ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Праздник должен был начаться в три часа пополудни. Около двух в комнаты друзей явился Лестер. Как-то само собой получилось, что он стал связным между полицейским управлением и тремя друзьями.

— Ну, как дела? — поинтересовался сыщик, едва перешагнув порог. — Вы готовы?

— Мы — да, — ответил молодой эливенер. — А вы?

— Мы тоже, вот только…

— Что? — сразу всполошилась иир'ова, на которую сегодня возлагалась основная и самая важная часть дела. Именно степной охотнице предстояло высыпать остатки чесночного порошка на кого-нибудь из иностранцев, женившихся на вдовах таинственно убитых знатных сэров.

— Подозреваю, что нужные нам фигуры могут и не появиться на празднике, — пояснил Лестер.

— Почему? — резко спросил брат Лэльдо.

— Ну, мне кажется, они почуяли, что против них что-то замышляется, — задумчиво произнес сыщик. — И не только мне так кажется. Во всяком случае, почти все они еще вчера сказались больными, а трое молча уехали в свои загородные имения.

Друзья переглянулись. Если иностранцев-оборотней не будет на площади…

— Надо поговорить с королевой, — решил брат Лэльдо. — Я думаю, если она сама, лично пошлет им приглашения — они не смогут отказаться. Да нам и нужен-то всего один из них, любой.

— Успеешь ли? — усомнился сыщик. — Времени-то совсем немного осталось.

— Я попробую, — и эливенер тут же вышел из комнаты.

Лестер подмигнул зеленоглазой красавице и сказал:

— Ну, киска, если ему это удастся — вся надежда на тебя. Ты у нас самая стремительная и проворная. Никто другой к оборотню, пожалуй, и не сумеет подобраться с таким делом, а?

— Пожалуй, — весело согласилась иир'ова.

…Вокруг личных апартаментов королевы бушевало целое море людей. Все коридоры, гостиные и кабинеты были битком набиты публикой. Горничные носились туда-сюда, хлопоча о нарядах ее величества и тех придворных дам, которые должны были сегодня состоять в свите, официанты сбивались с ног, таская тяжеленные подносы с закусками и напитками для важных сэров, ожидавших выхода королевы и надеявшихся успеть поздравить монархиню с днем рождения, пока она будет идти к выходу из дворца… ну, брат Лэльдо не особенно вникал в детали всей этой придворной суматохи, тем более, что американцу, родившемуся в демократическом государстве, все равно было не понять тонкостей дворцовых взаимоотношений.

Эливенера остановил дворцовый стражник, стоявший перед дверью, ведущей в личные комнаты Виктории.

— Нельзя, сэр.

— У меня чрезвычайно серьезное дело, государственной важности, — настойчиво сказал брат Лэльдо.

— Нельзя, сэр. Через час начинается праздник. Ее величество слишком занята.

— Но это действительно очень важно, — не отступал эливенер. — Королева дала мне некое поручение, и я должен сообщить ей, что возникли осложнения…

Рядом со стражником возник дежурный офицер королевской охраны. Он слышал последние слова американца, и вежливо, но твердо сказал:

— Прости, уважаемый сэр, но если ее величество дала тебе некое поручение — твое дело, как ты будешь его выполнять. И осложнения — тоже твоя проблема. А беспокоить ее величество в данную минуту тебе никто не позволит.

Эливенер не решился сказать, что вопрос касается оборотней. Кто знает, до чьих ушей могли долететь его слова. Осторожность — превыше всего.

Он вернулся в служебный флигель. Когда он вошел в свою комнату, никто не задал ему ни единого вопроса. И так все было понятно.

— Ну, что-то все равно надо придумать, — пробормотал сыщик. — И мы придумаем, клянусь!

И он ушел.

Брат Лэльдо рассказал друзьям, как оно все было, и вольная степная охотница негодующе фыркнула:

— Надо же! Что у них тут за дурацкие церемонии? Мне это не нравится!

— Мне тоже не нравится, — грустно сказал эливенер. — Но нельзя же навязывать другим собственные правила жизни!

— А если как-нибудь заманить на площадь одного из оборотней? — предложил юный уроборос.

