ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Кричат! Страшные звери! Кушать хотим! Кушать!

— Ну, только не врите, что вы со вчерашнего дня не ели! — не поверил им брат Лэльдо.

Птенцы засмущались. Лэльдо и степная охотница без труда прочли в их умах перечень съеденного со вчерашнего полудня: лягушки, гигантские лесные мыши, полдюжины змей и так далее. Хищные детки поохотились на славу.

— Ну, впрочем, в городе и в самом деле вам вряд ли удастся самостоятельно подхарчиться, — усмехнулся брат Лэльдо. — Давайте так сделаем. Мы сейчас поедем дальше в экипаже, а вы полетите следом за нами, хорошо?

— Хорошо! Хорошо! — мысленно завопили детки, одновременно разевая во всю ширь огромные зубастые клювы и хрипло каркая.

Толпа, окружавшая иностранцев, шарахнулась в разные стороны.

— Летите, летите! — поторопила деток иир'ова. — А то вы весь город перепугаете!

Птервусы послушно замахали перепончатыми крыльями и взлетели с места, стремительно набирая высоту.

Толпа завороженно задрала головы, следя за ящерами.

И в этот момент чья-то рука осторожно коснулась локтя молодого эливенера. Брат Лэльдо оглянулся.

Рядом с ним стоял представительный джентльмен в строгом темно-сером камзоле, аккуратно причесанный, с маленькой холеной бородкой и пышными пшеничными усами.

— Прости за бесцеремонность, сэр иностранец, — негромко сказал усатый, — но ее величество изъявила желание познакомиться с тобой. Если ты не против, она хотела бы также поближе рассмотреть твоих любимцев.

— О! — с искренним удивлением воскликнул брат Лэльдо. — Сама королева? Почту за честь…

И он следом за усатым пошел к банановой карете. «Любимцы», едва сдерживая смех, шагали следом. Толпа расступалась перед ними, люди провожали молодого эливенера завистливыми взглядами.

Ведь молодому иностранцу повезло так, как редко везло кому-то из благородных английских сэров!

29

Королева, внимательно глянув на каждого из троих друзей по очереди, кивнула им и жестом указала на места за своей спиной. Троица, поклонившись Виктории, так же молча забралась в длинную карету — и в то же мгновение снова загрохотали барабаны, зазвенели литавры… королевский кортеж двинулся дальше.

Разговаривать, пусть даже и мысленно, в таком шуме было почти невозможно, и потому трое друзей просто таращили глаза, рассматривая город и горожан, да время от времени внимательно изучая необъятную спину королевы Виктории и ее рыжий парик. Старушка Викки ни разу за время пути не обернулась к гостям, но когда брат Лэльдо попытался сунуться в королевские мысли, то наткнулся на плотный ментальный барьер. Вот это да, изумленно подумал молодой эливенер, старушка-то — телепат! И не слабый! Как же это получается, гадал он, благородные сэры считают телепатию неприличной, а их собственная боготворимая королева владеет этим искусством, как какой-нибудь сапожник! Эту загадку следовало разгадать в самое ближайшее время.

Эливенер не сразу заметил, что на коленях королевы, полускрытая многочисленными черными оборками, свернулась клубочком рыжая лисица. Лисица не только держала постоянный и очень жесткий ментальный экран, как это делали все ее сородичи, она еще и выровняла, почти полностью сгладив, эмоциональный фон… то есть приложила все усилия к тому, чтобы ее сочли пустым местом. Это не понравилось брату Лэльдо, и он с максимальной осторожностью сообщил кошке и уроборосу о присутствии подозрительного существа. Но обсуждение темы пришлось, естественно, отложить на более подходящее время.

Кортеж торжественно продвигался вперед, хищные детки кружили в небе над каретой, светило солнце, дул свежий ветерок… и все было прекрасно в этом прекраснейшем из миров. А уж когда королевская банановая карета вкатила в широко распахнутые ворота и очутилась в огромном дворе перед величественным дворцом, трое друзей и вовсе решили, что желать им на сегодняшний день больше нечего. Королева привезла их в свой дом!

