ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И тут же начался странный и непонятный сон.

…Вокруг него был лес, какого Иеро не видывал никогда в жизни. Деревья с толстыми рубчатыми стволами — синими, коричневыми, серыми, — тянули к нему змеиные безлистые ветви, а священник, с трудом продираясь сквозь густой и вязкий воздух, шел куда-то… он не знал, куда и зачем он идет, но его гнала и толкала вперед неодолимая невидимая сила. Он шел против своей воли, его ноги сами несли его вперед… он видел шипы на странных стволах, видел острые иглы на концах ветвей… он почему-то знал, что если одна из игл коснется его, он тут же перенесется в другую реальность, из которой нет возврата… но это не было смертью. Иеро задыхался, раздвигая руками воздух, обливался потом, в голове у него гудело и звенело, он чуял запахи тлена и горечи, слышал разлитую вокруг тоску, и все шел, шел, шел…

А потом его окружили плачущие кусты, усыпанные мокрыми черными цветами. С темно-синих листьев кустов катились крупные прозрачные слезы, кусты вздыхали, всхлипывали, икали… Иеро ощущал их беду как свою собственную и страдал, не в силах помочь… но он должен был идти вперед, не останавливаясь. Кусты пытались коснуться его цветками, но священник уворачивался, потому что это прикосновение также означало уход в другую реальность. Но он не хотел покидать этот мрачный и горестный мир, хотя чей-то голос, скучный и монотонный, твердил ему беспрерывно, что мир этот ни на что не годен, никому не нужен, мир этот скоро сгинет, и если Иеро не уйдет из него вовремя, то и сам сгинет вместе с ним… ну и пусть, думал священник, пусть я сгину, все равно это мой мир, и мне жить только в нем, мне не надо другого… но он сам не верил себе. Он ощущал себя чужеродным тому, что его окружало… но и другая реальность, манившая и звавшая его, тоже казалась ему чужой…

А потом возник другой голос, тихий и обольстительный, и стал повторять, как метроном: «Иди, иди, иди…» Но Иеро и без того шел, хотя силы его были на исходе и он готов был в любую секунду упасть и отказаться от борьбы. Вскоре кусты исчезли, вслед за ними растаяли в липком воздухе деревья… и вместо них вокруг появилось великое множество прозрачных существ с огромными стрекозиными крыльями. Существа, имевшие множество разнообразных голов, десятки рук и ног, парили над головой священника и громко пели: «Упырь укусит — и ты пропал, ты сразу сам упырищем стал. Трава-вонючка спасет тебя… трава-вонючка спасет тебя… нарви побольше ее скорей… нарви побольше ее скорей… иначе сгинешь ты без следа, твое созвездие — Водолей…» И тут Иеро увидел у себя под ногами плоские голубоватые розетки травы с круглыми пушистыми листьями. Оттолкнув плотный ком воздуха, священник наклонился и сорвал листок. Трава взорвалась оглушительной вонью, в которой смешались запахи тухлой рыбы, гнилого мяса, прогоркшего масла… Но Иеро, задерживая дыхание, все срывал и срывал розетку за розеткой, и складывал свою добычу в поспешно снятую кожаную куртку, боясь уронить хоть один-единственный маленький листочек… он задыхался от вони, но знал, что должен унести с собой много травы-вонючки, очень много… иначе пропадет не только он сам, погибнут и все его друзья…

Иеро внезапно проснулся и резко сел.

И увидел лежащую неподалеку огромную черную тушу Горма. Над медведем склонилось слабо светящееся существо, похожее на завернутый в рваные тряпки скелет…

А еще с десяток подобных существ бесшумно приближались со всех сторон к его спящим друзьям.

19

Иеро вскочил, уронив меч, и тут же ему в нос ударила волна отчаянной вони. Священник машинально посмотрел вниз. У его ног лежала куча голубоватых круглых листьев. Некоторые розетки вонючей травы были вырваны с корнем, и земля с них брызнула на кожаные сапоги Иеро. Совершенно не думая о том, что делает, Иеро наклонился, схватил горсть листьев и бросился к уроду, тянувшемуся к бесчувственному медведю. Подскочив к уроду вплотную, Иеро сунул ему в рожу листья. Скелет отпрянул, взвыл, развернулся и пустился бежать со всех ног. Задыхаясь от вони, священник растер листья в ладонях и помчался навстречу уродам, окружавшим лагерь его отряда. Он мчался от одной твари к другой, и в каждую швырял по влажному комку растертой травы-вонючки. Ему было не до того, чтобы раздумывать, как и откуда появилась у его ног приснившаяся ему трава. Уроды с воем разбегались во все стороны, и вскоре исчезли, как не бывали. Бросив остатки вонючей травы, Иеро побежал назад, к Горму. Но над медведем уже хлопотал давно проснувшийся брат Лэльдо, а Клуц, сосредоточившись, мысленно кричал, зовя кошку:

— Лэса! Лэса, где ты? Откликнись!

