ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
5 методов воспитания детей
Nordic Dads
Письма с «Маяка»
Из жизни Ксюши Белкиной
Мир по Тому Хэнксу
Декретные материалы
Как запомнить много английских слов
Мозг: прошлое и будущее. Что делает нас теми, кто мы есть
Пять минут жизни
A
A

Но — разве можно сказать «нет», когда тебя приглашает сама королева Англии?

Ее величество Виктория ожидала миссис Торелли в Белой гостиной. Позади королевы стоял иностранный врач, спасший жизнь миссис Торелли и ее детей, и при виде сэра Лэльдо у молодой женщины стало немного легче на душе. Он такой хороший, этот иностранец… может быть, он заступится за ее крошек?

Едва молодая мать перешагнула порог, королева сказала:

— У меня к тебе серьезное дело, детка. Пусть твои кормилицы положат детишек вот сюда, — Виктория величественным жестом указала на широкую атласную кушетку, выдвинутую чуть ли не на середину гостиной, — а сами выйдут. Если они понадобятся, мы их позовем.

Женщины осторожно уложили спящих младенцев на мягкий шелк и вышли, тихо ступая. Дверь закрылась, и королева снова заговорила:

— Ты ведь прекрасно знаешь, кем оказался твой муж. Нет, я тебя ни в чем не виню, — вскинула руку ее величество, видя, что миссис Торелли хочет что-то сказать. — Ты тут ни при чем, да и не ты одна такая. Дело в малышах. Они кое-что унаследовали от своего папаши… — Тут Виктория немного замялась. — Ну, ты понимаешь, о чем речь. Сэр Лэльдо попробует избавить их от той грязи, которой одарило их чудовище. Надеюсь, ты не против? Эсквайр уверяет, что детям ничего не грозит.

Миссис Торелли, не в силах вымолвить ни слова, судорожно кивнула.

— Вот и хорошо, — похвалила ее Виктория. — Я знала, что ты умная девочка. Не зря ты такого хорошего рода. Эсквайр, бери одного малыша и приступай к делу. А мы тут подождем.

И она пригласила миссис Торелли сесть в кресло возле низкого столика, на котором уже был сервирован чай.

Эливенер взял один из голубых свертков и вышел в соседнюю комнату, плотно закрыв за собой двери.

А женщины остались в роскошной Белой гостиной. И к чести старой королевы надо сказать, что она волновалась за исход операции ничуть не меньше, чем миссис Торелли.

…В небольшой комнате с задернутыми плотными занавесками было почти темно. Уложив крошечный голубой сверток на мягкий пуф, брат Лэльдо сел на стул и осторожно откинул угол одеяльца. Мирно спящий младенец слегка почмокивал розовыми губками, его белесые ресницы были плотно сомкнуты.

Вздохнув, молодой эливенер сосредоточился и приступил к делу.

Тонкий, острый луч ментальной энергии вырвался из его мозга и проник в маленький мозг новорожденного. Отыскав темное скопление клеток в задней части гипоталамуса, луч начал одну за другой выжигать хромосомы оборотня. Процедура требовала огромной осторожности и предельного внимания. Брат Лэльдо знал, что необходимо уничтожать хромосомы по одной, ни в коем случае не задевая соседствующие с ними. Это было знание, пришедшее к нему с кровью его отца, знание, долго таившееся в глубине потока сознания молодого эливенера и проявившееся только тогда, когда брат Лэльдо оказался готов понять и применить его. Вот он и применял.

Эливенер потерял чувство времени, он не знал, как долго сражался с темным конгломератом враждебных клеток… но в конце концов последняя из них распалась, лишившись своей основы. Брат Лэльдо ощутил, как по его лбу скатываются капли пота. Осторожно вытерев их тыльной стороной ладони, он взял на руки малыша. Тот, как ни странно, продолжал спать, и эливенер вдруг перепугался. А вдруг он как-то повредил крохе? Он поспешно развернул одеяльце и внимательно осмотрел новорожденного, прислушался к биению крошечного сердечка, к работе внутренних органов… вроде бы все было в порядке.

Эливенер взял малыша на руки — и, конечно же, именно в это мгновение тому потребовалось опорожнить мочевой пузырь.

Когда смеющийся брат Лэльдо вышел в Белую гостиную, не только миссис Торелли вскочила ему навстречу. Королева тоже тяжело поднялась из кресла и внимательно глянула в веселые глаза брата Лэльдо.

