ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Вот еще незадача… — пробормотал молодой эливенер, задрав голову и глядя на голубоватый купол, надвигавшийся на них. — И что нам делать?

— Удирать, — предложил юный уроборос. — Он нас не догонит.

Словно услышав и поняв его слова, белесые усы дернулись и разом опустились с вершин деревьев к земле, образовав нечто вроде сплошного занавеса, замкнувшего пространство вокруг троих друзей. Похоже, деревья рассчитывали удержать людей в этой ловушке.

Эливенер заметил, что длинные чуткие пальцы иир'овы осторожно перебирают амулеты, висящие на груди кошки. Почти все это немалое множество амулетов было подарено Лэсе все той же кудесницей Бенет, маленькой огородницей из поселка кузнецов, расположенного возле скальной гряды на юге от того места, где сейчас находился отряд. Бенет, наследственная колдунья, помогла американцам сбежать из поселка, а заодно снабдила их защитой на разные случаи жизни. Но кроме амулетов Бенет у кошки был еще и птичий бог, найденный ею самой в пещере в скалах.

Впрочем, сейчас птичий бог едва ли мог пригодиться. Медуза уж никак не походила на существо летающее. В этот момент в голове эливенера мелькнула интересная мысль: а что, если птенцы птервусов тащатся за ними именно потому, что у Лэсы на груди висит птичий бог? Птервусы, конечно, не птицы, а хищные ящеры, но ведь они летают… Но сейчас было не до размышлений на посторонние темы.

Брат Лэльдо выдернул из ножен маленький кривой ятаган — подарок народа хворь-перевязок, и задумчиво взвесил его на руке. Ятаган был очень острый, но такой уж небольшой… кривой нож, только и всего. Конечно, и таким можно без труда скосить все вьющиеся плети, но удастся ли посечь скользкую, даже на вид вязкую сухопутную медузу?

Молодой эливенер посмотрел на булатный посох, который он держал в левой руке. Жар, холод… ну, возможно, как-то его можно использовать…

А если просто-напросто пустить в дело заклинания Бенет?

Ведь бананы, окружающие его отряд, — растения, а молодая сурта научила его и Лэсу общаться с растительным миром…

— Лэса, а если попросить их защитить нас? — сказал эливенер.

— Я уже несколько минут читаю свое заклинание, — сердито откликнулась иир'ова. — Похоже, эти бананы все-таки не совсем растения, в них слишком много животных клеток. Не реагируют.

— Но грибы — тоже не совсем растения, однако они помогли нам, когда вепри налетели, — напомнил брат Лэльдо.

— Попробуй сам, — огрызнулась кошка.

Лэльдо начал начитывать свое заклинание, и тут одновременно медуза снова тронулась с места, а в банановую рощу ворвались отставшие птенцы. Они яростно вопили, возмущаясь тем, что люди их бросили. Налетев на занавес из свисавших до земли вьющихся плетей, птенцы моментально оборвали банановые усы, расчищая себе дорогу, на ходу проглотили обрывки — и набросились на троих друзей, колотя всех без разбору своими здоровенными крепкими клювами.

— Эй, что за хулиганство! — возмутился уроборос. — Если вам хочется клювы почесать, долбите вон того синего!

К немалому изумлению американцев, птенцы как будто бы поняли мысленную речь уробороса, хотя до сих пор ни на какие мысленные сигналы не реагировали, понимая только вербальное обращение либо жесты. Все три птервуса-недоростка сначала подозрительно уставились на неторопливо шагавшую в сторону отряда медузу, скосив глубоко сидящие красноватые глаза, — а потом, хрипло заорав и испустив волну жуткой вони, разом ринулись навстречу монстру. Щелкая зубастыми клювами, они высоко подпрыгивали, взмахивая расправленными во всю ширь перепончатыми крыльями, и при каждом прыжке отрывали по куску скользких щупальцев и с жадностью глотали. Гигантская медуза замерла на месте, потом наклонилась, рассматривая напавших на нее птенцов. Похоже, ни малейшей боли монстр не испытывал, — во всяком случае, ни эливенер, ни иир'ова не уловили соответствующих волн. И почему-то, непонятно почему, даже не пытался ни отогнать птенцов, ни как-то противодействовать их нападению. Но как бы то ни было, трое друзей получили передышку. Брат Лэльдо снова начал начитывать заклинание, призывающее растения встать на защиту людей, а иир'ова — торопливо изучать амулеты. Деревья, к сожалению, не обратили на призыв эливенера ни малейшего внимания, зато Лэса вдруг мысленно вскрикнула:

— Есть!

