ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда все четверо собрались у витрины ювелирного магазина, брат Лэльдо попросил дворецкого:

— Подожди минутку, пожалуйста, я хочу сначала посмотреть. — И тут же на узкой волне обратился к уроборосу: — Оцени-ка наши камни, побыстрей!

— Уже, — весело откликнулся малыш Дзз. — Вон там, на синей подушечке, — два изумруда, похожие на твои, но не такой чистой воды. На каждом цена — двенадцать тысяч фунтов. Что бы это ни значило, твой изумруд стоит дороже. А рубин… ага, вон похожий… десять тысяч.

— Отлично, спасибо, малыш, — поблагодарил друга брат Лэльдо. — Интересно, что можно купить на такие деньги?

На этот вопрос ответила иир'ова, успевшая сбегать к витрине соседнего магазина.

— Все, что тебе вздумается. Это очень большая сумма.

— Очень хорошо!

И брат Лэльдо уверенно вошел в магазин.

…Через полчаса, выйдя от ювелира с объемистой кожаной сумкой, битком набитой банкнотами и золотом, брат Лэльдо с улыбкой покачал головой. Конечно, ювелир попытался надуть иностранца. Но, поняв, что имеет дело со знатоком, тут же дал настоящую цену за оба камня, не желая бросить тень на репутацию своей фирмы. Теперь на очереди было другое важное дело: снять подходящий дом для сэра Лэльдо, эсквайра, и его «друзей человека».

Заглянув в ум дворецкого, наверняка отлично знающего, что приличествует настоящему сэру, а что — нет, молодой эливенер понял, чего от него ожидают. Он должен жить в загородном доме с садом. И почему-то важным фактором, определяющим престиж джентльмена, являлись наличие в саду банана с разноцветными плодами, а в доме — огненно-рыжей лисицы.

Против банана брат Лэльдо ничего не имел. Но заводить лисицу ему совсем не хотелось. Прежде всего потому, что лисы были разумными существами. А второй причиной, само собой, являлась их скрытая враждебность к человеку.

Коляска уже ждала их возле тротуара, и седобородый Бэрк настойчиво предложил сэру Лэльдо сесть в нее и отправиться на поиск подходящего жилья.

Видя, что старик устал, эливенер согласился.

Лошади снова зацокали копытами по булыжной мостовой, увлекая коляску обратно в пригород.

28

Но выехать за пределы Лондона троим друзьям удалось не сразу.

Где-то впереди вдруг послышался ритмичный грохот множества барабанов, сопровождаемый звоном литавр и мелодичными звуками неизвестного брату Лэльдо инструмента… это было немного похоже на военный горн, но гораздо мягче. Все экипажи, ехавшие в ту же сторону, что и коляска с гостями сэра Дональда, сразу остановились. Многие из пассажиров поспешили выйти и почти бегом помчались вперед, туда, откуда раздавалась музыка, крича на ходу: «Королева, королева!». Трое друзей переглянулись.

— Что случилось? — спросил уроборос.

— Где-то впереди — королевский кортеж, — пожал плечами брат Лэльдо. — Что, малыш, хочешь посмотреть?

— Хочу, конечно! — с жаром откликнулся уроборос. — Я ни разу в жизни не видел ни одной королевы! У нас в Карпатах их не держат!

— Пошли! — бросила степная красавица, выпрыгивая из коляски.

— Бэрк, я, пожалуй, пойду взглянуть на вашу королеву, — сказал брат Лэльдо, открывая дверцу коляски со своей стороны. — Но ты можешь остаться здесь.

— О, что ты, сэр! — обиделся дворецкий. — Я тоже хочу увидеть нашу любимую Викки!

— Ну, дело твое.

И они всей компанией присоединились к взволнованной толпе.

Оказалось, что поперек той улочки, по которой они ехали, в двух кварталах впереди пролегает довольно широкая (по здешним меркам) магистраль. Толпы лондонцев теснились на тротуарах, но мостовая оставалась свободной. Впрочем, не сама по себе. Вдоль края тротуаров стояли здоровенные солдаты в очень странных, на взгляд американцев, мундирах. На солдатах были черные, до блеска начищенные короткие сапоги, ярко-синие штаны в обтяжку, красные кафтаны с золотыми галунами и пуговицами, и в довершение всего на головах бедняжек возвышались огромные меховые шапки, похожие на темно-рыжие стоги сена. Портупеи из лакированной кожи, длинные сабли в украшенных эмалью ножнах, да еще и широкие кушаки в ослепительную черно-желтую клетку… ну и ну, подумал брат Лэльдо, их впору на поле ставить, гигантских скворцов распугивать.

