ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лэльдо осторожно собрал воедино все атомы своего тела, и, заново обретя плоть, вышел из сосредоточения. Поднявшись на ноги, он оглянулся. Друзья ждали неподалеку, едва ли не затаив дыхание. Эливенер, улыбнувшись, шагнул к ним.

— Все в порядке, — сказал он. — Опасность грозила только Иеро. Ему нужно держать свой ум закрытым… или выбросить бластер.

Видя, как все четверо вытаращили на него глаза, брат Лэльдо расхохотался во все горло и коротко объяснил, что именно произошло.

— Ну и ну! — мысленно пробурчал медведь, когда рассказ был закончен. — Хорошо, что мы избавились от экранов ментальной защиты! А то, глядишь, эта железяка нас всех так бы «пригласила», что никакой лекарь нас бы потом не смог научить родную маму узнавать!

— Да, — согласился брат Лэльдо, — такое ментальное вмешательство может привести к безумию, ты верно угадал.

— А ментальные экраны, насколько я что-то соображаю, от него бы не защитили, так? — спросила иир'ова.

— Как они могли бы нас защитить от родственной им энергии? — сказал Иеро. — Скорее наоборот, они бы усилили воздействие, ведь так, Лэльдо?

— Да, — кивнул эливенер. — Мне тоже так кажется.

— А значит, те, кто велел нам оставить все чужеродные предметы в лесу, знали об этом, — уверенно передал Клуц.

— Похоже на то… — протянул брат Лэльдо. Он подумал, что вся эта история слишком запутана, и, похоже, распутываться в ближайшее время не намерена. Впрочем, если им удастся уничтожить тот светящийся моток инопланетной проволоки, что завалялся в долине неподалеку, все может измениться. — Кстати, — сказал он, — тот аппарат совсем близко от нас, вон за тем хребтом, — и эливенер махнул рукой, указывая на юго-восток. — Мне кажется, нам даже не стоит ждать рассвета. Зажжем огоньки, дорогу разобрать вполне можно будет. Как вы на это смотрите?

Все смотрели на это положительно. И, собрав вещички, отряд не спеша зашагал вверх по склону, направляясь к ближайшему перевалу.

26

К тому времени, когда на вершины гор упали первые лучи восходящего солнца, американцам оставалось прошагать до верхней точки перевала каких-нибудь пятьсот метров. Дорога оказалась на удивление легкой, и отряд шел, не останавливаясь. Разговаривать никому не хотелось. Все думали о том, что ждет их в долине за перевалом. И каждый не в первый уже раз проклинал чужаков, в незапамятные времена явившихся на их родную планету лишь для того, чтобы ставить эксперименты на живых существах. И даже не просто живых, а обладающих разумом. И не в первый раз каждый из пятерых американцев пытался понять ход мысли людей, готовых ради удовлетворения простого научного любопытства убивать себе подобных. Но, конечно, никто не мог взять в толк, как вообще можно было до такого додуматься.

Но вот, обрызганные золотом восхода, американцы остановились на перевале, глядя на лежащую внизу неестественно круглую долину.

Не только форма, но и цвет этой долины выглядел ненатуральным. Яркая до ядовитости зелень травы резала глаза, и оттенок зелени нигде не менялся. Ни кустика, ни деревца не росло на этой плоской тарелке. Среди травы не виднелось ни единого цветка. А в центре всего этого синтетического великолепия лежало нечто серебристое и сверкающее.

— Ну и ну! — выдохнул наконец Иеро. — Вот штуковина, так штуковина! Где у нее начало, где конец?

— Да какая тебе разница? — удивилась Лэса. — Клубок старой проволоки, вот и вся конструкция.

— Может, нам к ней и не подходить, а? — высказал предположение Клуц. — Иеро, жахни по ней из бластера прямо отсюда, и пойдем по своим делам!

— И правда, — поддержал рогатого друга медведь. — Зачем нам туда спускаться? Что мы, проволоки не видали, что ли?

Иеро и брат Лэльдо переглянулись, не зная, что лучше: действительно «жахнуть» по серебристой путанице прямо с перевала, или все-таки спуститься и рассмотреть ее поближе… Но им не пришлось размышлять слишком долго. «Проволока» сама решила за них, что им делать.

