ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот вам и перья, — торжественно известил медведь, кладя птицу к ногам брата Лэльдо. — Извольте посмотреть, годится ли эта пташка в дело.

— Годится, — тихо рассмеялся эливенер. — Давай искать двадцать четыре подходящие перышка.

— Это мы запросто, — ухмыльнулся Горм. — Счас мы ее…

Через пару минут брат Лэльдо держал в руке тщательно связанные травинкой двадцать четыре птичьих пера абсолютно одинакового размера. Эливенер спрятал перья за пазуху и сказал:

— Ну, осталось всего ничего. Змея, бутоны, камни, свежая вода, дрова… и песчаная площадка.

— Все отыщем, — твердо пообещал Клуц. — Чтобы в горах воды не было — ну, это уж, знаете… и змею Горм поймает. Цветы… их размер имеет значение?

— Нет, — ответил эливенер. — Лишь бы бутоны были белыми, остальное неважно.

— Значит, пустяки. И все остальное тоже, — передал Клуц. — Спите, я посторожу.

…В эту ночь Иеро снова увидел сон. Сон был коротким, странным, но отчетливым, и при этом священник в каждое его мгновение осознавал, что все это ему лишь снится…

…Он стремительно летел под самыми облаками, но все равно ему приходилось то и дело огибать снежные вершины, пронзавшие небо… его тело застыло от ледяного холода поднебесья, его глаза слепило сверкание снегов… но он мчался вперед, сам не зная, куда он спешит и зачем. И вдруг…

Он увидел на краю пропасти сидевшего на снегу обнаженного старца. Старец смотрел прямо перед собой, и по его желтой морщинистой коже стекал пот… старому одинокому человеку было жарко… Иеро, ошеломленный, хотел было спуститься и поговорить с удивительным горцем, но тут вдруг у него перехватило дыхание, словно его грудь сжало тисками…

Священник открыл глаза — и обнаружил, что и в самом деле не может вздохнуть. И что у него на груди и животе лежит нечто холодное и тяжелое. Иеро осторожно поднял руку… и коснулся чешуйчатой змеиной кожи.

— Горм! — мысленно закричал Иеро. — Лэльдо! Проснитесь! Здесь змея!

Но первым подоспел стоявший на вахте Клуц. Лорс в одно мгновение очутился рядом со священником, придавленным к земле огромным змеиным телом, и, наклонив голову, осторожно всмотрелся в толстый черный жгут…

— Она спит, — передал Клуц.

Брат Лэльдо и Горм, уже стоявшие по обе стороны священника, приготовили веревочные петли. Клуц засветил огоньки на кончиках ветвистых рогов, и тогда стала видна голова змеи — у самого горла Иеро.

— Надеюсь, она не ядовитая, — мысленно пробормотал брат Лэльдо, подводя петлю к змеиной голове. — И во всяком случае безмозглая.

В следующую секунду сонная змея уже была обезврежена. Конечно, она сразу проснулась и начала биться всем своим длинным мощным телом, но против нее было трое опытных ловцов, и еще через минуту-другую змею запихали в седельную сумку, содержимое которой пришлось просто вытряхнуть на землю.

— Вот и змейка нашлась, — довольно фыркнул Горм. — Сама пришла, красавица!

— Ты погоди, может, она не черная! В темноте ведь не видно, — охладил его энтузиазм лорс.

— Наверняка черная, — сказал вдруг Иеро. — Ее нам послали.

— Кто? — настороженно спросил брат Лэльдо.

Священник рассказал свой сон.

— Ого! — сообщил свой комментарий медведь.

— Согласен с тобой, — поддержал его лорс.

— Что скажешь? — спросил Иеро, обращаясь к молодому эливенеру.

Брат Лэльдо немного помолчал, потом сказал:

— Я думаю, это тот самый Учитель…

— Что? — недоверчиво воскликнул священник. — Ты имеешь в виду того Учителя, который, так сказать, обратил на путь истинный твоих наставников-инопланетян?

— Да, — коротко ответил эливенер.

— Но с тех пор прошли тысячи лет, опомнись, он не может быть жив до сих пор! — ошеломленно произнес Иеро.

Брат Лэльдо улыбнулся:

— Но ведь мои наставники живы…

— Они — не земляне! — возразил Иеро. — А этот Учитель… — И он замолчал, пораженный новой мыслью.

