ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Иир'ова призадумалась, а королева не отводила от нее глаз. Брат Лэльдо снова, в который уже раз, восхитился этой удивительной женщиной, истинной королевой, мудрой правительницей. Она принимала жизнь просто, ее не огорошить было ни ворожбой, ни магией, ни жестокостью… она готова была на все, лишь бы обеспечить своим подданным мир и покой. Она даже не боялась отягчить собственную совесть дурным поступком, если от этого могла быть польза другим людям.

— Да, — решила наконец кошка. — Лучше будет, если ты выделишь мне просторную комнату где-нибудь повыше, лучше даже на чердаке, но с большим окном. Мне нужно как можно больше света и воздуха… этот ритуал возник в моих родных степях, а там, видишь ли, нет каменных домов, нет лесов… сплошной простор и свежий ветер!

Королева улыбнулась и кивнула.

— И еще мне нужно будет много свежих фруктов, очень свежих и очень сочных, — продолжила Лэса. — На каждый камень, подлежащий заговору, — три штуки. И еще… — Красавица помедлила, прежде чем назвала последний из необходимых ей атрибутов. — Еще мне будет нужна теплая птичья кровь. Наверное, кому-то придется постоянно резать птиц… как ты на это посмотришь? Кровь должна будет поступать в процессе ритуала без малейших задержек, по полной чашке на каждый камень.

Виктория, даже не поморщившись, ответила:

— Я отведу помещение по соседству с твоим для этого дела. Кухонные люди поработают на пользу Англии, не сомневайся. Ты ни в чем не будешь терпеть недостатка, даже если придется опустошить все птичьи дворы моего королевства.

— Что ж, — сверкнула улыбкой зеленоглазая красавица, — тогда завтра с утра я готова приступить к делу. И еще…

Королева молча приподняла бровь, спрашивая.

— Еще я буду петь, — внезапно расхохоталась иир'ова. — Петь громко и долго. Я знаю, твоему племени не понравятся песни моего народа. Но придется потерпеть.

Виктория, без труда представив, как будет звучать кошачья песнь, тоже расхохоталась и сказала:

— Уж конечно, мы потерпим, если понадобится. Но я уверена: у тебя прекрасный голос!

58

Брат Лэльдо проснулся рано, однако кошки уже не было в спальне. Уроборос, открывший глаза при первом движении эливенера, сообщил, что степная колдунья ушла еще в три утра, не сказав ни слова. Что ж, нетрудно было догадаться: иир'ова готовится к предстоящему ритуалу.

Когда явился слуга, принесший завтрак, американец спросил:

— Ты не знаешь, где ее величество выделила комнату для кошки? Это должно быть где-то наверху.

— Знаю, — ухмыльнулся парень, — все вокруг только об этом и говорят. На кухонном дворе уже штук сто связанных индюшек лежит, и еще тащат. И апельсинов уже пять возов выгрузили. На чердаке, да, поднимись по лестнице для слуг, что в конце этого крыла. Только там уже стражу поставили… ну, тебя-то никто не задержит, это понятно.

— Спасибо, — улыбнулся эливенер. — А сама кошка уже там?

— Кошку видели в парке, — с охотой ответил слуга. — На дереве.

— Вот как? — немного удивился эливенер. — Ну, ей виднее…

Слуга фыркнул и ушел.

Брат Лэльдо, все эти дни продолжавший подслушивать мысли, когда и где только мог, отлично знал: всем слугам и прочей публике, владеющей телепатией, давно известно, что «друзья человека» молодого иностранца никакие не животные, а самые настоящие люди. Но простой народ помалкивал об этом. Людям нравились и степная красавица, и смешной шипастый уроборос.

Наскоро перекусив, брат Лэльдо пошел наверх. Лестница для слуг была довольно узкой и крутой, и эливенер подумал о том, что слуги, целыми днями бегающие по ней вверх-вниз, должны быть очень крепкими и здоровыми ребятами. На последней площадке. перед низенькой дверью, ведущей на чердак дворца, приткнулись два дворцовых стражника в полном вооружении — в латах, с мечами и кинжалами. Прислоненные к стене, рядом с ними стояли копья и луки. Молодой эливенер покачал головой. Надо же, подумал он, как они снарядились… неужели Виктория это приказала?

