ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я же не специалист по оборотням! — огорченно ответил уроборос. — Я не знаю!

— Но что-нибудь ты наверняка слышал о таком, а? О потомках людей и оборотней? — настаивала иир'ова.

— Да мало ли что люди болтают!

— Расскажи! — потребовал сыщик. — Расскажи, что у вас болтают на эту тему?

Юный уроборос не стал ломаться, прекрасно понимая, что даже в самых глупых слухах иной раз обнаруживается крупица истины.

…На его родине, в далеких Карпатах, считалось, что дети оборотня и обычного человека делятся на два вида. Если оборотнем является мать ребенка — это дело безнадежное. Из такого малыша вырастет только стопроцентный оборотень, и тут ничего не изменишь. Но если оборотень — отец, дело обстоит немного лучше. Если провести некий ритуал, о сути которого юному уроборосу, естественно, ничего не известно, то такой ребенок становится нормальным человеком, наследие злобы полностью вымывается из его крови. К сожалению, специалисты, умеющие достаточно квалифицированно проводить необходимую процедуру, даже в Карпатах встречаются нечасто. И ритуал этот сложен и даже опасен для жизни получеловека. Вот и все.

— Да, негусто, — покачал головой сыщик. — Нам от этого вряд ли может быть прок. Да и в любом случае, без разрешения суда и королевы в жизнь детей никто не может вмешаться. А я что-то не представляю себе судью, который бы принял такое решение… н-да. Но все равно сначала нужно с папашами разобраться, а то они еще наплодят…

— Это Виктория уже решила, — поспешил сказать эливенер, и рассказал Лестеру о замысле ее величества.

Сыщик расхохотался.

— Да, — сказал он, — наша старушка Викки — по-настоящему мудрая женщина! Ну, ладно, хоть эта забота с плеч долой. А кстати, если сэры увидят такое превращение, то, пожалуй, и с бананами согласятся расправиться. Но дети, дети! Вырастут — новое поколение тварей нарожают…

— Погоди паниковать, — остановил его брат Лэльдо. — Надо мне посмотреть на них, подумать. Вдруг удастся что-нибудь сделать?

Говоря так, молодой эливенер имел в виду свой особый дар, доставшийся ему от отца, — умение видеть насквозь тела живых существ. Брат Лэльдо уже заметил кое-что особенное в лисицах… и подумал, что тут есть шанс. Но он не хотел рассказывать об этом раньше времени.

— Ладно, — сыщик понял американца. — Ну, когда и где обеспечивать вам безопасное колдовство?

Рассмеявшись, трое друзей быстро договорились с Лестером о времени и месте следующего этапа ворожбы. Сыщик умчался в темноту, спеша привести коллег.

Впрочем, небо над Лондоном уже начинало понемногу светлеть.

…И уже окончательно воцарился день, когда трое друзей вернулись в свои комнаты в служебном флигеле Вестминстерского дворца. Они устали до невозможности, но с травами и прочей флорой старой доброй Англии договорились всерьез и надолго. Полицейские, охранявшие иностранного эсквайра и его «друзей человека» во время ворожбы, знали свое дело. Ни души не было вокруг королевского банана, избранного тремя друзьями для работы, и не только человеческой души. Сыщики отгоняли собак, гулявших по парку, шугали королевских павлинов и прочую живность. На всякий случай. И при этом всячески старались ничем не показать, что им здорово не по себе: как-никак, в старой доброй Англии колдовство было не в ходу и не в чести. Но они искренне верили, что сэр Лэльдо сделает все, как надо, и что ни один зловредный банан больше не вырастет на вверенных их заботам территориях.

43

Друзья только успели покончить с завтраком, принесенным новым слугой, как в дверь вежливо постучали. Эливенер поспешил открыть. В коридоре стоял слегка смущенный министр мануфактур сэр Генри.