Грохот и звон оркестра приближался, и троим друзьям ужасно хотелось заткнуть уши, но это было бы явным нарушением приличий. И вот наконец Лэльдо и кошка через головы толпы увидели начало шествия. Молодой эливенер, недолго думая, подхватил на руки уробороса, иначе малыш Дзз остался бы без развлечения.

Перед оркестром шел, пятясь задом наперед, человек в ярко-красной одежде с длинным жезлом в руке. На верхушке жезла красовался некий шар с прицепленным к нему пучком длинных волос. Человек взмахивал жезлом, задавая оркестру ритм.

Сами оркестранты были одеты в белое с золотом. Десять барабанщиков, шесть литаврщиков, а дальше — духовые инструменты. Брат Лэльдо с интересом присматривался к жарко горящим медным трубам, большим, непривычно изогнутым… и еще там было нечто вроде флейт…

— Как называются те маленькие инструменты, Бэрк? — во все горло заорал брат Лэльдо.

— Гобои и английские рожки, сэр! — проорал в ответ дворецкий.

Эливенер с трудом расслышал его.

А следом за грохочущим оркестром ехала огромная карета… она выглядела точь-в-точь, как банан!

— Ну, это уж слишком! — мысленно возмутилась степная охотница. — Они тут совсем свихнулись на этом фрукте!

— Ну, наверное, у них есть к тому какие-то причины, — предположил брат Лэльдо.

— Я что-то не понял, — встрял в их мысленный разговор уроборос. — Я слышал, они называют свою королеву красавицей. Ну… Лэльдо, как она на твой взгляд ?

Эливенер только теперь обратил внимание на женщину, сидевшую в этой странной открытой карете. И поперхнулся от неожиданности.

Он увидел немолодую длинноносую даму, невероятно полную, в пышном черном платье со множеством оборок и в огненно-рыжем парике. В ушах, на шее и на пальцах Виктории сверкало огромное количество драгоценных камней в затейливых оправах. Королева дышала тяжело, то ли она страдала астмой, то ли просто мучилась от ожирения. Но при этом живые темно-карие глаза королевы светились незаурядным умом.

Королевский кортеж медленно продвигался вперед, и тем бы и закончилась встреча американцев и уроженца Карпат с английской королевой, если бы по толпе не прокатился вдруг испуганный крик:

— Драконы!… Драконы!…

Королевские гвардейцы уставились в небо, следуя взглядам толпы, — и схватились за сабли. Эливенер и кошка тоже посмотрели вверх — и тут же мысленно закричали:

— Детки! Детки! Сюда! Сиси! Мими! Додо! Мы здесь!

Над улицами Лондона парили три хищные ящера!

Друзья не заметили, что оглушительный оркестр умолк, что банановая карета королевы Виктории остановилась, им было не до того… да, похоже, и никто в толпе этого не заметил. Англичане с ужасом следили за снижавшимися драконами… и брат Лэльдо, спохватившись, закричал:

— Прошу вас, уважаемые, не пугайтесь, это просто мои друзья! Это мои домашние любимцы, только и всего!

По толпе пробежал изумленный ропот… и тут надо воздать должное британцам. Поняв, что угрозы их любимой королеве нет, они мгновенно взяли себя в руки и замерли, не спуская, правда, глаз с подозрительных «друзей человека». Вокруг молодого эливенера и его компании как бы само собой образовалось достаточно обширное свободное пространство, и хищные детки не замедлили спланировать к ногам брата Лэльдо.

Радостно колотя крыльями и клювами эливенера, иир'ову и даже уробороса, поспешно прижавшего к спине свои шипы, почти уже взрослые птенцы мысленно вопили:

— Ага, мы вас нашли! Ага, догнали! Вот мы! Вот как!

— Да почему же вы не откликнулись там, в лесу, когда мы вас звали? — с улыбкой спросил брат Лэльдо.

— Страшно! Звери! Большие! Мы испугались!

Иир'ова расхохоталась.

— Монстру ноги отгрызли, и хоть бы что, а собаки вас перепугали до полусмерти? Ну, детки, вы даете!

27
{"b":"10199","o":1}