…Великолепный парк, больше смахивающий на тщательно ухоженный лес, тянулся на многие сотни метров. Дворец Вестминстер, над которым нависала башня с часами, уже исчез из виду, скрывшись за кронами огромных старых деревьев с корявыми стволами. Но королева продолжала неторопливо шагать вперед по безупречно гладкой дорожке, с трудом переставляя отекшие ноги. Виктория молчала, и трое друзей, тащившиеся за ней следом, тоже помалкивали, соблюдая правила этикета (наскоро прочитанные в умах придворных). Наконец за очередным поворотом тропинки открылась просторная солнечная поляна, в центре которой стояла большая нарядная беседка, сплошь увитая плетями винограда. Золотистые гроздья зрелых ягод, выглядывавшие из темной листвы, сразу пробудили в эливенере зверский аппетит. Ведь они с друзьями завтракали так давно!

Виктория вдруг оглянулась, ее живые темно-карие глаза сверкнули весельем.

— Нам сейчас подадут чай, — сказала она низким, чуть хрипловатым голосом. — А что едят остальные?

Эливенер улыбнулся. Старушка Викки без малейших церемоний, истинно по-королевски, сунулась в его ум, и… расхохоталась.

— Понятно, — продолжила она. — Тебе — мясо. Лучше сырое, — она глянула на степную охотницу. — А еще рыбу и молоко. А малышу… — и тут она снова закатилась хохотом. — Да ты у нас самоед! — сквозь смех выговорила королева. — Ну, чудеса!

Из-за беседки вышел важный седобородый джентльмен и, склонив голову, приблизился к королеве. Она распорядилась насчет чая и прочего, а потом добавила:

— И чтобы ни души на сто метров вокруг, понятно?

— Да, твое величество, — ответил седобородый и удалился.

Вскоре вереница слуг, нагруженных подносами, потянулась из-за деревьев к беседке. Круглый стол, стоявший в центре этого изящного сооружения, застелили роскошной парчовой скатертью и сплошь уставили блюдами, накрытыми высокими крышками. В центре стола водрузили корзину с разноцветными бананами. Затем были доставлены чайники и небольшая жаровня, полная горячих углей. А после этого слуги удалились, оставив королеву наедине с гостями.

— Ну-с, приступим, — весело сказала Виктория, усаживаясь в кресло во главе стола и жестом приглашая троих друзей занять места напротив нее.

Пока гости устраивались в мягких креслах с высокими спинками, ее величество небрежно сняла крышки с ближайших к ней блюд и отбросила их в сторону, на один из диванов, стоявших вдоль стен беседки. Обнаружив на одной из огромных тарелок куски свежего, сочащегося кровью мяса, Виктория сообщила:

— Это для зеленоглазой красотки.

Лэса не стала отказываться от угощения. Подтащив блюдо к себе поближе, она впилась острыми белыми клыками в самый аппетитный на ее взгляд кусок. Королева тем временем отыскала сырую рыбу и кувшин с молоком. Все это было поставлено рядом с иир'овой.

— Ну, а ты что любишь? — спросила Виктория брата Лэльдо. — Только не ври, что ты аскет! Все равно не поверю. Ты нормальный здоровый мужик.

Эливенер снова рассмеялся, вконец очарованный старушкой Викки.

— Я тоже люблю мясо, — сказал он, — только жареное.

— Верю, — кивнула королева. — На сыроеда ты не похож.

Они приступили к еде, приглядываясь друг к другу. Чтобы избавить королеву от соблазна покопаться как следует в их умах, трое друзей закрылись ментальными экранами, что вызвало у Виктории очередной приступ веселья. Ее пышная грудь тряслась от хохота, многочисленные оборки черного платья полоскались, как от сильного ветра. И тут брат Лэльдо вспомнил про лисицу и спросил:

— А где твоя лисичка, твое величество? В карете она сидела у тебя на коленях.

— Нечего ей тут подслушивать, — ответила королева.

— Да она и издали может подслушать с тем же успехом, — заметила иир'ова. — Так что разницы никакой.

— Издали? — вздернула брови королева, и ее добродушное круглое лицо слегка помрачнело. — Ты уверена?

— Конечно, — кивнула Лэса. — Мы это сразу обнаружили, как только попали в ваш город.

Королева Виктория вдруг глубоко задумалась. Трое друзей молчали, не желая мешать ей.

28
{"b":"10199","o":1}