ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Давай, попробуй еще раз, — тут же передал медведь.

Иеро сердито уставился на камень под своими ногами и представил, как тот рассыпается… и топнул по нему что было сил, с полной отдачей. И провалился сквозь свой мгновенно рассыпавшийся постамент.

— Ура! — заорал священник, выбираясь из очередной кучи песка и отряхиваясь. — Ура! Получилось! Горм, а как ты догадался?

— Да тут что-то в ментальном поле, — хмуро сообщил Горм, опускаясь на четыре лапы. — Я не понимаю, что это, просто чувствую. Ну-ка… ага, когда я прикидываюсь зверем, оно снова начинает на меня давить. — Он опять встал на задние ноги. — А вот так… так оно как бы поддерживает меня, что ли… честно говоря, у меня такое впечатление, что оно стремится исполнить мои желания. Ну, не может такого быть, сами понимаете.

— Это как посмотреть, — серьезно сказал молодой эливенер. — Мы ведь совсем близко от того странного аппарата пришельцев… ну, давайте лучше делом займемся.

Никто, кроме Горма, не сумел уловить новые особенности ментального поля, испускаемого инопланетным аппаратом, но приняли сообщение медведя как факт и тут же воспользовались новой ситуацией.

Они спустились со склона и, найдя подходящее местечко для площадки, необходимой Лэсе, прикатили туда несколько желтоватых камней. Потом Иеро и брат Лэльдо начали взбираться на каждый камень по очереди и, представляя, как те рассыпаются в песок, энергично топать ногами. Через несколько минут площадка была готова — круглая, диаметром в три метра, как велела иир'ова, и песок лежал на ней толстым ровным слоем. Молодой эливенер в особенности позаботился о том, чтобы песка было, на его взгляд, достаточно. Но не был уверен, что Лэса с ним согласится, а потому решил, что нужно создать некий запас камней, превращающихся в песок, — что и было сделано. И четверо трудолюбивых американцев скатили вниз еще с десяток не самых маленьких валунов, оставив их в стороне от круглой площадки.

Когда с этим делом было покончено, Иеро спросил, обращаясь к брату Лэльдо:

— А дальше что?

— Не знаю, — развел руками молодой эливенер. — Я в этом деле исключительно на вторых ролях. Подождем, пока Лэса выйдет из медитации.

Ждать пришлось не слишком долго. Иир'ова, несмотря на то, что пребывала в глубоком сосредоточении, быстро заметила, что реквизит к предстоящему спектаклю заготовлен полностью. И не прошло и часа, как Лэса осторожно сменила позу, а потом встала и огляделась по сторонам.

— Кажется, можно начинать? — полувопросительно передала она. — Лэльдо, ты готов?

— Конечно, — кивнул молодой эливенер. — Только я не очень хорошо представляю себе, что мы будем делать.

— Я же тебе объясняла, — слегка рассердилась кошка.

— Да, разумеется, — согласился брат Лэльдо. — Но лучше будет, если ты повторишь.

Иир'ова посмотрела на своих друзей, задумчиво почесала кончик носа и сообщила:

— Значит, так. Все, кроме Лэльдо, должны будут делать одно и то же: ходить медленным шагом вокруг площадки, молча, и думать о той круглой долине, в которую мы хотим попасть. Пойдете друг за другом, Иеро первый, потому что он видел долину… за ним Клуц, последний — Горм. А пока постойте вон там, у камней… Да, кстати… пока мы с Лэльдо готовимся, превратите-ка и те камни в песок… будет лучше, если вокруг площадки насыпать еще и песчаную дорожку — для вас. В метре от площадки, пожалуй.

— Нам идти по солнцу, или наоборот? — решил уточнить Иеро.

Лэса неожиданно для всех надолго задумалась. Похоже, этот вопрос был не так прост, как могло показаться с первого взгляда. И священник-заклинатель, и все остальные отлично знали, что в случаях белой ворожбы движение всегда происходит по солнцу, а в случае черной — наоборот. Но здесь все явно оказалось не столь очевидным. Наконец Лэса не совсем уверенно заявила:

— Думаю, все-таки против солнца.

И кошка с эливенером занялись своим делом, а остальные — своим.

