ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Но, к сожалению, он не находил в огромных кладовых своего сознания ничего такого, что могло бы пригодиться именно сейчас, в данную минуту, в данной конкретной ситуации. Такого, благодаря чему можно было бы уничтожить грязный дар оборотня, затаившийся в мозгу маленького Тома, ни в чем не повинного мальчишки.

Время шло, текли минуты, таяли часы, а брат Лэльдо все не находил выхода.

И вдруг…

Он ощутил, как что-то слабо шевельнулось в глубине его потока сознания, на самом дне. Он замер, прислушиваясь к себе, пытаясь понять… да, он знал, что это тихо, едва слышно зазвучал зов породивших его — колдуньи-матери и чужака-отца, пришельца из межзвездного пространства… но он никак не мог разобрать, в чем смысл призыва… что, что пытается прорваться на поверхность его ума?

Иир'ова и уроборос, почуяв, что происходит нечто странное, застыли, глядя на брата Лэльдо.

Брат Лэльдо отвернулся от окна и растерянно посмотрел на друзей.

— Мне надо подумать, — тихо сказал он, — а вы пойдите, погуляйте. А еще лучше — последите, чтобы никто и близко к дверям наших комнат не подходил. Но это может немножко затянуться…

— Ничего, мы подождем, не беспокойся, — едва слышно передала иир'ова, и они с уроборосом беззвучно выскользнули в коридор.

Эливенер плотно закрыл окно, вышел на середину комнаты, сел на пол, скрестив ноги, и погрузился в глубокую медитацию.

…Сначала перед ним в глубокой синей тьме возникли размытые, словно бы окутанные легким туманом золотистые кольца… потом эти кольца лопнули и превратились сначала в толстые витые жгуты, а потом в длинные извивающиеся цепи, состоящие из шариков… цепи переплетались между собой, обмениваясь отдельными звеньями, меняли цвет, длину… шарики то разбухали, то съеживались до микроскопических размеров… потом цепи стали распадаться, потом слились и сплавились в единую перламутровую массу, потом снова разделились, вытянувшись в бесконечность… и в синем пространстве рядом с ними возник тонкий огненный луч. Он осторожно нацелился на один из шариков — крупный, бледно-зеленый, — и стремительным ударом выжег его из цепи… затем уничтожил такой же зеленый шар в другой цепи, в третьей… и цепи распались и исчезли.

Эливенер прикрыл глаза и крепко потер ладонью лоб. Вот, значит, как… Ну что ж, попробовать можно. Но без вмешательства Виктории не обойтись. Кто же позволит иностранцу экспериментировать с собственным ребенком?

А начинать, безусловно, следует с новорожденных. Их сознание еще не пробудилось, они не смогут сопротивляться чужому воздействию. Хотя, конечно, и другие получеловеки пока что не взрослые. К счастью.

Брат Лэльдо встал и посмотрел в окно. За окном светало.

Ничего себе, подумал молодой эливенер, как это меня угораздило просидеть тут всю ночь… а вроде и увидел не так уж много… И тут он охнул и бросился к двери.

Ведь иир'ова и уроборос до сих пор сидели в коридоре, охраняя его покой!

Они и вправду сидели — прямо на полу, по обе стороны двери. Сердобольные горничные принесли им несколько подушек, чтобы не так жестко было, и позаботились о молоке и свежей рыбке для Лэсы. Ну, а малыш Дзз в пропитании не нуждался. Однако от подушек не отказался и он, устроив себе уютное гнездышко.

Как только дверь распахнулась, оба стража вскочили, как подброшенные пружинами, и вопросительно уставились на брата Лэльдо. Он улыбнулся и сказал?

— Кажется, кое-что нащупал. Надо поговорить с ее величеством.

— Отлично! — обрадовалась степная охотница. — А мы с малышом можем как-то поучаствовать?

— Да, мне бы тоже хотелось, — поддержал кошку уроборос.

— Боюсь, ничего не получится, — покачал головой эливенер, пропуская друзей в комнату и закрывая за ними дверь. — Это дело особое. Нужно будет выжечь ментальным лучом те самые узлы в головах нелюдей… ну, сами понимаете.

Да, они сразу поняли: такое под силу только брату Лэльдо с его особыми способностями, каких нет и не может быть ни у кого другого на всей планете. Ведь эливенер был единственным потомком звездных пришельцев.

