ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но лисы почуяли в друзьях врагов — и вели себя крайне осторожно, стараясь вообще не попадаться на глаза чужакам, в особенности брату Лэльдо.

Иир'ова, рассеянно слушая эливенера, рылась в своем заплечном мешке, перебирая пакетики с сухими травами. Лэльдо видел, что степная охотница о чем-то напряженно размышляет, и в конце концов осторожно спросил:

— Думаешь, с помощью трав можно их вывести на чистую воду?

— Не знаю, не уверена, — задумчиво ответила иир'ова. — Но попробовать не мешает. Беда в том, что я не понимаю, как именно составить смесь, чтобы она подействовала… мне не за что зацепиться.

— А ты сыпь на них все подряд! — посоветовал уроборос. — Правда, их для этого еще догнать надо… эй, а это что?

Лэса как раз достала из бокового кармана мешка крохотный сверток.

— Тут несколько семян чеснока, — ответила она. — Случайно остались.

Эливенер внимательно посмотрел на малыша Дзз. Тот как-то странно подобрался, принюхиваясь к пакетику.

— В чем дело, малыш? — спросил брат Лэльдо.

— Не знаю… что-то мне показалось… Лэса, а ведь у нас есть еще и сушеный чеснок, в порошке, правда?

— Есть, — кивнула зеленоглазая и принялась искать нужный мешочек. — Чеснок… ну, можно попробовать…

И в этот момент кто-то тихо постучал в дверь.

— Сэр Лэльдо, — послышался голос первого камергера двора ее величества, — сэр Лэльдо, проснись! Убит сэр Оливер Куин!..

32

Коляска ждала сэра Лэльдо у служебного хода дворца. Эливенер, торопливо накинув на плечи камзол, сбежал по ступеням, держа в руке булатный посох с хрустальным шариком. Следом за братом Лэльдо бежали степная охотница и уроборос. Эливенер видел, что камергер, ждавший его за порогом, с трудом скрывает удивление — ведь эсквайру предстояло заняться серьезным делом, а он почему-то тащит с собой домашних животных! Ну, впрочем, что взять с иностранца…

Кони зацокали копытами по мостовой, нарушая покой ночного Лондона. Огромные часы на башне рядом с Вестминстером, почему-то прозванные англичанами Великим Беней, тяжело вздохнув, отбили два удара. Над городом висел тощий юный полумесяц, неспособный даже приглушить свет огромных звезд, ветерок разносил по улицам аромат цветов-полуночников, желтый фонарь, укрепленный на дуге коренника, бросал по сторонам длинные нервные тени…

Путь оказался недолгим. Городской дом сэра Оливера находился совсем недалеко от Вестминстера. Коляска повернула с центрального проспекта — и сразу же навстречу ей полыхнул огонь факелов, метнулись черные силуэты людей… но, рассмотрев на дверцах коляски королевские гербы, полицейские уступили дорогу экипажу.

Брат Лэльдо соскочил на землю и бегом бросился в дом. Иир'ова и уроборос, не обращая ни на кого внимания, мчались за ним. Но на широких ступенях, ведущих к распахнутым дверям трехэтажного особняка, кошка обогнала всех и первой скрылась в доме.

Эливенер, никого ни о чем не спрашивая, нашел кабинет хозяина дома, просто слушая громкие, взволнованные мысли окружающих, которые невольно указывали ему, куда повернуть. И вот он шагнул через порог большой комнаты, освещенной множеством свечей и масляных ламп.

Сэр Оливер Куин, дальний родственник покойного супруга королевы, лежал рядом с письменным столом, сжимая что-то в скрюченных пальцах правой руки. Над телом наклонились два сыщика в форменных мундирах Скотланд-Ярда — черные кафтаны, черные бриджи, черные сапоги, серые рубашки и черные шейные платки. Сыщики тихо переговаривались, но к осмотру тела пока не приступали, дожидаясь прибытия сэра Лэльдо, эсквайра, — таков был приказ королевы.

Когда эливенер, держа посох наготове, вошел в кабинет, сыщики выпрямились и один из них, постарше, сказал:

— Опять то же самое. Окна заперты изнутри на задвижки. Войти в кабинет можно только через эту дверь, — он кивком головы показал на дверь за спиной брата Лэльдо. — Кто мог сюда пробраться? Как?

