ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И началось…

Брат Лэльдо, не в состоянии заснуть, да и не желая спать, для начала отправился на кухню. Ему интересно было посмотреть, как там все происходит. Конечно, он старался держаться как можно более незаметно, чтобы никому не мешать, и постоянно прислушивался — не раздастся ли мысленный зов Лэсы, — но иир'ова в нем пока что не нуждалась, а кухонные работники и не в состоянии были заметить кого бы то ни было, поскольку им пришлось трудиться в поте лица, чтобы успевать за степной американской колдуньей. Похоже, подумал эливенер, кошка вошла в раж… Солдаты дворцовой стражи носились по узкой лестнице сломя голову, требуя все новых и новых кувшинов с соками и птичьей кровью… над кухонным двором кружились облака перьев, помощники поваров едва успевали кое-как потрошить зарезанных индеек, чтобы можно было наскоро присолить птицу и бросить в погреба (жаль все-таки было бы губить такую прорву хорошего продукта), а судомойки налетали друг на друга, спеша вынести на сорные кучи ведра с фруктовыми выжимками.

И почему-то всем было весело.

Наверх брату Лэльдо сейчас было никак не попасть — поднимаясь по узкой лестнице, он наверняка здорово помешал бы солдатам, доставляющим колдунье необходимые припасы, а потому молодой эливенер просто потоптался в кухне и во дворе, с интересом прислушиваясь к отрывистым мыслям суетящихся людей. Чего они так развеселились?

Но когда он понял, в чем дело, то и сам развеселился не на шутку. В умах трудящегося люда звучало вот что: «Ай да красавица из-за моря… куда до нее тирольцам… они теперь от зависти полопаются… ай, хорошо поет, зеленоглазая… вот веселая песенка, просто диво… ну, дает, пушистая, вот голосок, так голосок…. ой, мне бы так научиться, все парни мои были бы… эх, жаль, не останется она у нас… вот вывела, вот здорово… ух, рулада, где еще такое услышишь… повезло нам… где еще есть такая королева, чтобы такое удовольствие народу доставить…»

Англичане всерьез восторгались пением Лэсы! Ну, во всяком случае, простые люди, незнатные, искренне наслаждались кошачьими руладами!

Тут брат Лэльдо вспомнил, как Виктория сказала: «Уверена, голос у тебя прекрасный». В тот момент эливенер воспринял слова ее величества как обычную формулу вежливости, но теперь ему стало ясно: Виктория знала, что нравится ее народу, и была по-настоящему уверена, что ночные концерты не только не вызовут ни у кого раздражения, а наоборот, доставят людям радость.

Ну и ну…

Конечно, никто и представить не мог, чем занималась на чердаке Вестминстерского дворца заморская колдунья, — но слышала ее половина Лондона. Брату Лэльдо стало интересно: а как воспринимают пение иир'овы благородные сэры? И он отправился на прогулку, решив побродить возле ближайших к дворцу особняков и подслушать мысли их обитателей.

Уже через полчаса он знал: благородные сэры считали подобную «музыку» слишком примитивной, пригодной лишь для ушей черни. Однако никто и не подумал роптать, лишившись сна. Если уж сама престарелая монархиня не отдыхала, поскольку кошачьи вопли раздавались прямо над ее головой, на чердаке Вестминстера, — то подданным просто не к лицу было бы проявить недостаток терпения. Впрочем, кое-кому из джентльменов по-настоящему нравился ночной концерт, но они ни за что не признались бы в этом в своем благородном кругу… как не признались бы в этом их благородные супруги и дети, которые просто млели от выводимых кошкой рулад.

Насмеявшись досыта, брат Лэльдо вернулся в Вестминстер. Иир'ова не звала его, но ему все же казалось, что лучше быть как можно ближе к ней. Мало ли что может случиться…

59

С рассветом голос кошки наконец затих, суета во дворце прекратилась, уставшие до полусмерти работники повалились спать. Но престарелая монархиня и не думала отдыхать. Всю ночь, прислушиваясь к завываниям иноземной ворожеи, ее величество лично, своей рукой писала короткие записки благородным сэрам, а утром, когда в ее кабинет принесли большой поднос с горой заговоренных рубинов, вызвала секретарей, и те принялись укладывать украшения в конверты, прилагая к каждому записку ее величества и спешно надписывая адреса. А еще через час новая смена курьеров разлетелась по Лондону, чтобы вручить королевские дары благородным сэрам.

