ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Американцы, прислушиваясь к незатейливой болтовне птервусов, узнали, что один из них — самец, а два других — самочки. Но внешне они между собой никак не различались, во всяком случае, иир'ова и эливенер найти различий не могли. Птенцы называли друг друга по именам: Сиси, Мими и Додо. В какой-то момент Лэса не выдержала и, подойдя к птервусам поближе, спросила:

— Вы сами придумали себе имена?

Птенцы, сгрудившиеся у основания башни после очередного тренировочного полета, уставились на нее красными глазами, склонив уродливые головы набок, и после некоторого раздумья последовал хоровой ответ:

— Как это — придумали? Имя дает папа. Сразу.

— Как это — сразу? — не поняла иир'ова. — Что значит — сразу? Вот ты можешь ответить? Когда ты получил свое имя? Когда ты понял, что ты — Додо? — она ткнула пальцем в самца Додо.

Додо явно призадумался. Он закрыл глаза, низко опустил голову, ткнувшись клювом в мох, и долго молчал. Самки молча таращились то на него, то на степную охотницу, не продуцируя ни единой мысли.

Наконец Додо очнулся и поднял голову. Видно было, что процесс размышления дался ему с огромным трудом.

— Когда был в яйце, — сообщил он. — Папа назвал меня, когда я был в яйце. — И переутомленный умственной работой Додо полез на башенку, чтобы к нему больше не приставали.

— Вот это да! — не удержалась от мысленного восклицания Лэса. — Лэльдо, ты когда-нибудь слыхал о подобном?

— Нет, — покачал головой эливенер. Он был удивлен не меньше кошки.

И в самом деле, ему никогда не приходилось слышать ничего похожего, даже от своих старых учителей. Да это просто-напросто противоречило всем известным брату Лэльдо законам природы! Птенец в яйце — это всего-навсего зародыш с незрелым мозгом… Погоди-ка, тут же напомнил себе молодой эливенер, ведь к тому моменту, когда птенец начинает долбить скорлупу, прорываясь к свету и свободе, он является уже вполне сложившимся организмом! Пусть беспомощным и слабым, но достаточно развитым, во всяком случае, его мозг уже функционирует нормально…

И все равно это было удивительно. Потому что вывод тут можно было сделать только один: хищные летающие ящеры стояли на довольно высокой ступени развития, и если бы после рождения они не попадали в ментальную зависимость от птиц ракши и курдалагов, то, пожалуй, могли бы стать очень сильной в умственном отношении расой.

Степная охотница пришла к тому же выводу, потому что эливенер услышал ее мысленный вопрос:

— Тебе не кажется, что вся эта система ментального симбиоза выглядит несколько искусственной? Может быть, тут тоже сказалось воздействие той чертовой машины?

Иир'ова имела в виду аппарат, в незапамятной древности доставленный на Землю пришельцами, явившимися на их планету из глубин Космоса. Этот аппарат был одним из достижений внеземной цивилизации и предназначался для подавления мысли в четвероногих существах, да и вообще во всех негуманоидах. Когда над планетой разразилась ядерная буря, локальный корабль пришельцев, на котором находился аппарат, разбился, и аппарат упал в горную долину в Альпах, и от удара включился. Техника чужаков была такова, что вредоносная машина работала многие тысячи лет, пока ее не уничтожил отряд, явившийся с американского континента.

— Наверное, да, — задумчиво пробормотал эливенер и вдруг схватил лежавший рядом с ним булатный посох и уставился на маленький хрустальный шарик, вставленный в его рукоятку.

Ведь этот шарик был частью той самой машины…

11

Иир'ова подошла к брату Лэльдо и села на кочку рядом с ним. Уроборос, которому давно уже рассказали о происхождении хрустального шарика, тоже пристроился возле американцев. Птенцы сегодня не нуждались ни в понукании, ни в помощи, — они сами без передышки взбирались на башенку, построенную малышом Дзз, и бесстрашно прыгали с нее вниз, расправив перепончатые черные крылья.

— Мы ведь почти что и не занимались этим шариком, — тихо сказал брат Лэльдо. -Обнаружили несколько поверхностных свойств, и все, успокоились. Но мне кажется, он должен уметь гораздо больше…

— Мне тоже так кажется, — согласилась степная колдунья. — Но как нам выявить его умения? Как разбудить их?