— Наша помощь понадобится? — тут же спросил уроборос.

— Наверное, нет, — не слишком уверенно ответила иир'ова. — Этот амулет должен сгустить слизь в медузе… ну, тогда она утратит способность двигаться, наверное.

— Может, лучше просто заморозить ее посохом? — предложил свой вариант брат Лэльдо, уже окончательно убедившийся, что местные растения заклинаниям Бенет не подвластны. Просто потому, что они наполовину состояли из животных клеток. Полу-растения, полу-звери.

— Чтобы воздействовать посохом, тебе придется подойти к монстру почти вплотную, — возразила иир'ова. — А ты не можешь знать, на что он способен. Я лично подозреваю, что бахрома под куполом — это стрекала. Я ощущаю в них какое-то жгучее вещество. Наверняка ядовитое.

— Хорошо, только давай поскорее, — уступил эливенер. — А то как бы эта куча слизи птенцов не придавила.

— Не придавит, — серьезно передал уроборос. — Присмотрись повнимательней, он уже новые ноги отращивает.

Лэса, сняв с шеи кожаный шнурок с висевшими на нем тремя ярко-синими крупными бусинами, начала что-то едва слышно начитывать, прижав бусины к губам. А эливенер тем временем последовал совету уробороса и внимательно всмотрелся в синеватую слизистую тушу монстра, на щупальца которого по-прежнему с криком напрыгивали трое птенцов. И в самом деле… рядом с покалеченными птервусами ногами уже подрастали новые, немного тоньше прежних, но такие же гибкие и жилистые с виду. А потом брат Лэльдо заметил еще кое-что. Монстр стал ниже ростом.

Эливенер сосредоточился, настраивая свою новую, недавно проснувшуюся способность видеть насквозь чужие тела. И через несколько секунд понял, что медуза строит новые конечности из материала туловища. А это значило…

Это значило, что достаточно обрубить твари все ноги — и с ней будет покончено. Она израсходует самое себя на новые щупальца.

Но для того, чтобы начать орудовать маленьким ятаганом, необходимо было подойти к твари вплотную. И подставить себя под удар ядовитой бахромы.

Брат Лэльдо оглянулся на кошку. Она уже закончила начитывать заклинание и, схватив амулет за шнурок, раскручивала бусины над головой, готовясь метнуть их в медузу.

В следующую секунду большие синие бусины, коротко просвистев во влажном воздухе банановой рощи, звучно шмякнулись в слизистую плоть монстра, прямо над вялой складкой, прикрывающей мутные глаза.

5

Лэса не успела еще опустить руку, как вокруг бусин, словно бы прилипших к полупрозрачной туше, слизистая поверхность начала твердеть, наливаясь стеклянным блеском. Монстр взвыл тоненьким голосом, визгливо, пронзительно… и детки-птервусы тут же шарахнулись от него и со всех ног помчались к людям. Эливенер облегченно вздохнул, полагая, что с медузой покончено… однако он ошибся. То ли что-то не сработало в заклинании, то ли возникло какое-то несоответствие между амулетом и плотью чудища, — но через несколько секунд действие бусин прекратилось. И медуза, сверкая остекленевшей верхушкой купола, бросилась на чужаков, забредших в ее владения.

И одновременно двое американцев уловили мощные волны поддерживающей энергии, донесшиеся откуда-то издали. Волны влились в пострадавшую медузу, придавая ей новые силы. Похоже, родичи монстра спешили на помощь… Отряду оставалось только одно: отступать.

Эливенер метнулся к завесе вьющихся банановых усов, взмахнул крошечным ятаганом, смахнул загораживавшие дорогу плети… и вдруг остановился и замер, пораженный новой мыслью.

— А почему медуза не тронула ящеров? — громко спросил он, ни к кому в особенности не обращаясь.

Лэса и уроборос, уже выскочившие за пределы очерченного плетями круга, тоже остановились и уставились на птенцов, с воплями скакавших рядом с ними.

5
{"b":"10199","o":1}