Почему, собственно, он решил, что этот Учитель — землянин, обычный человек? Он может быть кем угодно… он может быть таким же пришельцем, как наставники брата Лэльдо, или он может быть…

— А если он — божество, спустившееся на землю? — прошептал священник.

— Кто знает, кто знает, — задумчиво проговорил молодой эливенер. — Я слышал, давным-давно, что для того, чтобы обрести столь долгую жизнь, не обязательно быть божеством. Этого может достичь и простой человек, такой, как ты или я, но, конечно, такое нелегко дается…

Иеро покачал головой:

— Нет, пожалуй, я не хотел бы жить тысячи лет в одном и том же теле. Мне это просто не по силам. Уж лучше умереть и родиться снова.

— Да, это нелегко, — согласился брат Лэльдо. — И все же находятся такие, кто берет на себя этот тяжкий труд… ради блага других живых существ.

— Это святые, — сказал Иеро. — А я простой грешный человек.

24

Солнце еще не успело показаться над вершинами гор, как американцы уже принялись за дело. Им нужно было отыскать еще немало вещей: бутоны белых цветов, свежую воду, плоские камни по двенадцать килограммов весом, сырые поленья, а главное — песок. Но вокруг виднелись только камни, а выше по склону горы, у подножия которой находились американцы, красовались сплошные заросли колючих кустов… но едва ли они росли на песке.

Лэса сидела на прежнем месте, все так же глядя в пространство, и за всю ночь, похоже, даже не шевельнулась. Все старались держаться подальше от нее, чтобы даже случайно не помешать колдунье, готовившейся к очень сложному действу. Но брат Лэльдо в медитацию не входил, — видимо, он должен был играть в предстоящем ритуале роль не слишком значительную. Вместо медитации он включился в общую активную деятельность по поиску всего необходимого.

— Как насчет воды? — спросил Иеро. — Вы чувствуете что-нибудь подходящее поблизости?

Вопрос, естественно, относился к Горму и Клуцу, потому что люди не в состоянии были учуять воду на большом расстоянии. Медведь и лорс задумчиво принюхались к струйкам легкого утреннего ветерка — и разом ответили:

— Да!

— Отлично, — обрадовался священник. — Значит, так. Ты, Горм, берешь фляги и бежишь за водой. А Клуц лезет на склон справа, ищет цветы и песок. Мы с Лэльдо — на склон слева, ищем то же самое. С дровами проблем не будет, вон там, повыше, деревьев достаточно… да и камни, я думаю, отыщутся, их можно будет позже собрать. Ну что, начали?

И они разошлись в разные стороны. Горм, нагруженный всеми пустыми кожаными флягами, какие только нашлись в запасах отряда, рванул в обход горы, что находилась слева от лагеря американского отряда, Клуц полез прямиком наверх, к зарослям, Иеро и Лэльдо тоже полезли на склон, только на другой. Каждый в общем-то был уверен, что все необходимое вскоре отыщется.

Однако прошел и час, и другой, и третий, а кроме воды, которую Горм набрал в обнаруженном им неподалеку ручье, ничего не прибавилось. Ни песка, ни белых цветов вокруг не было. То есть диких цветов всех мыслимых оттенков вокруг росло видимо-невидимо, но почему-то среди них не было ни одного белого. В конце концов это стало казаться странным. Белый цвет настолько часто встречается в природе, что его отсутствие выглядело просто неестественным. Наконец путники решили сначала собрать то, что отыскать было намного легче, а уж потом вернуться к самым трудным задачам.

Когда неподалеку от края ущелья были уже сложены двенадцать плоских камней нужного веса и кучка сырых поленьев (с изрядным запасом), путники отправились пообедать чудо-ягодами, чтобы потом снова приняться за поиски недостающих компонентов.

— Чего-то я, наверное, не понимаю, — пожаловался Горм, набивая пасть сочным алым деликатесом. — Разве так бывает — чтобы на паре-другой квадратных километров ни одного белого цветка не нашлось? Какие угодно есть, а белых нет! Не нравится мне это.

— Да, странно, — согласился лорс. — Ни на земле, ни на кустах, ни на деревьях — ничего белого! Интересно, может, тут в почве чего-то не хватает? Или, наоборот, что-то лишнее?

55
{"b":"10198","o":1}