ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Они уничтожали болота, потому что им не хватало пахотной земли. Ну, в общем они поняли, что так делать нельзя… в конце концов. Но изменить что-либо не успели, — пояснил священник. — Потому что началась ядерная война.

— Глупы были наши предки, — сделал окончательный вывод Клуц. — А с дураков какой спрос? Меня лично сейчас другое интересует. Как нам пробраться сквозь вот эту стену? И вообще, везет нам на защитные сооружения! То на одно наткнемся, то на другое!

— Да уж, — согласился с ним Горм. — Просто как нарочно. Словно нас тут ждали и всего этого понаставили.

— Ну, кое-кого из нас тут действительно ждали, — напомнила Лэса. — Брата Лэльдо, например. Та Стена, ментальная, как раз для него была построена. А для кого вот эта, хотела бы я знать?

— Может быть, тоже для Лэльдо? — предположил Иеро. — Только на этот раз для того, чтобы он не пролез, куда не надо. К аппарату пришельцев, например.

Молодой эливенер полагал, что это ерунда, но остальным высказанная священником мысль запала в головы, и они стали искоса поглядывать на брата Лэльдо, ожидая, что тот как-нибудь расширит одно из слишком узких ущелий, превратив его во вполне подходящую для отряда дорогу. Эливенер только посмеивался, видя их взгляды. Он ничего не мог поделать со скалами.

Но наконец американцы отыскали подходящий каньон, по которому явно можно было пробраться в глубь горного массива. Солнце стояло уже в самом центре небосвода, и его почти отвесно падавшие лучи освещали вертикальные каменные стены, но лишь в верхней части. До дна этого глубокого провала свет не доходил. К тому же метров через двести каньон плавно поворачивал влево, и что скрывалось за поворотом, оставалось только гадать.

Американцы остановились возле входа в щель между скалами, и священник сказал:

— Пожалуй, стоит рискнуть. Хотя и неизвестно, возможно, чуть дальше проход закроется. Мне, честно говоря, не нравится, что мы можем к вечеру застрять в такой вот теснине. Ни назад не сможем вернуться до ночи, ни вперед проскочить.

— Давай я пробегусь, посмотрю, что там, — предложила иир'ова. — А там видно будет.

Иеро обуревали сомнения. Ему совсем не хотелось отпускать Лэсу в одиночку, ведь среди камней ее могла ожидать любая ловушка. Но, с другой стороны, если в западню попадется весь отряд, лучше никому не станет. Горм в данном случае не мог составить компанию кошке — ведь ему приходилось передвигаться на двух ногах, а это значительно ограничивало его свободу действий, да и скорость передвижения тоже. Для разведки в этих местах он не годился.

— Пусть идет, — сказал Горм. — В случае чего успеем на помощь.

Успеем ли, подумал священник… но другого выхода все равно не было.

— Ладно, иди, — сказал он. — Только все время держи связь. Как только замолчишь — мы сразу бежим к тебе.

— Хорошо, — кивнула Лэса и вихрем умчалась в ущелье, через секунду исчезнув из вида.

— Ну, что там? — тут же мысленно окликнул ее не на шутку обеспокоенный Иеро.

— Пока ничего, — бодро откликнулась иир'ова. — Ширина прохода вполне приличная… скалы справа… скалы слева… наверху солнышко… сплошные повороты, то вправо, то влево… — Мысль Лэсы звучала прерывисто — кошка неслась во весь опор.

— Не молчи! — потребовал священник. — Только не молчи!

— Да не молчу я, — тут же ответила Лэса. — Ты мне не даешь и по сторонам-то посмотреть… камней под ногами очень много, тут не разбежишься… справа стена вроде бы пониже стала… слева тоже… ой, в самом деле, здесь ущелье не такое глубокое… пещер не видно… засады ждать неоткуда… разве что прямо сверху на головы нам прыгнут…

Она ненадолго умолкла, и северянин тут же запаниковал:

— Лэса! Лэса!

— Да тут я… никуда не делась… Эй, похоже, там выход… Уау!!! Конец маршрута!

— Стой! — тут же мысленно завопил священник. — Не ходи дальше одна! Там что, долина?

— Да, небольшая, узкая, длинная… а… э…

Больше от Лэсы не донеслось ни звука, как ни звали ее все четверо оставшихся у другого конца ущелья. Впрочем, звали кошку они уже на ходу. Никто не раздумывал над тем, что им делать. Лэльдо и священник вскочили на спину лорса, медведь, наплевав на подавляющее мысль поле, упал на все четыре лапы, — и американцы помчались вперед, на выручку кошке, явно угодившей в какую-то подозрительную историю.