— Мы тут немножко описались, — сказал эливенер. — Ну ладно, не страшно. Переоденусь.

53

Поскольку процедура уничтожения, а точнее, выжигания опасных клеток оказалась и нелегкой, и небыстрой, а дело уже шло к вечеру, ее величество решила оставить миссис Торелли на ночь в Вестминстере. Брат Лэльдо не мог справиться сразу с тремя младенцами, так что одну операцию перенесли на утро. Эливенер не понял, почему королева не отпустила молодую мать домой, но он настолько устал после долгой ювелирной работы со вторым младенцем, что ему было не до размышлений на подобные темы. И, не задавая лишних вопросов, он отправился в служебное крыло дворца, чтобы завалиться спать.

Когда он вошел в комнату, иир'ова и уроборос только посмотрели на него и покачали головами. Вид у брата Лэльдо был настолько измученный, что все стало ясно. Лэса сбегала на кухню и принесла большую кружку горячего чая с молоком. Едва успев проглотить целебный напиток, эливенер свалился на постель и уснул.

Но посреди ночи его разбудил отчаянный шум во дворе Вестминстера.

Брат Лэльдо вскочил и бросился к окну. Иир'ова и уроборос проснулись одновременно с ним и тоже выглянули наружу.

Во дворе метались факелы, кричали слуги, гремела доспехами дворцовая стража, гавкали и завывали сторожевые псы, потом раздался выстрел, другой… и тут в неверном свете пляшущего огня эливенер заметил метнувшийся вдоль стены рыжий пушистый хвост.

В следующую минуту он уже выскочил в коридор, не забыв прихватить булатный посох. Степная охотница и уроборос последовали за ним, уже поняв, в чем дело. В Вестминстер пытались проникнуть лисы-оборотни.

— Им нужны младенцы, — бросил на ходу эливенер, настраиваясь на поиск лисьего следа. Впрочем, сегодня оборотни не особо таились. Вонь их агрессии наполняла и двор, и коридоры дворца.

Трое друзей помчались к покоям королевы, где в соседней со спальней Виктории комнате устроили на ночь миссис Торелли и ее детей. Степная охотница мгновенно исчезла за поворотом. Эливенер и уроборос, как ни спешили, конечно же, не могли угнаться за стремительной кошкой. Да оно было и ни к чему. Когда друзья взбежали наверх по провонявшей оборотнями лестнице и очутились перед распахнутой дверью королевской спальни, все уже было кончено. Атака на Вестминстер была благополучно отбита. Дворцовая стража волокла за хвосты двух убитых лисиц, а Виктория, в огромном розовом капоте, злыми глазами смотрела вслед дохлым оборотням, остановившись на пороге спальни. Лэса куда-то исчезла.

— Поспеши в город, — резко сказала королева, увидев брата Лэльдо. — Они напали сразу на несколько домов. Сам понимаешь, что им нужно. Иди!

…Древний Лондон не спал в эту ночь. И благородные сэры, и простые обыватели, разбуженные выстрелами, криками стражников и лаем собак, начали охоту на рыжих тварей. По улицам и скверам, освещенным масляными фонарями и факелами, метались люди. Все до единой собаки, сколько их ни нашлось в городе, были выпущены из псарен. Хриплый лай черно-белых защитников раздавался со всех сторон. Потом в небе к северу от Вестминстера заполыхало зарево. Эливенер с друзьями бросились туда.

Горел один из огромных особняков. Пламя охватило все три его этажа. Гигантские языки пламени вздымались в ночное небо, но клубов дыма не было видно — их чернота сливалась с чернотой ночи. Вой и треск огня, радостно пожиравшего деревянные перекрытия, полы и мебель, заглушал крики пожарных и помогавших им горожан. Но с первого взгляда было понятно: спасти дом невозможно. И все усилия сражавшихся с огнем людей были направлены лишь на то, чтобы не дать загореться соседним зданиям. К счастью, ветра почти не было, и столбы пламени взвивались почти вертикально вверх, но снопы искр, летящих во все стороны, все же представляли серьезную опасность.

Конечно же, в этом роскошном доме еще недавно жил один из оборотней. Сам он сбежал вместе с прочими тварями, но его детеныш остался. И теперь лисы пришли за ним. Но сэр Роберт, умный и опытный начальник Скотланд-Ярда, ожидал чего-то в этом роде, и все дома, где проживали дети, рожденные от тварей, находились под негласной охраной полиции.

52
{"b":"10199","o":1}