ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

К тому же, как выяснилось, у нее были причины верить кошке.

Немного помолчав, Виктория неторопливо заговорила:

— У меня четверо детей, два сына и две дочери. Но у старшего из наследных принцев до сих пор нет потомства. Сначала я думала, что виной тому — его супруга. Но он не сумел смастерить ребенка и своим любовницам, а их у него было уже семь. У младшего принца родилась одна дочь — и все. А это опасно для династии. И для государства в целом. У благородных лордов дела обстоят примерно так же.

— А простонародье благополучно плодится? — догадался вдруг эливенер. — Оно не есть королевских бананов?

Виктория кивнула.

— Мне кажется, — задумчиво передала иир'ова, — начинать нужно с лисиц.

— Но почему? — тихо спросила королева. — Ты так и не объяснила, что в них странного.

— Ящеры правы. Лисы — не те, за кого они себя выдают, — ответила колдунья.

31

Друзьям не пришлось снимать для себя дом. Королева Виктория пригласила их поселиться в ее дворце.

Когда ошеломленный Бэрк привез из дома сэра Дональда их скромные пожитки, троица уже устроилась в трех скромных маленьких комнатах в правом флигеле Вестминстерского дворца, рядом с кухнями и черным ходом. Правда, королева Виктория пыталась поместить друзей поближе к собственным апартаментам, но они отказались наотрез. Им необходима была свобода передвижения, чтобы потихоньку заниматься своими делами, а вокруг королевы постоянно толпилось слишком много народу — и придворные, и прислуга разного рода… нет, там каждый человек оказывался уж слишком на виду.

Зато птенцы ничуть не возражали против того, чтобы находиться в центре внимания. Они решили, что их постоянное место — на большом лугу, отделявшем дворец от парка. Тем более, что в центре этого луга красовалась искусственная горка, покрытая лианами и цветами. На этой горке и восседали молодые птервусы, когда им надоедало парить над Лондоном и его окрестностями. И всегда пользовались большим успехом. Придворные не упускали случая угостить чем-нибудь вкусным любимцев королевы и ее гостя сэра Лэльдо, эсквайра. Эливенер уже через день начал всерьез опасаться, что детки могут заболеть ожирением… и уж во всяком случае, им грозила полная потеря самостоятельности. Впрочем, их ведь никто и не гнал отсюда, не заставлял самостоятельно добывать себе пропитание.

…Занявшись изучением ситуации, друзья первым делом обнаружили, что подлинная численность огненно-рыжих лисиц, проживающих на территории доброй старой Англии, раз в двадцать превышает официальное число. И одно это уже могло вызвать подозрения. Зачем было рыжим тварям таиться и скрываться? Ведь англичане относились к ним — лучше не придумаешь. Взяв странный факт на заметку, иир'ова и эливенер занялись дальнейшим расследованием. То есть внешняя сторона работы лежала, конечно, на брате Лэльдо, — ведь степная охотница не могла приставать к людям с вопросами. Но она шныряла вокруг, подслушивала и подсматривала, заглядывала в чужие умы, собирая слухи и сплетни своими методами. Уроборос тоже не дремал. Его забавная с точки зрения англичан внешность позволяла малышу совать нос, куда ему вздумается, — ему везде были рады. А он тоже держал ушки на макушке, слушал, впитывал, запоминал…

Для обсуждений у них оставалась только ночь, поскольку вечера им приходилось проводить в покоях королевы Виктории. Но и там можно было услышать много интересного… тем более, что старушка Викки, посвященная в планы друзей, знала, какие темы для бесед предлагать своим послушным придворным.

И в конце концов стала вырисовываться некая картина.

…Около семидесяти лет назад откуда-то с юга примчался гигантский черный смерч, к счастью, не достигший населенных районов, а почему-то растаявший над лесом, тянувшимся бесконечной полосой с востока на запад довольно далеко от Лондона. В тот момент в лесу находилась группа охотников. И именно они, а точнее, их собаки, нашли пять потрепанных лисиц, принесенных смерчем невесть откуда. На одной из лисиц был ошейник, из чего благородные джентльмены сделали вполне естественный вывод: лисица кому-то принадлежала, была «другом человека». Но искать ее хозяев на бескрайних болотах юга никто не собирался. Зверюшек доставили в Лондон. При более внимательном осмотре обнаружилось, что к ошейнику привязан крошечный кожаный мешочек с семенами банана. Это несколько удивило сэра Грэя, в чьем доме очутились две из найденных лисиц (так как их поймали именно его охотничьи собаки). Из чистого любопытства сэр Грэй приказал садовнику высадить доставшиеся ему столь необычным образом семена, хотя бананов в его саду и без того хватало.

