ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Уже взрослый, еще ребенок. Подростковедение для родителей
Факультет чудовищ. С профессором шутки плохи
Фея Бориса Ларисовна
Люди среди деревьев
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер
Вата, или Не все так однозначно
Стать богатым может каждый. 12 шагов к обретению финансовой стабильности
Опасное увлечение
Милая девочка
A
A

— Гималаи? — Охотник слегка приподнял брови, словно услышал нечто сомнительное. — Гималаи… да, я слышал об этих горах. Но они очень далеко.

— Ну, так уж получилось, что мы оказались в ваших краях, — развел руками молодой эливенер. — А теперь хотели бы пойти дальше.

— Это вряд ли у тебя получится, — серьезно сказал охотник. — К сожалению, сэр, мы будем вынуждены задержать тебя и доставить в город. Поверь, тебе нечего бояться, если ты честный человек. Но у нас есть причины к тому, чтобы проверять всех чужаков. Значит, говоришь, тебя занесло ураганом? А не смерчем?

— Да, именно смерчем, — кивнул брат Лэльдо.

— Ну, забирай своих друзей, и пошли, — твердо сказал охотник. — Разберемся.

Он свистнул, отзывая собак, и свора нехотя вернулась на дорогу.

Лэса осторожно спустилась с дерева, уроборос оставил в покое штаны эливенера, за которые продолжал цепляться вплоть до этой минуты. Подобрав сброшенные мешки, двое американцев и уроженец Карпат вышли на дорогу.

Как только собаки увидели иир'ову, они словно взбесились, и Лэсе пришлось снова взлететь на ближайшее дерево.

Охотники, поджидавшие бородатого, не слезая с седел, захохотали.

— Над чем они смеются? — недоуменно спросил эливенер.

— Да над твоей кошкой, — сдержанно улыбнулся бородатый. — Ну, ничего, у нас есть запасные кони, сажай ее в седло позади себя, иначе, конечно, они ее просто разорвут.

— Да она и сама верхом ездит не хуже меня, — сказал брат Лэльдо. — Так что если уж у вас есть лишние скакуны, дайте ей одного.

— Сама? — странным тоном переспросил бородач. — Ну, смотри… тебе видней. Может, и этому колючему дать коня? — Он кивнул в сторону уробороса.

— Нет, малыш поедет со мной.

Эливенер пока что не понял, что вызывает у англичан такое необычное отношение к его друзьям, но решил, что сейчас не время разбираться в этом. Ему показали, на какую лошадь он может сесть, и, подхватив уробороса, он вскочил в седло, оглянувшись на Лэсу. Она уже сидела на спине предоставленного ей скакуна.

Кавалькада двинулась по дороге на север.

Хищные детки остались в лесу. Как ни звали их все трое друзей, рассылая мысленный клич во все стороны, ни один из маленьких птервусов не откликнулся. Но Лэльдо и кошка, обменявшись несколькими словами, решили не отправляться на их поиски. Детки были уже достаточно взрослыми.

Лошади, на которых ездили англичане, были ничуть не похожи на тех, с которыми брат Лэльдо и его друзья познакомились на побережье океана, в Италии. Там, в далекой стране, лежавшей между горами и океаном, лошади были умны и прекрасны. А здешние оказались полностью лишены разума, и к тому же выглядели, по мнению молодого эливенера, немного странно. Ну, прежде всего, они почему-то были полосатыми, их бока напоминали черно-белые матрасы. Во-вторых — они обладали очень длинными шеями, из-за чего головы лошадей мешали всаднику смотреть на дорогу. К тому же лошадиные шеи по окраске отличались от туловищ. Вместо полосок по ним были разбросаны такие же черные горошины, как те, что украшали бока огромных собак. Да еще между крупными, заостренными сверху ушами животных торчали почему-то короткие рожки с утолщениями на концах, как будто кто-то надел на эти рожки небольшие шарики, дабы избежать опасности удара остриями под зад.

Но в целом, как подумал брат Лэльдо, оглядев всадников, кавалькада выглядела великолепно. Черно-белые лошади, черно-белые собаки, всадники в костюмах сдержанных цветов — серовато-зеленых, серовато-голубых, розовато-коричневых… и яркие перья на шляпах с узкими полями и высокими тульями — белые, красные, желтые, зеленые… Да, решил молодой эливенер, этот народ обладает куда более изысканным вкусом, чем итальянцы, чьи наряды просто убивали своей пестротой и насыщенностью красок. К тому же итальянцы слишком уж злоупотребляли золотыми украшениями со множеством драгоценных камней. А на руках англичан брат Лэльдо заметил лишь по два-три перстня удивительно тонкой работы, и все. Ни браслетов, ни цепочек они не носили. Впрочем, тут же решил эливенер, может быть, они не надевают лишнего на охоту. Ну, в любом случае все это не имело никакого значения.