Внезапно священник почувствовал, как висящий в петле на его поясе бластер шевельнулся. Одновременно брат Лэльдо ощутил, как дернулся мешочек, в котором лежала маленькая черная коробочка инопланетного определителя составов еды и питья. Иеро схватил бластер, но тот рвался из его рук. Священник попытался выстрелить, но оружие так дергалось, что прицелиться в «моток проволоки» оказалось просто невозможным. Иеро оглянулся на эливенера и увидел, что тот развязал мешок — и черная коробочка пулей вылетела наружу и помчалась к центру долины.

— Эй, помогите мне! — вскрикнул Иеро. — Этот гад стрелять не дает!

Рядом с ним в то же мгновение очутились Лэса и Горм. Они дружно вцепились в бластер и повисли на нем, а Иеро, кое-как прицелившись, нажал на кнопку спуска.

Почти невидимая в солнечном свете струя белого огня унеслась к инопланетному аппарату, загадочно сверкавшему на ровном зеленом ковре. Но, вопреки ожиданиям американцев, проволочный клубок не вспыхнул и не взорвался. Серебряные петли и завитки лишь засветились ярче, впитывая в себя смертельную энергию бластера.

— В чем дело? — растерянно спросил Иеро, и тут же снова нажал спуск. Но «проволока» проглотила и вторую порцию огня, не подавившись. — Лэльдо, что происходит?!

Он оглянулся на эливенера и увидел, что тот стоит в трех шагах от него, напряженно подавшись вперед всем телом, и всматривается вроде бы даже не в «проволоку», а в землю под ней… или пытается увидеть что-то под землей.

— Что происходит? — повторил брат Лэльдо. — Похоже, нам придется разбирать эту конструкцию вручную. Она защищена… не понимаю, как именно…

— Ты вроде бы говорил, что эта штуковина упала сюда сама по себе, в результате аварии, так? — решила уточнить Лэса. — Кто же установил защиту?

— Защитная структура — естественная часть этого аппарата, — пояснил брат Лэльдо. — А в момент падения она, похоже, ушла в землю… наверняка удар был достаточно сильным. И нам нужно разрушить именно ту часть, что под землей.

— А почему бластер ее не берет? — поинтересовался медведь.

— Как раз поэтому, — ответил молодой эливенер. — Защитное поле поглощает энергию. И заодно аппарат подзаряжается. Так что лучше, пожалуй, больше не стрелять.

За разговором все как-то забыли, что инопланетное оружие нужно держать покрепче, поскольку оно стремится к «проволоке». И после слов брата Лэльдо бластер, словно бы приняв высказывание молодого эливенера за рекомендацию к действию, выскользнул из рук Иеро — и умчался вслед за черной коробочкой определителя к центр долины. Американцы проводили его растерянным взглядом… а серебристая толстая трубка через несколько мгновений исчезла в путанице «проволоки».

— Ну, этот вопрос снят, — хмыкнув, сказал священник. — Стрелять больше не из чего.

— Может, оно и к лучшему, — в который уже раз проявил склонность к философствованию лорс. — Будет рассчитывать на себя, а не на силы пришельцев.

— Тогда пошли, посмотрим, в чем там загвоздка, — тут же перешла к практической стороне дела иир'ова. — Лэльдо, эта штуковина нас не шарахнет чем-нибудь?

— Да не должна бы, — задумчиво произнес молодой эливенер. — Но Горму лучше ходить на задних лапах. Клуц… а, все на месте.

Брат Лэльдо имел в виду талисманы, которые Лэса повесила на рога лорса. Талисманы оберегали Клуца от воздействия «мотка проволоки», создавая у инопланетного аппарата иллюзию, что лорс — двуногое существо. А к двуногим у аппарата претензий не было. Он недолюбливал только тех, кто передвигался на четырех конечностях.

Иеро достал из ножен меч и молча зашагал вниз по склону. Может быть, это и выглядело немножко смешно, — кусок заточенного металла против прибора, созданного в иной галактике, — но другого оружия у священника все равно не осталось. Меч и нож — вот и вся петрушка.

Лэса тоже выхватила свой кривой, острый как бритва кинжал, и припустила вниз, в одно мгновение обогнав Иеро. К ней присоединился Горм, вообще не вооруженный ничем, кроме собственных когтей. Впрочем, медвежьи когти могли поспорить и с наилучшей сталью…

59
{"b":"10198","o":1}