Молодой эливенер не переставал удивляться энергии старушки Викки и ее умению организовать дело с максимальной эффективностью.

Хотя брат Лэльдо и мог обходиться практически без сна многие дни подряд, он все же решил немного отдохнуть. Ведь ритуал заговаривания рубинов должен был продолжаться несколько ночей подряд — чтобы сильных камней хватило на всех, кто хоть однажды попробовал цветной банан. А кто знает, как могут повернуть события? И лучше быть наготове всю ночь, на тот случай, если зеленоглазой красавице все же понадобится его помощь.

Лэса осталась отдыхать там же, где ворожила, — и ни единого мысленного слова не донеслось от нее до Лэльдо и уробороса. Видимо, иир'ова устала настолько, что ей было не до болтовни. А может быть, не хотела сбиваться с особого настроя, необходимого для дела.

Проспав почти четыре часа, брат Лэльдо поднялся посвежевшим и бодрым. Но до вечера было еще очень далеко, и он решил погулять по городу… и еще его разбирало любопытство: какой указ разослал лондонский Скотланд-Ярд во все концы старой доброй Англии? Поэтому он решил заглянуть в полицейское управление. Вдруг да там окажется сэр Роберт? Уж конечно, он не станет скрывать что-то от сэра Лэльдо.

На прилегающих к Вестминстеру улицах царила непривычная для Лондона тишина, — но это было вполне естественно, ведь горожане наверняка отсыпались после ночных развлечений, набираясь сил для того, чтобы и в следующую ночь наслаждаться изысканным пением заморской дивы.

Еще не дойдя до солидного здания Ярда, молодой эливенер заметил перед входом несколько курьерских коней. Похоже было на то, что какие-то из самых ближних провинций уже прислали сэру Роберту ответы. Брат Лэльдо не спеша дошагал до дверей, поднялся по широким гранитным ступеням, вошел в темноватый холл. Ему навстречу тут же шагнул дежурный полицейский.

— Здравствуй, сэр Лэльдо. Тебе что-то нужно?

— Я бы хотел повидаться с сэром Робертом, если можно.

— Я узнаю, — кивнул молодой констебль и пошел к лестнице, ведущей на верхние этажи. Но навстречу ему уже спускался сыщик Лестер.

— Сэр Лэльдо! — воскликнул он. — Мы тебя в окно увидели. Идем скорей, сэр Роберт хочет с тобой поговорить.

Дежурный полицейский спокойно вернулся на свое место в холле, а эливенер следом за Лестером поспешил наверх.

В кабинете начальника Скотланд-Ярда толпилось множество народа. Сыщики листали какие-то папки, разбросанные по столам, перед самим сэром Робертом тоже громоздилась гора бумаг, и дым в огромном кабинете стоял такой, что хоть медведя вешай, несмотря на то, что одно из трех окон было открыто. Так что для начала брат Лэльдо раскашлялся и несколько раз чихнул. Кто-то из сыщиков поспешил распахнуть два другие окна, и сизые пласты слежавшегося табачного дыма лениво шевельнулись, уступая потоку свежего воздуха.

— Эсквайр, у нас интересные новости, — сказал сэр Роберт. — Я распорядился выяснить на местах все о людях, которые недавно приехали в данные края, присмотреть за теми, кто начнет собираться переезжать после королевского указа, а главное — кто вообще не имеет собак и кто избавился от них на памяти местных жителей.

— Собак? — недоуменно переспросил брат Лэльдо. — При чем тут..

И тут он понял. И улыбнулся, качая головой. Ай да сэр Роберт! Ну конечно же, ведь насколько он понял, англичане безумно любят собак, и в каждом доме есть хотя бы одна — пусть не роскошная черно-белая ищейка, но хотя бы маленькое глупое четвероногое, пушистое, веселое и бесконечно преданное людям… а собаки чуют оборотней за сто метров, в этом брат Лэльдо уже успел убедиться во время тех страшных ночных событий, когда оборотни устроили налет на Лондон. Значит, собаки опасны для трехсущностных тварей….

58
{"b":"10199","o":1}