Зато другой обычай здешних людей привел брата Лэльдо в немалое изумление. То один, то другой всадник вдруг доставали из кармана верхней одежды какую-то черную палочку и разжигали ее, прикрывая спичку ладонями от ветра. И начинали вдыхать чудовищно вонючий и ядовитый дым — тот самый, след которого заставил уробороса расчихаться там, в лесу… Зачем они это делают, гадал эливенер, какой в этом смысл? Но сейчас было не время для того, чтобы задавать вопросы.

Кавалькада скакала долго, почти час, когда наконец лес закончился, и отряд выбрался на равнину.

20

Далеко впереди показался город.

Издали он выглядел немного похожим на горную гряду, — потому что его окраины были застроены невысокими, одноэтажными домами, но чем ближе к центру, тем дома становились выше. И где-то в самом сердце этого огромного поселения возносилась к небу каменная башня с огромными часами, увенчанная позолоченным шпилем.

Почти всю дорогу трое друзей молчали, и каждый из них думал о том, как странно повернулись события. Охотники, набредшие на них в лесу, пожалуй, спасли троицу от встречи с тем неведомым существом, которое охотилось с помощью смерча. И в то же время англичане знали об этом явлении, и не просто знали, а явно опасались его. Возможно, они попозже расскажут то, что им известно о смерчах?..

Но теперь, при виде города, друзья на время забыли о предыдущих событиях.

— Водой пахнет, — заметила иир'ова. — Пресной водой. С запада.

— Там река, — пояснил уроборос, никогда не забывавший о своей обязанности — постоянно сканировать местность. — Довольно большая река. Она течет на север, через город.

— Отлично, — обрадовалась кошка. — Может быть, в ней и рыба водится?

Время от времени под копыта лошадей попадались камешки, и тогда раздавался металлический звон. Уроборос в конце концов передал:

— Ну, теперь ты видишь, что у них железные ноги?

Но брат Лэльдо уже понял, в чем дело. Копыта лошадей были подбиты железом! «Какой ужас, — подумал брат Лэльдо, — бедные животные, для чего над ними так издеваются?»

— Не ноги железные, — ответил он уроборосу, — а на копыта прибиты железные пластинки.

Но когда кавалькада ворвалась на окраину города и помчалась по узким улицам, распугивая людей и животных, трое друзей поняли, что без железных подков лошади просто-напросто сбили бы копыта до крови, носясь по булыжникам, которыми были вымощены городские магистрали.

Трое друзей думали, что окажутся в каком-то из городских домов, как это случилось с ними в далекой Италии, но охотники просто срезали путь, промчавшись окраинами, и тут же кони снова вынесли их за город, только уже с другой стороны, восточной. Здесь, похоже, располагались владения любителей жизни на свежем воздухе.

И вот наконец их путь закончился. Кавалькада остановилась перед широкими коваными воротами, по обе стороны от которых тянулась каменная стена высотой метра в полтора, не больше. Ворота возвышались над ней на добрый метр. Какой был смысл в подобном соотношении, никто из троих друзей не понял, ведь перепрыгнуть через такую стену мог даже хромой, — но это было личным делом хозяев поместья, в которое привезли троих друзей охотники. По другую сторону стены сплошной стеной росли аккуратно подстриженные кусты, а за ними виднелись высокие старые деревья.

Всадники придержали коней, коротко переговорили с бородачом — и умчались. Трое друзей остались с бородачом. Брат Лэльдо, провожавший взглядом охотников, не заметил, как распахнулись ворота, но бородач отвлек эливенера от созерцания, сказав:

— Прошу в мои владения!

Уроборос осторожно передал на узкой направленной волне:

— Смотри-ка, у него слуг сколько!

И в самом деле, ворота открылись не сами собой. Возле каждой из их створок стояло по коренастому человеку, а еще четверо, склонив головы, ждали, когда хозяин с гостями въедет в поместье. Все слуги были одеты одинаково — в темно-серые простые костюмы, состоявшие из свободных рубах и мешковатых штанов, и в черные мягкие полусапожки. Лишь пояса, охватывавшие их талии, выделялись яркой пестрой полосой — они были сине-зелеными, клетчатыми.

19
{"b":"10199","o":1}