ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лэса, несмотря на всю свою силу и мужество, конечно же, не могла идти быстро. Да и расстояние между ней и братом Лэльдо, судя по всему, оказалось не маленьким. Кошка и эливенер почти не обменивались мыслями, чтобы не тратить энергию понапрасну, они лишь прикинули, где находится каждый из них. Получалось, что Лэсе нужно прошагать около четырех километров, да еще с уроборосом на спине. Малыш почему-то до сих пор не очнулся, и это уже начало тревожить брата Лэльдо. Но он помалкивал, зная, что иир'ова как целитель почти не уступает ему самому. Разберется.

Хищные детки начали понемногу шевелить лапами, малышка Сиси уже пыталась приподнять голову, но длинная тонкая шея не выдерживала еще веса головы с огромным зубастым клювом, и Сиси снова уткнулась в траву, жалобно каркнув. Додо подтянул распластанные крылья, но это потребовало от него таких усилий, что он едва не лишился сознания. Брат Лэльдо поспешил положить ладонь на голову глупыша, чтобы поддержать слабеющий поток сознания птенца. Додо закряхтел, наслаждаясь лаской. Мими, похоже, чувствовала себя хуже всех, она пока что вообще не предпринимала попыток изменить положение тела, лишь едва заметно подрыгивала лапами. Эливенер занялся ею.

Прошло около получаса, когда до него донесся мысленный голос степной красавицы:

— Лэльдо, здесь отличное озеро. От вас примерно в трех километрах, чуть меньше. Как там птенцы? Не могут еще двигаться?

— Нет, — грустно ответил эливенер. — До этого еще далеко. А где наши мешки с флягами — я понятия не имею. Не в чем и воды-то принести.

— Ничего, придумаем что-нибудь… — И Лэса снова замолчала.

Время тянулось медленно, как в дурном сне. Боль уже ушла из тела эливенера, но слабость еще оставалась. Продолжая поглаживать птенцов, он поднял голову и впервые после того, как очнулся, посмотрел на небо.

Густо-фиолетовый купол усыпали крупные яркие звезды. Но брату Лэльдо они были незнакомы.

14

Брат Лэльдо даже не пытался понять, как могло случиться такое — бешеный смерч, пронесшийся над лесом и бросивший под деревья людей и птенцов, вроде бы даже и единого листочка с ветвей не сбил. Уж чего-чего, а ураганов молодой эливенер повидал в своей жизни немало. И всегда после них оставались выдранные с корнем деревья, сорванные крыши домов, покалеченные животные и люди. Но лес вокруг эливенера стоял тихий и спокойный, как будто никакого смерча и не видывал.

Что-то тут было не так.

Возможно, смерч был послан кем-то, кто желал захватить в плен отряд брата Лэльдо? Но тогда почему люди и птенцы очутились в лесу, в одиночестве, вроде бы никому не нужные? Впрочем…

Молодой эливенер только теперь догадался проверить состояние ментального пространства.

Оно оказалось абсолютно здоровым, стабильным… никаких признаков неустойчивости энергетических линий брат Лэльдо не обнаружил. Здесь все было в полном порядке. Мысль могла лететь вдаль на любое расстояние, не встречая ни малейших препятствий. Зоны искаженных потоков ментальной энергии, еще недавно ощущавшиеся справа и слева от путников, исчезли без следа.

Открытие ошеломило брата Лэльдо.

Неужели их занесло в земли Других людей?

И как им теперь отсюда выбираться?

Брат Лэльдо тяжело вздохнул и снова принялся поглаживать задремавших птенцов. Они в общем-то уже чувствовали себя неплохо, нужно было только напоить и накормить их, и хищные детки смогут отправиться в путь. Крылатые рептилии явно способны были восстанавливать силы куда быстрее теплокровных существ.

— Лэса, — в очередной раз окликнул он боевую подругу. — Как вы там?

— Отлично! — ответил вместо кошки уроборос. — Просто отлично!

— Малыш, ты очнулся! — обрадовался эливенер. — Наконец-то, а я уж тревожиться начал!

— Это потому, что ты незнаком с нашим народом, — весело сообщил Дзз. — Ты никак не можешь осмыслить, что такое работа под землей. Ну, представь, порода не выдержала, обвал, тебя засыпало камнями… а?

— Жуть! — искренне воскликнул брат Лэльдо.