— Не знаю…

Уроборос молчал, не вмешиваясь в обмен репликами между американцами, но видно было, что уроженец далеких Карпатских гор напряженно размышляет. Брат Лэльдо наблюдал за шипастым малышом краем глаза, не желая мешать уроборосу. При этом эливенер вспоминал войну между республиками американского севера и войсками Мастеров Темного Братства, произошедшую несколько лет назад. Тогда в руки северян попали несколько странных предметов, имевших явно внеземное происхождение. В числе этих предметов были некие жезлы связи, с помощью которых можно было слышать на многие сотни миль, а также усиливать собственную мысленную передачу… А что, если шарик — деталь подобного усилителя?

Но как заставить его работать?

Молодой эливенер снова бросил осторожный взгляд на уробороса. Народ уроборосов — горнодобытчики, они все знают и о камнях, и о кристаллах… а хрусталь — это ведь тоже кристалл… может быть, именно Дзз сумеет пробудить дремлющий шарик?

Брат Лэльдо поднял голову и посмотрел на длинное шипастое существо со множеством пушистых лапок.

И встретил внимательный взгляд ярко-синих глаз, опушенных длинными темными ресницами.

— Ты можешь разбудить его? — осторожно спросил эливенер.

— Не знаю, — так же осторожно ответил уроборос. — Но попробовать можно. Что-то мне в нем чудится… знакомое.

— В каком смысле знакомое? — спросила иир'ова.

— Не знаю… я еще не понял.

Уроборос приподнялся на десятке-другом задних лапок, а десятком-другим передних поднял булатный посох и воткнул его в сырой мох рядом с кочкой, на которой сидели американцы. Хрустальный шарик сверкнул, поймав солнечный луч, и над ним на мгновение повисла крошечная радуга.

Иир'ова и эливенер молчали, глядя на уроженца Карпат. А тот медленно поглаживал посох пушистыми лапками, словно холодный булатный посох был живым существом, нуждавшимся в ласке. Эливенер надеялся всей душой, что уроборосу удастся справиться с загадкой хрустальной крошки…

Но немного погодя Дзз вздохнул, прикрыл глаза и передал:

— Нет… не понимаю. Что-то вертится, вроде бы совсем близко — а поймать не удается. Что-то… ну да, мне кажется — связанное со зрением… Нет, не понимаю, — огорченно повторил он и отошел от посоха.

— А как именно он связан со зрением? — негромко спросил эливенер. — Ты не можешь сказать точнее? это просто способность видеть дальше и больше, или это что-то другое?

— Не знаю, — еще раз повторил малыш Дзз. — Не понимаю. Но мне кажется, это другое… ну, что-то вроде предвидения, или даже ясновидения. Но это лишь мои ощущения.

К сожалению, в этот момент размышлениям троих друзей помешали три птенца, основательно проголодавшиеся в ходе усиленных тренировок. Они с хриплыми воплями прискакали к кочке, на которой расположились друзья, и начали нападать на кошку и эливенера, требуя еды. Уроборос, ни разу их не кормивший, интереса у птенцов не вызвал.

— Мама! Кушать! Мама! Кушать! — мысленно орали ящеры, сопровождая мысль громогласным карканьем, и при этом норовили покрепче хлопнуть кого-нибудь крылом. — Мяса! Мяса!

— Ну, обжоры, — проворчал брат Лэльдо, вставая и направляясь к лежавшим поодаль кускам мяса броненосца. — Да не дерись ты, балда! — прикрикну он на Мими, увязавшуюся за ним следом и колотившую эливенера клювом по ногам. — Сейчас нарежу, потерпи!

Вообще-то, подумал при этом эливенер, пора бы малышам и самим уже научиться добывать себе пропитание. Не такие уж маленькие… вымахали будь здоров, а все попрошайничают…

Но деваться было некуда. Птенцы орали, требуя еды, и все равно не отстали бы, как ни объясняй им, что надо самим ловить лягушек.

Трое друзей решили, что эту ночь они проведут на прежнем месте, а с утра пораньше попытаются пересечь полосу нестабильности ментального пространства. Беспокоиться за птенцов уже не приходилось — они не отстанут по дороге. Если и не сумеют пролететь разом все необходимые шесть-семь километров, то уж по крайней мере будут передвигаться короткими перелетами, на это их умения хватит. Тем более, что птервусы теперь вполне понимали обращенную к ним мысленную речь, и им можно было без труда объяснить, что надо поторопиться. Конечно, большими интеллектуалами ящеров назвать было вряд ли было возможно, но ведь никто и не намеревался заставлять их решать тактические или стратегические задачи.

11
{"b":"10199","o":1}