ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, увы, подумал священник, никто не властен над будущим. И если не судьба Земле носить на себе детей двух планет — значит, не судьба. И ничего тут не поделать.

20

Ночь прошла спокойно, утром путники отправились дальше, а к полудню характер местности начал меняться — до сплошь поросших лесом гор с маленькими снежными шапками оставалось совсем немного. Равнина перестала быть ровной, теперь американцы шли то вверх, то вниз, словно взлетая на морских волнах и падая вместе с ними. Все чаще и чаще на их пути попадались большие рощи, дорогу пересекали холодные звонкие ручьи, все больше всякой живности суетилось вокруг.

Но почему-то все местные обитатели — и звери, и птицы, и рептилии, — не проявляли никаких признаков ума. Они испускали только обычные ментальные волны, свойственные животным, — желание накормить детенышей, что-то съесть самим, куда-то побежать, где-то спрятаться… Сначала американцы не поверили в то, что совсем неподалеку от леса, где даже змеи были способны рассуждать здраво и логично, находится огромный край, полностью лишенный мысли — если не считать человеческие поселения, разбросанные тут и там по равнине. Впрочем, именно эти островки мысли американцы старались обходить как можно дальше, во избежание новых совершенно ненужных им приключений.

— Почему бы это, Иеро, как ты думаешь? — спросила иир'ова. — Почему здесь животные не умеют думать?

— Да откуда мне знать? — удивился священник. — Спроси брата Лэльдо, он поумнее меня. И знает больше.

Но молодой эливенер точно так же не находил ответа. Он уже исследовал местную живность на особых ментальных диапазонах, недоступных его друзьям, заподозрив, что местная флора общается на какой-то специальной волне, — но тоже ничего не обнаружил. Но кое-какие соображения у него все же возникли, хотя он и не спешил поделиться ими со спутниками. Сначала нужно было самому хорошенько подумать и разобраться.

Однако его друзья и сами пришли к сходным выводам.

— Мне кажется, — передал медведь, — что в этих краях вообще с мыслью туго, а в том лесу разум развился только благодаря Стене. Она как-то подтолкнула процесс.

— Я тоже так думаю, — заявила иир'ова. — Но все равно странно… должны же быть причины? Везде, где мы бывали, кто-то из четвероногих умеет думать, а здесь почему-то нет! Ни одного!

— Кто-то их давит, — хмуро высказался Клуц. — Я чувствую.

— Как это — ты чувствуешь? — встрепенулся ушедший в свои мысли священник. — Что ты чувствуешь? Почему молчал до сих пор?

— Это где-то в горах, — пояснил лорс. — Чем ближе мы к ним подходим, тем отчетливее ощущение.

— Но я ничего такого не улавливаю, — растерянно сказала Лэса.

— И я тоже, — огорченно передал Горм.

— У меня есть рога, а у вас нет, потому вы и не можете поймать эту волну, — без тени сомнения в мысли сообщил Клуц. — Она очень слабенькая. Собственно, это и не волна. Это поле. Оно стабильно. И я его ощущаю именно кончиками рогов.

Иеро был очень сильным телепатом, самым, пожалуй, сильным на севере американского континента, — но как он ни старался, он не мог поймать то поле, о котором с такой уверенностью говорил большой черный скакун. Может быть, и в самом деле рога тому причиной, думал Иеро, или же это поле обладает некоей особой природой, а потому вообще недоступно двуногим. Брат Лэльдо, сидевший позади него на спине лорса, молчал, сосредоточенно изучая окружающее энергетическое пространство. Но явно пока что ничего не смог обнаружить. А ведь брат Лэльдо обладал особой силой, доставшейся ему в наследство от пришельцев из других миров… Впрочем, если здешняя сила, например, чисто земного происхождения — инопланетная часть сознания брата Лэльдо как раз может помешать заметить ее. А может быть, наоборот. Ему мешает земная часть ума… Дойдя до этой мысли, Иеро воскликнул:

— Лэльдо, а если это нечто, оставленное пришельцами? И ты не можешь это заметить только потому, что твой ум — наполовину человеческий?

— Но Клуц-то заметил! — резонно возразил эливенер. — А он землянин.