— Вот то-то! Для тебя — жуть, для нас — обычное дело. Конечно, если не успеешь задействовать отталкивающее поле, то и раздавить камнями может, но такое очень редко случается. Но если, например, кто-то ушел очень глубоко в гору, и все-таки пострадал при обвале, ну, ушибло его камнем, — что тогда?

— И что тогда?

— Да вот как раз то самое. Мы отключаемся до тех пор, пока силы не восстановятся полностью. Организм сам собой работает. Ты ведь знаешь, я могу очень долго обходиться без воздуха, так что даже то не страшно, что в завал могут, например, просочиться из земли ядовитые газы. А когда очнулся — все в порядке, встал и начал грызть камни, выбираться обратно. И все дела!

Эливенер расхохотался, радуясь тому, что уроборос и в самом деле, судя по всему, полностью пришел в порядок. Он пребывал в беспамятстве до тех пор, пока не исчезли все последствия встряски. И все дела!

Иир'ова с уроборосом вышли на поляну, когда ночное небо над головой уже начало менять оттенок. Невидимые за деревьями лучи солнца смыли фиолетовую тьму, звезды побледнели, под ними заскользили легкие прозрачные облачка, сначала темно-серые, потом розоватые… и наконец на вершины зеленых гигантов упали первые золотистые лучи.

Лэса первым делом подошла к птенцам и начала внимательно их осматривать. Не то чтобы она не доверяла врачебному таланту молодого эливенера, а просто две головы лучше, чем одна, и две пары рук быстрее поднимут ослабевшее существо. Но птенцы просто спали, уже не страдая от боли. Однако их сильно мучила жажда, это ощущалось даже сквозь глубокий сон.

— Надо идти к озеру, — решила иир'ова. — Лучше их разбудить, они уже в состоянии идти. Точнее, лететь. Перепархивать. Лес тут не слишком густой.

— Да они уже и над деревьями летать смогут, пожалуй, — предположил брат Лэльдо.

— Ну, смогут или не смогут, по дороге разберемся. Где же наши мешки и посохи? Малыш, ты не мог бы их поискать? — спросила иир'ова, обращаясь к уроборосу.

— Не знаю, — с сомнением в мысленном голосе ответил Дзз. — Очень уж они невелики… ну, я попробую, конечно.

Он приподнялся на задние лапки и, сосредоточившись, начал внимательно сканировать окружавший их лес. Он усердия шипы на голове и спине уробороса слегка шевелились, как будто это были многочисленные антенны, при помощи которых шел поиск. Но на самом деле, конечно же, шипы к поиску никакого отношения не имели. Уроборос исследовал местность благодаря особому органу, имевшемуся в его теле и расположенному в районе солнечного сплетения.

— Ой, кажется, что-то нашел… — вдруг сообщил уроборос немного растерянно. Похоже, он и сам никак не ожидал такого результата. — Вроде бы мешок… вон там, неподалеку!

Малыш Дзз махнул сразу десятком передних лапок, указывая на юго-восток. Лэса мгновенно рванула в ту сторону, уже на ходу спросив:

— Что там рядом, не знаешь? Какой-нибудь ориентир есть?

Уроборос даже глаза зажмурил от усердия.

— Там… там упавшее дерево, очень толстое, гнилое… а рядом яма. Ой! Лэса, в ней зверь! — завопил во всю силу мысли уроборос. — Осторожнее! Он большой!

Но иир'ова уже была рядом с целью.

15

Эливенер вскочил, готовый бежать на помощь. Кошка находилась совсем недалеко, метрах в шестистах от поляны. Брат Лэльдо рефлекторно схватился за ножны, и — о чудо! Ятаганы хворь-перевязок оказались на месте! А он до сих пор и не замечал этого!

— Лэса, — осторожно позвал кошку эливенер, — Лэса, что там?

После недолгой паузы иир'ова спокойно ответила:

— Да ничего, спит он. Что-то вроде медведя.

— Если он медведь, зачем ему спать летом? — возразил брат Лэльдо. — Ты бы все-таки поосторожней!

— Я уже возвращаюсь, — сообщила степная охотница. — Оба мешка тут, и оба посоха. Как будто нарочно кто-то их в кучку сложил. Подозрительно.

Это и в самом деле было слишком подозрительно. Слишком подозрительно.

14
{"b":"10199","o":1}