Семена проросли на удивление быстро, и вообще это растение тянулось вверх со скоростью, вовсе не свойственной обычным бананам, хотя и те и росли совсем не медленно. И почти сразу на концах их листьев появились закрученные спиралями усики. Сначала старший садовник сэра Грэя не трогал эти забавные отростки, но когда один из помощников младшего садовника пострадал из-за них (усики присосались к его руке, в результате чего на коже появились долго не заживавшие язвы), старший садовник, ни слова ни говоря хозяину, распорядился усики обрезать сразу же, как только они появятся. А поскольку усики лезли беспрерывно, новый банан требовал постоянного внимания. Но старший садовник сэра Грэя не сдался…

А в результате родился королевский банан.

Но с момента высадки семян до момента созревания первой грозди ярких плодов прошло все же немного больше четырех месяцев. И за это время пять лисиц, подобранных в лесу, едва не зачахли вконец. Они отказывались от пищи, несмотря на то, что их новые владельцы предлагали бедным зверюшкам все, что только можно было найти в старой доброй Англии. Лисы лишь изредка выпивали понемногу молока — и все. Но когда на стройном, рослом банане запестрела первая гроздь плодов, все пять лисиц собрались в саду сэра Грэя и уселись под деревом, жалобно подвывая. Они выглядели ужасно: тощие, с облезшей шерстью, с потускневшими глазами…

Сэр Грэй, выслушав доклад дворецкого, немедленно отправился в сад, и, увидев тягостную картину, приказал сорвать гроздь и предложить лисицам. Именно так и выяснилось, что цветные бананы — основа питания милых животных.

…За прошедшие годы бананы размножились, лисицы расплодились, и все вроде бы шло прекрасно в этом прекраснейшем из миров, вот только в семьях благородных сэров почему-то с каждым годом рождалось все меньше и меньше детей, а простолюдины ненавидели огненно-рыжих пушистых «друзей человека»…

И еще гости королевы Виктории сумели услышать множество историй о загадочной гибели благородных сэров. То один, то другой глава рода, не имеющий прямых наследников, умирал самым таинственным образом. Сыщики Скотланд-Ярда сбились с ног, пытаясь отыскать неуловимых убийц, но даже малейшего следа на местах преступлений найти им не удавалось. Зато всегда где-то поблизости оказывалась одна из рыжих лисиц… а к вдове убитого, как правило, вскоре сватался какой-нибудь знатный иностранец. И большая часть состояния рода переходило в его руки.

— …Не знаю, к тем наукам, что мне известны, это никакого отношения не имеет, — молодой эливенер пожал плечами, растерянно глядя на своих друзей. — Тут скорее что-то по части магии, так что вся надежда на тебя, Лэса.

Они сидели в комнате брата Лэльдо. Стояла глубокая ночь, Вестминстер давно спал, и лишь стражники вышагивали вокруг дворца, охраняя покой ее величества королевы Англии. Уже много дней подряд друзья следили за лисицами, и были твердо убеждены в том, что убийства знатных лордов — их лап дело. Но поймать хвостатых на месте преступления не удавалось. Впрочем, последнее убийство произошло на следующий день после их поселения во дворце, и друзья просто были еще не готовы вести собственное расследование. Но они договорились с королевой Викторией, что если произойдет еще нечто в этом роде, их известят сразу же, и они вместе с сыщиками Скотланд-Ярда первыми окажутся на месте преступления. Друзья рассчитывали на булатный посох с хрустальным шариком в рукоятке — ведь однажды этот посох уже продемонстрировал им свою способность проявлять картину недавно случившихся событий… а значит, мог показать им преступника. И даже если это не могло бы послужить доказательством для закона, это вполне убедило бы королеву.

30
{"b":"10199","o":1}