— Жаль, но ничего не поделаешь. Значит, будем на подхвате. Когда ты пойдешь к королеве? — спросила иир'ова.

— Как только она проснется. Она ведь ждет…

Но ее величество не просто ждала, она внимательно наблюдала за ходом событий. Ей еще с вечера доложили, что «любимцы» сэра Лэльдо сидят в коридоре, а сам эсквайр размышляет о чем-то чрезвычайно серьезном. И Виктория приказала, чтобы в тот самый момент, когда сэр Лэльдо впустит в комнаты «друзей человека», ей сообщили об этом.

Поэтому посланный ее величества явился через несколько минут после того, как эливенер вышел из сосредоточения.

52

На этот раз Виктория приняла молодого эливенера прямо в своей спальне. Она полусидела, опираясь спиной на подушки, на широченной кровати с пышным светло-коричневым балдахином. Резные столбики балдахина были густо позолочены, бахрома и кисти тоже сверкали золотом. Бархатные портьеры того же цвета, что и балдахин, были отдернуты лишь наполовину, света в спальне явно не хватало. Не успел эливенер перешагнуть порог, как услышал вопрос ее величества:

— Ну, придумал?

— Кажется, да, — поспешил ответить брат Лэльдо. — Вроде бы должно получиться. Но без твоей помощи не обойтись.

— Не тревожься, я сделаю все, что потребуется, — пообещала королева. — Садись, рассказывай.

Эливенер сел на краешек мягкого пуфа, стоявшего подле обширной королевской кровати, и начал во всех подробностях объяснять Виктории, что и как можно сделать, чтобы дети оборотней стали обыкновенными людьми. Он знал, конечно, что ее величество не сильна в генетике, но видел и другое: королева обладала огромным умом и способна была понять суть дела, несмотря на то, что в терминах не разбиралась. Да на самом-то деле научные термины и не имели здесь никакого значения.

Ее величество внимательно выслушала сэра Лэльдо, задав всего несколько вопросов. И решила, не тратя времени на раздумья:

— Сделаем так. Прямо сегодня я приглашу к себе молодую мамашу. С детьми. И объясню ей все… ну, как сочту нужным. Ты будь наготове. Так… пожалуй, удобнее всего будет, если она приедет к чаю, к пяти часам. Благодаря твоим заботам она уже чувствует себя великолепно, как будто и не рожала. Я посылала к ней человека узнать. Я приму ее в Белой гостиной, где вы вчера так меня повеселили. Ты подойди пораньше, будешь сидеть в прилегающей комнате… там удобно, тихо.

— Твое величество, насчет тишины я что-то сомневаюсь, — улыбнулся брат Лэльдо. — Белая гостиная выходит окнами на башню с часами, а процедура может занять довольно много времени…

— Та комната, о которой я тебе говорю, выходит окнами в маленький внутренний дворик, ты его вроде бы еще и не видел, — ответила Виктория. — А дверь между этими помещениями двойная, захлопнуть — и полный порядок.

Эливенер рассмеялся. Королева иной раз позволяла себе выражения, подходящие для школьника, но не для монархини.

Он встал.

— Хорошо, твое величество. Я буду готов к этому часу.

…Миссис Торелли, урожденная леди Коуль, по первому мужу — леди Ариэль Шеперд, прибыла в Вестминстер ровно в пять часов. Ее сопровождали две кормилицы и горничная, несшие на руках троих крошечных младенцев, завернутых в светло-голубые шелковые одеяльца, перевязанные белыми парчовыми лентами. Миссис Торелли совершенно не понимала, зачем ее потребовала к себе сама королева Англии. Разумеется, миссис Торелли уже знала, что ее муж оказался чудовищем, получеловеком, оборотнем… и молодую женщину терзал страх. Вдруг ее величество отнимет у нее детей? Они ведь теперь вроде как незаконнорожденные… Нет, старалась успокоить себя несчастная мать, этого не может быть. Королева Виктория так добра… она мудрая правительница, она женщина, она прекрасно все понимает… но зачем, зачем она захотела увидеть троих малышей? Да еще так скоро… ведь на самом-то деле в первую неделю детишек даже на улицу выносить не полагается, а не то что возить по дворцам с визитами…

51
{"b":"10199","o":1}