Когда песчаная дорожка вокруг площадки была готова, трое вспомогательных игроков получили наконец возможность рассмотреть, что происходит на арене.

…В центре песчаной площадке лежала свернувшаяся кольцом и застывшая, как изваяние, огромная черная змея. Вокруг змеи располагались на равном расстоянии друг от друга воткнутые в песок перья, и возле каждого лежал белый бутон. Следующую линию обороны составляли сырые поленья — они лежали по три в ряд на севере, юге, западе и востоке от змеи. Дальше следовало свободное пространство, необходимое, судя по всему, для самой колдуньи и ее помощника. А по краю площадки были водружены двенадцать камней — по два по основным сторонам света и по одному — по промежуточным. Священнику показалось, что камень, лежавший на юго-востоке, слегка сдвинут к югу, и он совсем было собрался сказать об этом Лэсе, но вовремя спохватился и удержал язык. Уж наверное иир'ова знала, что делала. Ведь остальные камни лежали точно на своих местах… Камни были основательно политы водой, песок под ними потемнел от влаги, а в выемках самих камней сверкали крупные капли. И наконец за камнями следовали веревки, связанные вместе и уложенные ровным кругом на земле, вдоль песчаной плоскости. На юге между концами веревки был оставлен небольшой промежуток — сантиметров в двадцать.

Лэса, держа в руках кожаную флягу с водой, подошла к Иеро.

— Подставьте ладони, — скомандовала кошка. — Вы, Горм и Иеро, воду выплесните себе на макушки. Тебя, Клуц, я сама полью…

Она быстро плеснула воды в подставленные пригоршни, потом таким же стремительным движением вылила с пол-литра воды на голову лорса и тут же сообщила:

— Все, вставайте на дорожку вот здесь, с южной стороны… Как только мы с Лэльдо шагнем в круг, начинайте движение.

Лэльдо, мокрый с головы до ног, уже стоял у «входа» — там, где веревка оставляла свободный промежуток на земле. Лэса отшвырнула флягу в сторону и одним прыжком очутилась на песчаной площадке, прямо перед носом брата Лэльдо. И тут же шагнула вперед. Молодой эливенер последовал за ней. Остальные трое зашагали по дорожке, как им было велено, — против солнца.

25

…Сколько времени прошло — Иеро не знал. Он потерял счет времени, он уже не помнил, сколько раз они с Гормом и Клуцем обошли вокруг песчаной площадке, на которой пела и танцевала стройная зеленоглазая иир'ова и что-то непрерывно бормотал молодой эливенер, давно уже охрипший, но продолжавший начитывать заклинания… Здоровенная черная змея, являвшаяся, похоже, центральным объектом ритуала, то с громким шипением взвивалась в воздух, словно пытаясь вырваться из накрывшего ее невидимого магического колпака, то снова бессильно падала на песок и сворачивалась в плотный чешуйчатый клубок. Иеро совершенно не заметил, в какой момент Лэса подожгла сырые поленья, он обратил на них внимание лишь тогда, когда в воздухе заклубился белый дым. Все остальное пока что вроде бы просто лежало на своих местах… священник подумал даже, что, похоже, зря они все так старались, отыскивая внесенные в список предметы. Солнце должно было уже вот-вот коснуться горных вершин, и что будет делать Лэса, когда наступит тьма, Иеро не представлял. Неужели это странное бдение продлится всю ночь?..

И тут…

Бутоны белых цветков разом раскрыли лепестки, птичьи перья, воткнутые в песок, взлетели в воздух, а Лэса внезапно схватила змею за хвост и, раскрутив ее над головой, изо всех сил швырнула в сторону пропасти.

И змея превратилась в мост.

Мост этот, надо сказать, выглядел весьма необычно. Неширокая, с полметра, черная дорожка повисла над пропастью. Вид у дорожки был хрупкий и ненадежный. Однако поднявшийся к вечеру заметный ветерок никак не воздействовал на нее — дорожка не раскачивалась и не колебалась под его порывами. Концы дорожки лежали на краях бездонного ущелья.

Лэса, держа в левой руке пучок перьев, перескочила ограждавшую магический круг веревку и подошла к пропасти.

— Вроде бы нормально, — задумчиво передала она. — Должна выдержать. Я пройду первая.

57
{"b":"10198","o":1}