Ментальные волны свободно уходили в пространство, переставшее быть клейким и вязким. Но Лэса не отзывалась, и священник присоединился к лорсу, зная, что его клич уйдет дальше:

— Лэса! Лэса! Где ты?

Через минуту-другую до них донеслось:

— Я возле ручья, на восток от вас. Я попалась в капкан, мне не вырваться!

Иеро мгновенно вскочил в седло, и Клуц во весь дух помчался вдоль ручья, сминая кусты. Его длинные крепкие ноги взлетали в воздух и опускались на мягкую землю с такой скоростью, что невозможно было уследить за их движением. Иеро, держа пеленг и мысленно подбодряя Лэсу, в то же время думал о том, что случилось с Гормом. Но в любом случае эливенер куда лучше позаботится о медведе, чем священник, ведь эливенеры всегда славились своим умением лечить самые невероятные болезни и раны…

…Это был не просто капкан. Иир'ова попала в ловушку, поставленную похожими на скелеты уродами. Они, засев на деревцах небольшой рощи, через которую иир'ова пробегала в поисках добычи, набросили на Лэсу сеть. Сеть оказалась не настолько крепкой, чтобы кошка не могла разорвать ее, тем более, что у Лэсы был при себе кинжал, — но уродов было слишком много, и они сгрудились вокруг Лэсы… К тому времени, когда Клуц бурей ворвался в рощу, уроды уже тянули к кошке свои тощие руки с длинными острыми пальцами, каждый из которых заканчивался раздвоенным когтем… а другие уроды в это время сидели на деревьях, швыряя в Лэсу ветки.

Уроды ничуть не испугались лорса, наоборот, в ночи раздался радостный вой голодных упырей. Добыча сама шла им в зубы! Иеро, и не подумавший о том, чтобы захватить с собой горсть травы-вонючки, все же не растерялся. От его ладоней несло так, что он едва мог выдержать этот запах, и лишь то, что Клуц мчался с бешеной скоростью, и ветер уносил вонь, дало священнику возможность не потерять сознание от духа опасной травы. Но сейчас эта вонь была лишь кстати. Иеро бросился на уродов. Он наотмашь колотил их по рожам, он совал прямо им в носы свои вонючие руки, — и уроды жалобно заскулили и, прихватив остатки изодранной в клочья сети, пустились наутек.

Обозленная донельзя иир'ова хотела было догнать одного из уродов и врезать ему как следует, но священник закричал:

— Не трогай их, Лэса! Это опасно! Ты можешь сама превратиться в такого упыря!

Лэса остановилась на месте, как вкопанная, и недоуменно спросила:

— Как это — превратиться в такого?

— Не знаю, — устало ответил Иеро. — Просто тот, кого укусит эта тварь, сам превращается в такого же урода. Вот и все, что мне известно.

— А чем это от тебя так жутко воняет? — спросил лорс, стараясь держаться с подветренной стороны от священника. — Послушай, ручей рядом, ты не хочешь немножко помыться?

— Хочу, — вдруг расхохотался Иеро. — Еще и как хочу!

Он побежал к воде и, присев на корточки на маленькой песчаной отмели, опустил в воду вонючие ладони. Вода ручья была темной и холодной, но едва она коснулась рук священника, перемазанных соком травы-вонючки, как тут же побелела, словно в нее влили ядовитого сока молочая, и нагрелась. Иеро ахнул от удивления. Вот это травка! Что же это за чудо такое, откуда оно взялось? Конечно, теперь священник не сомневался в том, что его сон вовсе не был сном, что его занесло в какую-то другую реальность… но как это могло произойти? Ему что-то не верилось, что он сам сумел преодолеть границу миров. Но кто мог проделать с ним такой фокус, и чего ради этот кто-то взялся помогать американцам, залетевшим на чужой материк? Ладно, решил Иеро, тщательно отскабливая ладони песком и пучком обычной травы, пахнувшей зеленью, потом об этом подумаю. Точнее, надо рассказать все друзьям и подумать всем вместе. Может быть, брат Лэльдо что-нибудь знает? Его, как-никак, воспитывали пришельцы…

44
{"b":"10198","o":1}