Эливенер огляделся. Лэсы не было видно, уробороса тоже. Он мысленно окликнул кошку:

— Лэса, лисица в доме есть?

— А как же! — откликнулась иир'ова. — Действуй посохом, я уверена — он покажет рыжую!

Брат Лэльдо спросил, обращаясь к сыщикам:

— Он задушен?

— Похоже на то, — ответил старший. — Хотя на шее заметных следов нет. Мне кажется, его удавили подушкой.

— Подушкой? — переспросил эливенер, оглядываясь. — Которой?

Подушка лежала в трех шагах от убитого, под столом, — видимо, убийца отшвырнул ее туда в последний момент перед бегством с места преступления. Эливенер, присев на корточки, осторожно зацепил ее рукояткой посоха и подтащил поближе к телу. А потом, дав окружающим знак помалкивать, сосредоточился и поднес хрустальный шарик к голове убитого.

В воздухе рядом с трупом возник легкий комок прозрачного тумана, и в его глубине шевельнулась темная гибкая фигура, прижимавшая подушку к лицу лежавшего на полу сэра Оливера… но это была фигура человека!..

— Я лично уже вообще ничего не понимаю, — пожаловался уроборос, когда они сели в коляску, чтобы вернуться во дворец. — Как туда мог попасть человек? Кто он такой? В доме полно собак, слуг, две лисицы… постороннему туда не пролезть!

— Я тоже ничего не понимаю, малыш, — тяжело вздохнул брат Лэльдо. — Но посох дважды показал человека. Человека без лица. И этот человек не оставил ни малейшего ментального следа… впрочем, он и физических следов умудрился не оставить. Кроме одного.

Он имел в виду зажатый в кулаке убитого сэра клочок темно-синей ткани. Похоже было на то, что сэр Оливер оторвал его от одежды убийцы. Лоскуток отвезли в Скотланд-Ярд для исследования, но вряд ли это могло дать желаемые результаты. Уж конечно же, убийца не станет хранить разорванную рубаху или другой предмет одежды.

Они долго молчали, обдумывая последние события. Кони влекли экипаж к Вестминстеру. Великий Беня пробил три часа, и звон его колоколов разнесся над молчаливым Лондоном. Заметно похолодало, ветер усилился, над головами друзей то и дело со свистом проносились ночные твари — белые летучие мыши, длиннохвостые бражники, еще какие-то существа, незнакомые американцам и уроженцу Карпат. Но вот наконец кучер мягко остановил коней возле служебного флигеля дворца.

Никому не хотелось спать. Лэса сбегала на дворцовую кухню и стащила там кувшин молока для себя, бутыль с каким-то ягодным соком для эливенера и несколько холодных котлет для них обоих. А уроборосу и собственного хвоста было достаточно.

Трое друзей и так, и эдак перебирали все известные им факты, пытаясь сложить их в более или менее отчетливую картину, но у них ничего не получалось. Уже рассветало, когда они ненадолго прилегли отдохнуть. А в восемь утра за ними пришел посыльный ее величества. Королева хотела знать мнение сэра Лэльдо о ночном происшествии.

Войдя в кабинет Виктории, эливенер поразился бледному, измученному виду ее величества. Похоже, старушка тоже не спала ночь… Она сидела перед гигантским письменным столом, по которому были разбросаны старинные рукописи и пожелтевшие книги. Свечи в больших развесистых канделябрах догорели до самого конца. Королева была в свободном синем пеньюаре, без парика, и седые волосы свисали на лоб Виктории жидкими прядями.

— Ну, что скажешь? — без лишних церемоний обратилась королева к гостю, одновременно указывая ему на кресло напротив себя. — Кто это сделал?

— Не знаю, — сердито ответил брат Лэльдо. — Мой посох показал человека.

— Человека? — изумилась Виктория. — Но ты, кажется, предполагал, что это дело лисьих лап!

— Я и сейчас так предполагаю, — огрызнулся эливенер. — Человек был очень странный. Слишком гибкий, как будто у него суставов нет, да к тому же без лица. Или эти чертовы лисицы вызывают каких-то существ себе на подмогу, или…

Он вдруг замолчал, уставясь на королеву.

Виктория пристально всмотрелась в его лицо, потом перевела взгляд на иир'ову.

— Оборотни? — коротко спросила она.

31
{"b":"10199","o":1}