— Зачем столько оружия? — спросил он.

Стражники переглянулись, и тот, что был постарше, вежливо ответил:

— Видишь ли, сэр Лэльдо, начальник дворцовой стражи боится, как бы оборотни не попытались помешать твоей кошке. Они, понимаешь, старались-старались, а твоя зеленоглазая возьмет, да и пустит все их труды на ветер!

— Но ведь в Лондоне не осталось оборотней, — возразил эливенер.

— Ну, это как посмотреть… — пробормотал стражник.

Брат Лэльдо, заглянув в мысли солдата, увидел нечто такое, что его ошеломило. Оказывается, простые люди теперь подозревали в обладании нечеловеческой сущностью во-первых, всех иностранцев (кроме сэра Лэльдо), а во-вторых, едва ли не всех молодых сэров, думая, что те вполне могут происходить от лисиц. Ведь лисицы появились в Англии далеко не вчера…

Ну, тут уж ничего не поделаешь, решил эливенер, нагибаясь, чтобы пройти в низкую чердачную дверь. Со временем это пройдет, особенно когда Виктория проведет свою крупномасштабную операцию «Чеснок».

По другую сторону двери стояли еще двое стражников, но без лат, хотя и тут была налицо куча оружия, только все это было сложено в сторонке. Эти двое должны были перетаскивать необходимые степной колдунье вещи в отведенную для ворожбы комнату. Стражники показали эливенеру, куда идти.

Дворцовый чердак оказался совсем непохож на все знакомые американцу чердаки. Это, собственно говоря, была мансарда, и не просто аккуратная и ухоженная, а даже роскошная. Широких, хотя и довольно низкий коридор освещался через круглые застекленные окна в крыше. Двери, ведущие в помещения чердака, располагались по обе стороны коридора, и соответственно половина комнат выходила окнами во внутренние дворы, а половина — в парк. Но, заглянув в несколько дверей, брат Лэльдо обнаружил, что комнатки тут совсем маленькие.

Однако для Лэсы все устроили с размахом. Молодой эливенер вытаращил глаза, обнаружив, что за ночь не только были сняты перегородки между тремя комнатами, но и заново настелены полы и натянуты шелковые обои на стены, так что предоставленное степной колдунье помещение сверкало чистотой и свежими красками. Все три окна были распахнуты настежь, на множестве низких столов, придвинутых вплотную к стенам, стояли подносы с чистейшими чашками, глубокие фарфоровые миски и множество других предметов, необходимых для сложной и загадочной работы кошки. На отдельном столике брат Лэльдо увидел четыре здоровенных резных ларца на бронзовых лапках. Приподняв крышку одного из них, эливенер, как и ожидал, увидел кучу кулонов и брошей с рубинами всех возможных размеров и оттенков.

А еще эливенер увидел стоявший в углу булатный посох со вставленными в его рукоятку рубинами и алмазами. Сочетание камней, подобранных огородницей Бенет, было таково, что многократно увеличивало силы и способности того, кто знал, как этим посохом воспользоваться…

Внимательно осмотрев все, брат Лэльдо вернулся к себе. Если он понадобится иир'ове — она его позовет.

Эливенер думал, что Лэса начнет ритуал прямо с рассвета, но он ошибся. Весь день кошка занималась какими-то своими таинственными подготовительными делами в дворцовом парке; ее замечали то на одном дереве, то на другом. Кухонные мужики терпеливо ждали, когда же наконец настанет пора резать индюшек и давить апельсины и сливы, положенные пока для пущей сохранности в погреба, на ледники. Наготове были и курьеры — им предстояло доставлять сообщения на фермы о том, сколько еще понадобится птицы и фруктов. Ее величество Виктория, прекрасно знавшая человеческую натуру, выдала всем поставщикам щедрые авансы, пообещав по окончании ритуала заплатить еще, и с лихвой. Подданные, зная свою королеву, не сомневались в том, что плата будет истинно королевской. А потому на фермах, назначенных снабженческими базами, тоже все было в полной боевой готовности. И крестьяне вполне справедливо считали, что им крупно повезло.

Но вот солнце коснулось горизонта, невидимого за каменными домами огромного древнего города, — и с чердака великолепного Вестминстерского дворца раздались первые ноты кошачьего концерта.

57
{"b":"10199","o":1}