ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И трое друзей расхохотались. Ведь и в самом деле, их участие в спасении королевы Виктории от чудовищных тварей, захвативших в плен монархиню, вызвало у обычно сдержанных англичан такую бурю чувств, что сейчас лучше было не попадаться им на глаза. Ящеров уже закормили до того, что у целителя Лэльдо это вызывало серьезные опасения. Не пришлось бы откачивать обожравшихся птервусов… Ну, а сэра Лэльдо, эсквайра, уже по дороге из леса в Лондон вконец замучили рукопожатиями и изъявлениями вечной преданности и благодарности за его удивительное мужество. К тому же он успел получить больше пятидесяти приглашений на торжественные обеды в его честь. Не хватало еще, чтобы количество приглашений перевалило за сотню! А Лэсу и уробороса, по-прежнему игравших роли «друзей человека», пытались чем-нибудь угощать и гладить. В общем, едва не довели всю троицу до нервного припадка.

— Да уж, лучше мы этим ночью займемся, — жалобным тоном передал уроборос, вспомнив, как к нему приставали англичане. — Ну их!

Однако им все равно необходимо было показаться на люди — ведь через пару часов должен был начаться торжественный прием.

И трое друзей смирились с неизбежным.

…Зал парадных приемов сверкал всеми красками. Нарядные кавалеры и пышно разодетые дамы толпились здесь, напоминая оживший тропический цветник. Несмотря на широко распахнутые высокие окна, в зале было душновато — ведь здесь горели сотни масляных ламп и свечей. Брат Лэльдо в который уже раз удивился тому, что у англичан нет электричества, и решил наконец выяснить, почему это так. Кое-как отвязавшись от очередного поздравителя, он отправился на поиски лорда-канцлера. Но ему сказали, что тот появится в зале только вместе с королевой, выход которой ожидался примерно через полчаса. Эливенер спросил у первого попавшегося сэра, кто в правительстве Англии занимается промышленностью, и ему указали на министра мануфактур, сэра Генри. Эливенер подошел к нему и, терпеливо выслушав очередную порцию похвал и поздравлений, поспешил задать свой вопрос.

— О, электричество… — сразу погрустнел министр. — Не подумай, сэр Лэльдо, что мы так невежественны. Нет, просто для ламп накаливания необходим вольфрам. А для проводов — медь или алюминий. У нас их нет. И если медь и алюминий мы еще можем понемногу покупать у соседних государств, то вольфрама и там почти нет, и за те крохи, которые нам готовы продать, запрашивают безумные суммы. Но на этих крохах не создашь промышленное производство.

— Нет вольфрама? — задумался эливенер. Он знал от своих наставников, что когда-то, в незапамятной древности, вольфрам действительно был редким металлом, но после ядерной Смерти почему-то стал встречаться практически везде, хотя и в небольших количествах. Но ведь для лампочек его и нужно немного… А уж о меди и алюминии и говорит нечего. Этого добра кругом навалом. Видимо, англичане просто не умели вести поиск этих металлов.

— Можешь что-то подсказать? — осторожно поинтересовался министр, внимательно наблюдавший за американцем. — Поделишься какими-то вашими заморскими секретами?

— Секретов тут никаких нет, — пожал плечами молодой эливенер. — Если вам в принципе знакома технология, и дело только за металлами…

— Да, это так, — кивнул министр мануфактур.

— Надо поискать, — коротко сказал брат Лэльдо.

Сэр Генри молча вздернул брови. В ответ на его вопросительный взгляд эливенер пояснил:

— Малыш Дзз умеет искать металлы. Точнее, руды. Он ведь горный житель.

— Малыш… ты имеешь в виду свою смешную колючую сороконожку?

— Да, — рассмеялся эливенер. — Именно колючую сороконожку. Завтра он займется поиском. А моя огромная кошка ему поможет. Она владеет техникой лозоискательства.

И сэр Лэльдо, эсквайр, поспешно сбежал от министра мануфактур.

Но вот зазвучали фанфары, загремели барабаны, зазвенели трубы… ее величество Виктория, королева Англии вышла к своим верноподданным.