— Извини, сэр Лэльдо, что беспокою тебя, — сказал министр. — Но даже и спать не мог из-за твоего обещания…

— О! — воскликнул брат Лэльдо, вспомнив, о чем они с министром говорили на королевском балу. Занявшись ворожбой над бананами, он как-то упустил из виду, что действительно обещал сэру Генри прямо сегодня заняться проблемой цветных металлов… — Может быть, зайдешь? У меня тут, конечно, не слишком роскошные палаты…

— А кстати, почему королева поселила тебя здесь? — осторожно спросил министр. — Нет-нет, если не хочешь — не отвечай, я вовсе не собираюсь вмешиваться в твои личные дела…

— Да ничего тут нет такого, — отмахнулся молодой эливенер. — Я сам попросил ее об этом. Видишь ли, мои друзья, — он кивнул в сторону устроившихся на диване иир'овы и малыша Дзз, — не любят, когда вокруг много народу… да и я сам, честно говоря, тоже предпочитаю жить не на виду.

— Понимаю, — кивнул сэр Генри. — Но я не хочу отнимать у тебя время понапрасну. Просто скажи, будем ли мы сегодня искать месторождения?

— Конечно, давай прямо сейчас и отправимся, — легко согласился брат Лэльдо, подхватывая булатный посох с хрустальным шариком, стоявший у самого выхода.

Кошке и уроборосу он рассказал обо всем еще вчера, так что они тут же вскочили с дивана и пошли за ним.

Эливенер спросил:

— Есть где-нибудь неподалеку холмы или горы, скалы? Там больше шансов отыскать то, что нам нужно.

— Да, есть, — ответил министр мануфактур. — К юго-востоку от Лондона — гряда холмов, вот только…

— Что — только? — спросил брат Лэльдо, услышав прозвучавшее в голосе министра сомнение. И тут же заглянул в мысли сэра Лэльдо. Министр подумал о каких-то садах, сплошь покрывавших вершины холмов.

— Там наши чайные плантации, — пояснил сэр Генри. — Едва ли ее величеству понравится, если мы их перекопаем. Ты, надо полагать, уже заметил, что англичане просто не могут жить без чая.

— Мы не будем их перекапывать, — пообещал эливенер. — В этом нет необходимости.

— Но разработка рудных месторождений…

— Увидишь, — коротко бросил брат Лэльдо.

Через несколько минут они уже сидели в удобной большой коляске, и пара черно-белых коней мчала их из города на юго-восток.

За роскошными поместьями, окружившими Лондон, начинались возделанные поля и виноградники, а дальше, совсем недалеко, вставали довольно высокие холмы, чьи вершины были покрыты аккуратными рядами темно-зеленых подстриженных кустов. Между кустами там и здесь высились огромные деревья, ронявшие мягкую тень. В некоторых из садов явно шел сбор чайного листа: в междурядьях виднелись фигуры людей.

— Интересно, а почему не везде листья собирают? — спросил брат Лэльдо.

— Потому что разные сорта дают урожай в разное время, — пояснил министр мануфактур. — И это очень удобно. У нас всегда есть свежайший чай.

— А деревья зачем? Или они тоже чайные? — поинтересовался американец, ни разу в жизни не видевший, как выращивают этот душистый напиток.

— Нет, — улыбнулся сэр Генри, — деревья там просто для тени. Как ни странно, избыток солнца вредит чаю.

— Ну и ну! — покачал головой эливенер. — Столько хлопот из-за простого напитка!

— Не так-то он прост, — возразил министр мануфактур. — Чай целебен, он бодрит и освежает.

С этим целитель Лэльдо был, конечно же, полностью согласен. Он уже успел оценить качества любимого напитка англичан.

— Ну, куда нам теперь? — спросил сэр Генри, когда кони домчали коляску до подножия ближайшего холма и остановились, повинуясь руке кучера.

Брат Лэльдо оглянулся на уробороса, скромно приютившегося за спиной кошки.

— Куда, малыш?

Уроженец Карпат поднялся на задние лапки и всмотрелся в нависший над ними склон. Потом прикрыл круглые синие глаза и принюхался к легкому ветерку. Потом снова опустился на сиденье и передал эливенеру:

— К третьему от нас холму на восток.

— Туда, — махнул рукой эливенер.

Сэр Генри кивнул обернувшемуся кучеру, и коляска снова тронулась с места.

Добравшись до третьего холма, на вершине которого вовсю шел сбор чайного листа, вся компания вышла из экипажа. Теперь дело было за уроборосом. А он, бросив на ходу: «Я с другой стороны посмотрю», умчался за холм. Министр мануфактур вопросительно посмотрел на брата Лэльдо.

42
{"b":"10199","o":1}