— Как ты его заманишь? — сердито передала иир'ова. — Они же не дураки! После того, что случилось на охоте, они насторожились, всего будут бояться. Для них сейчас самое главное — не привлекать к себе лишнего внимания. Да к тому же мне почему-то кажется, что те лисы, которые выглядели как лисы, никуда не сбежали. Наверняка прячутся в домах сородичей-оборотней.

— Да, это не исключено, — согласился брат Лэльдо. — А чесночного порошка у нас осталась всего щепотка, только на одно применение. Но мы не можем ждать пару месяцев, пока созреет новый урожай! Необходимо поскорее вывести оборотней на чистую воду!

— Ну, может быть, в Скотланд-Ярде действительно что-нибудь придумают? — выразил надежду юный уроборос. — Полицейские — народ хитрый, в этом сомневаться не приходится!

И полицейские не подвели.

Сэр Лэльдо, эсквайр, как раз закончил переодеваться в парадный камзол, когда вернулся Лестер. Вид у сыщика был настолько довольный, что вопрос у друзей возник только один:

— И как вы это организовали?

— О! — воскликнул Лестер. — Это все сэр Роберт. У него на все случаи жизни готовы какие-нибудь фокусы. Он, оказывается, заранее позаботился о приглашениях. — О каких приглашениях? — удивился эливенер.

— Да о тех самых, ради которых ты полчаса назад ходил к ее величеству! — хихикнул сыщик. — У сэра Роберта их целая пачка заготовлена. Ну, то есть у него куча листов королевской почтовой бумаги с подписью старушки Викки внизу! Так что на таком листе быстренько написали приглашение — и отправили с курьером к супруге одного иностранца. Она настолько знатная леди, что королева вполне могла бы пригласить ее лично. Ну, и конечно же, там говорится: вместе с мужем. Куда он теперь денется?

— Неужели королева настолько доверяет сэру Роберту? — с некоторым сомнением спросила иир'ова. — Подписать чистые листы…

— А она ничего и не подписывала, — вдруг захохотал уроборос. — Они там просто подделали ее подпись! А бумагу стащили! Сам начальник Скотланд-Ярда стащил! Лично!

— Малыш! — удивленно повернулся к нему эливенер. — Ты что, подслушиваешь мысли Лестера?

— А Лестер и сам этого не знает, — окончательно развеселился малыш Дзз.

— Но откуда ты можешь это знать? — уставился на уробороса сыщик.

Неожиданно уроженец Карпат смутился до слез и попытался удрать в соседнюю комнату, но кошка метнулась вперед и захлопнула дверь прямо перед его носом.

— А ну, выкладывай, шалопай! — приказала она.

— Ну… — замялся уроборос, — ну… в общем…

— Так, — сообразил сыщик, — похоже, эта детка умеет не только сквозь землю ходить. И не всегда оставляет за собой следы. Я угадал?

Уроборос понурился.

— Отвечай! — потребовал эливенер, не на шутку испуганный. Ведь если малыш лазает где не положено, да если его поймают… скандал!

— Ну… в общем-то, это случайно вышло, — начал наконец свой рассказ юный уроборос. — Два дня назад я решил как следует рассмотреть стены этого дворца… ну, просто камень очень интересный, в наших краях такого нет. Похожий есть, но здесь уж очень цвет красивый… Лэса вышла в сад, ты, Лэльдо, пошел к королеве…

Уроборос замолчал, и эливенер, потеряв терпение, снова прикрикнул на него:

— Да говори же ты, не тяни душу!

Но малыш Дзз вместо ответа подошел к стене, отделявшей комнаты иностранцев от соседних помещений, и, поднявшись на задние ножки, отодвинул в сторону плоский шкафчик с резными дверцами, застекленными в верхней части. В шкафчике хранились довольно тяжелые мелочи — бронзовые золоченые подсвечники, серебряные лампы, медные подносы… однако юный уроборос вроде бы не приложил ни малейших усилий к тому, чтобы убрать со своего пути это препятствие.

А потом нажал на какую-то деталь деревянной резьбы — и одна из украшавших стену панелей с тихим скрипом отъехала в сторону. За ней открылся неширокий лаз.

46

— Вот это да! — ахнул Лестер. — Откуда это взялось? В планах Вестминстера ничего подобного не значится!

45
{"b":"10199","o":1}