В сопровождении огромной свиты Виктория неторопливо прошествовала к трону, стоявшему на небольшом возвышении у северной стены зала, и, тяжко вздыхая, поднялась по двум ступенькам. Камер-дамы поспешили подхватить шлейф пышного золотого платья королевы. Виктория повернулась и опустилась на сиденье. Обведя зал спокойным взглядом умных глаз, королева чуть повернула голову к лорду-канцлеру, вставшему справа от нее. Лорд-канцлер наклонился, королева что-то тихо сказала ему, и важный сэр тут же поспешно подозвал другого не менее важного вельможу и что-то шепнул ему на ухо. Но тут королева заговорила, и брат Лэльдо отвлекся от суеты придворных.

— Добрые подданные старой Англии, — неторопливо произнесла Виктория, — сегодня у нас и радостный, и печальный день. Мы радуемся потому, что чудовищные вчерашние события окончились благополучно. Мы печалимся потому, что сами виноваты в случившемся.

Сотни людей слушали Викторию, сдерживая дыхание.

— Мы оказались слишком беспечны и ненаблюдательны, — продолжила королева. — И в результате лишь вмешательство иностранца сэра Лэльдо и нашего преданного слуги Билли Уокера спасло наш трон.

Зал судорожно вздохнул.

— Сэр Лэльдо получит свою награду, — сказала Виктория. — Это орден, который Англия жалует тем гражданам иных стран, которые оказывают нам неоценимые услуги. Подойди, сэр Лэльдо, эсквайр.

Эливенер улыбнулся и по образовавшемуся мгновенно проходу подошел к Виктории. Преклонив колено перед удивительной монархиней, он принял из пухлых рук золотой орден, на котором был выбит портрет королевы. Поцеловав руку Виктории, американец под громкие аплодисменты придворных вернулся на свое место. Но торжественная часть приема еще не закончилась. Королева снова заговорила.

— Но ничего другого никто и не мог ожидать от такого благородного сэра, как эсквайр, — задумчиво сказала она. — Однако могла ли я думать, что один из тех, на кого мы обычно не обращаем внимания, окажется столь же благороден и силен?

В зале произошло некое движение — и из рядов придворных чьи-то руки аккуратно выдвинули вперед испуганного слугу Билли, одетого в светло-синий камзол, явно с чужого плеча.

— Подойди ко мне, Билл Уокер, — торжественно произнесла королева. — Встань на колени.

Растерянный Билли, чувствовавший себя крайне неловко в парадной одежде, непривычной ему, неловко вышел вперед и опустился на колени перед троном английской королевы.

— Ты, Билл Уокер, вчера днем спас корону Англии, — заговорила королева, и огромный зал замер, ловя каждое ее слово. — Ты рисковал своей жизнью, понимая, что жизнь одного человека — ничто в сравнении с величием династии. К счастью для всех нас, ты остался жив. Англии нужны сильные и благородные люди.

Виктория величественным жестом протянула правую руку к стоявшему рядом с троном лорду-канцлеру, и тот почтительно вложил в королевскую длань длинный узкий меч с драгоценной рукояткой. В следующую секунду лезвие меча, повернутое плашмя, коснулось правого плеча онемевшего Билли.

— Властью, данной мне Богом и людьми, посвящаю тебя, Билл Уокер, в рыцари.

Меч коснулся левого плеча Билли.

— Отныне и навсегда ты и твои потомки будете носить это звание, и я надеюсь, что ни единого пятна не ляжет на честь твоего рода.

Меч коснулся головы Билли.

— Встань, сэр Билли Уокер. Ты находишься среди равных тебе.

Встать ошеломленному сэру удалось не сразу. Но он был человеком по-настоящему мужественным — и справился с задачей.

Огромный зал Вестминстерского дворца взорвался приветственными криками и рукоплесканиями.

41

Звучала музыка, в зале приемов танцевали придворные, а королева Виктория удалилась в соседствующую с залом гостиную, чтобы немного передохнуть и выпить чаю. К королевскому чаепитию были приглашены наиболее знатные сэры, а также иностранец сэр Лэльдо, эсквайр.

Эливенер, памятуя обещание Виктории, ждал, когда начнется разговор об уничтожении цветных бананов. Но ее величество не спешила. Она слишком хорошо знала своих подданных и понимала, что малейший нажим на них приведет к прямо противоположному результату. К тому же она бесцеремонно подслушивала мысли сэров… впрочем, брат Лэльдо тоже ничуть не смущался в этом смысле.

40
{"b":"10199","o":1}