Они неслись от поворота к повороту, и копыта Клуца звонко стучали по камням. Медведь несся впереди, его мягкие лапы бесшумно несли грузное лохматое тело. Священник достал бластер и держал его наготове, а брат Лэльдо сосредоточился, накапливая энергию — чтобы в любой момент оказаться в силах метнуть самую настоящую молнию. Что случилось с кошкой? Успеют ли они, сумеют ли выручить ее из беды, если Лэса угодила в ловушку? Иир'ова миновала ущелье за каких-нибудь пятнадцать минут. Клуцу и Горму могло понадобиться на это минут двадцать… Каждый из американцев надеялся, что они доберутся до места вовремя.

22

…Лэса, разинув рот, замерла у выхода из каньона и уставилась на открывшуюся ей картину.

Скальный забор кончался как-то вдруг, словно каменные громады кто-то обрезал ножом, а дальше начиналась настоящая горная гряда. И прямо напротив извилистого ущелья, между двумя довольно крутыми лесистыми склонами, лежала узкая длинная долина — ровная, словно отглаженная утюгом. Вся она заросла короткой бархатистой травой, сочной, темно-зеленой, усеянной крохотными цветочками чистого малинового цвета. А в дальнем конце долины…

Лэса прищурила огромные глаза, всматриваясь в удивительное гигантское растение… если, конечно, это было растение. Впрочем, чем же еще ему быть, думала иир'ова, забыв обо всем на свете. Темные резные листья, играющие всеми оттенками зеленого, синего и голубого… толстый пушистый ствол, коричневатый, с изысканными изгибами… и цветы. Лэса никогда не видела ничего подобного, она даже и вообразить не могла, что такое бывает на свете. Цветки, напоминающие лилии, были, наверное, размером с половину ее собственного тела. Их лепестки даже издали казались нежными, как самый тонкий шелк, они переливались, как застывшие среди голубоватой зелени радуги, они были живыми, они манили, звали к себе, обещая неземное блаженство… Лэса уже не слышала зова Иеро, хотя голос священника колотился в ее голове, зовя и требуя ответа. Она вообще ничего не слышала, и ничего не видела, кроме того гигантского чуда, что открылось ей. От чуда по всей бархатной долине разносился чарующий аромат, в одно мгновение достигший чуткого носа кошки… и она вдыхала его, наслаждаясь, как никогда в жизни. На нее вдруг нахлынули воспоминания о детстве, проведенном в далеких степях на американском континенте, о нежных руках матери, об уроках Старших Женщин, мудрых и всезнающих… и тут Лэса внезапно опомнилась.

Мудрые Женщины племени иир'ова не раз и не два предостерегали молодую ученицу: «Всегда анализируй свои чувства. Никогда не поддавайся эмоциям. Думай, думай и еще раз думай. Если на тебя внезапно нахлынет ощущение счастье, к которому нет логических причин, замри на месте и разберись, в чем тут дело…»

Тут Лэса услышала отчаянный мысленный вопль священника:

— Лэса, да что с тобой случилось?!

— Все в порядке, — ответила иир'ова. — Я тут немножко прибалдела… но это уже прошло. Вы где?

— Да вот мы, — ответил ей Горм, выпрыгивая из ущелья. Следом за ним, сделав гигантский прыжок, в долине очутился Клуц. — Ну, с чего кайф поймала, красавица? О, чем это тут так удивительно пахнет?..

— Да вон тем цветиком-семицветиком, — уверенно сказал брат Лэльдо, указывая рукой на диво в дальнем конце долины. — Ну-ка, посмотрим, что это такое… с чем его едят… и чем ликвидируют последствия встречи… — И молодой эливенер сосредоточился, на всю катушку используя свои новые, недавно раскрывшиеся способности.

Иеро, спрыгнув со спины лорса на землю, сделал несколько шагов вперед, тоже всматриваясь в огромное растение. Насколько можно было оценить издали, его высота превышала, пожалуй, десять метров. Но для более точной оценки нужно было подойти к нему поближе, а как раз это и представляло, судя по всему, опасность. Аромат, испускаемый радужными лилиями, сверкавшими среди синеватой зелени, и в самом деле пьянил и зачаровывал, Иеро тут же почувствовал это. Но его запах цветов не смог бы привести в состояние полной прострации, как это случилось с Лэсой, пусть даже на несколько минут. В чем же дело? Священник принюхался еще раз… и рассмеялся. Основной составляющей аромата был запах валерианы, замаскированный медовым духом и еще десятком-другим элементов.

51
{"b":"10198","o":1}