружен в размышления настолько, что даже и не заметил: лес кончился.

Как ни обрадовались его появлению остальные американцы, тем не менее они замерли, не желая мешать брату Лэльдо в его раздумьях.

Наконец молодой эливенер поднял голову — и увидел уставившиеся на него четыре пары глаз.

— Ох, — тихо выдохнул он. — Надо же… что-то я задумался.

В ответ раздался дружный хохот.

— Ну до чего же хорошо, что ты наконец явился! — воскликнул Иеро, от избытка чувств обнимая брата Лэльдо и хлопая его по спине. — А мы тут сидим, гадаем, куда идти, где искать!

— Да ну, — смутился эливенер. — Чего меня искать? Не ребенок…

— Вот и я им то же самое твержу — не маленький, не потеряется! — сообщила Лэса, ухмыляясь от уха до уха. — Но все-таки мог бы и поторопиться.

— Не мог, — грустно сказал брат Лэльдо. — Там, в лесу, я встретился с одним человеком…

— С человеком? — недоверчиво переспросил Иеро.

— Да, это был один из старых эливенеров… его убили.

— Как это — убили? — недоуменно воскликнул медведь. — Здесь, в лесу? Кто мог его убить? Здешний народ на это не способен!

— Это не здешний. Сюда приходил Другой Человек с севера.

— Зачем? — осторожно спросил Иеро.

— Другие Люди не хотят, чтобы исчезла Стена. Они боятся настоящих людей, даже таких нелепых, как римляне. Боятся, что настоящие люди рано или поздно придут на север… нарушат их покой.

— А Стена разве исчезла? — удивился Клуц.

— Нет, но она рухнет в полночь, вместе с защитой от упырей, и тогда заодно освободятся те, кто живет под горками. Кстати, нам бы поспешить… на равнине от упырей легче будет уберечься. Да может, они за нами и не погонятся, а полезут прямиком к большим поселениям, на радостях.

Четверка американцев уставилась на брата Лэльдо, пытаясь осмыслить его слова. Нелегко было уложить в ум все сразу: убитый старый эливенер, Другой Человек в лесу, Стена рухнет, существа из подземных пещер обретут свободу, упыри набросятся на кого попало…

42
{"b":"10198","o":1}