— Ты уверен? — осторожно спросил Иеро. — Ты точно знаешь, что лорсы появились в результате обычной селекции местных видов? Что в них не подмешано что-нибудь такое… ну, парочка-другая хромосом внеземлян, например, а?

— Ну, это уж слишком! — возмутился Клуц. — Куда тебя занесло, Иеро? При чем тут внеземные гены и хромосомы? Просто дело в рогах, я же чувствую! Что-то в них есть такое, что дает мне возможность ощутить это поле… оно, кстати, воспринимается как совершенно чужеродное. Я думаю, когда мы подойдем поближе к его источнику, вы все тоже почувствуете.

— Как чужеродное? — зацепилась за слово Лэса. — Как это — чужеродное? Это похоже на волны Источника Зла? На те волны, что чувствуются на Великом Холмистом Плато?

Лорс хорошенько подумал, прежде чем ответить. И в конце концов сообщил:

— Нет, ничего похожего. Совсем другое. Холодное, давит на мысль, вот и все. Как будто мне голову все сильнее стягивают мокрым полотенцем.

— Эй, да ведь это опасно! — всполошился медведь. — Если это поле не само по себе существует, если его кто-то посылает… как бы нам всем ума не лишиться!

— Ну, тебе и лишаться-то особенно нечего, — съязвила Лэса. — Но в общем ты прав. Иеро, Лэльдо, вы согласны?

Двуногие были полностью согласны с оценкой, данной Гормом. Если это неведомое поле неизвестного происхождения давит на мысль — приближаться к его источнику слишком рискованно. И в то же время… в то же время каждый из американцев понимал: если в горах прячется нечто, глушащее мысль на равнине, это нечто нужно найти и разобраться с ним. Даже если это не нечто, а некто, и весьма хищный, например.

Лэльдо внезапно прямо на ходу соскочил со спины лорса на землю и сказал:

— Вы тут подождите… ну, все равно вечер скоро, а лезть в горы, не зная, кто нас там ждет, глупо. Мне нужно поговорить с наставниками. Со старыми эливенерами. Они могут знать, что это такое.

И, повернувшись к друзьям спиной, брат Лэльдо зашагал к видневшейся неподалеку роще. Ему нужно было побыть в одиночестве и покое, чтобы связаться с оставшимися на американском континенте учителями.

Растерянно посмотрев ему вслед, Иеро тоже спешился и предложил:

— Ну что, разбиваем лагерь? Я думаю, тут вполне можно и костерок развести. Никаких страшных зверей вроде бы не видно в округе, а? Как вы на это смотрите?

— Мы на это смотрим отлично, — ответил Клуц. — Вот только роща поблизости одна, а в ней и дичь, и вкусная зелень… а туда Лэльдо отправился, размышлять. Где же нам кормежкой разживиться?

— Вон в той стороне ручеек, — Горм махнул лапой, указывая на юг. — Лэса, пошли, проверим, кто в нем водится? А уж тебе, Клуц, жаловаться просто неприлично — посмотри, сколько всякой травы и мелких кустиков вокруг! Тебе и с места сходить незачем, чтобы набить пузо!

Клуц фыркнул и весело мотнул головой. И в самом деле, ему не на что было жаловаться. Просто он подозревал, что в роще могут отыскаться отличные ягоды, которые уже раз-другой попадались ему по пути. Ну, в конце концов, сегодня можно и без них обойтись.

Иеро, сняв со спины лорса седельные сумки, лениво побрел к кустам, чтобы набрать веток для костра. Медведь и кошка умчались к ручью. Лорс бродил вокруг, не слишком удаляясь от сложенных на траве вещей, и то выбирал для себя стебель посочнее, то отщипывал верхушку маленького кустика, — особого аппетита у него почему-то не было, несмотря на хорошую пробежку. Иеро, вернувшись с большой охапкой хвороста в руках, повернул было за новой порцией топлива, но вдруг остановился и присмотрелся к своему верному скакуну. Что-то в движениях Клуца, в том, как свесил большую рогатую голову, не понравилось северянину. И он застыл на месте, снова и снова пытаясь понять, что не так с лорсом.

Потом в самой глубине ума Иеро зародилось страшное подозрение. Постепенно оно всплыло на поверхность и оформилось, приобретя четкую формулировку. Священник вздрогнул.

47
{"b":"10198","o":1}