ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

А заодно, конечно, все ждали дивного, радующего душу ночного концерта…

Немного подумав, брат Лэльдо сначала отправился не в свои комнаты, а к королевским апартаментам. Он не собирался беспокоить по пустякам престарелую монархиню, а просто поговорил с одним из секретарей и попросил передать ее величеству, что черные драконы останутся в Англии, как и предполагалось. К тому же они намерены в уже в самое ближайшее время начать плодиться и размножаться. Секретарь выразил надежду, что ее величество останется довольна новостью. Брат Лэльдо спросил, нравятся ли драконы самому секретарю, и тот ответил, что он непрочь бы обзавестись таким замечательным домашним любимцем. И многие другие тоже хотели бы.

Эливенер ушел из королевской приемной, окончательно успокоившись за будущее хищных деток.

Уроборос, в отличие от птервусов ничуть не изменившийся внешне за время путешествия, сидел на широком подоконнике и наблюдал за суетой во дворе. Когда брат Лэльдо вошел в комнату, он оглянулся, и его круглые ярко-синие глаза сверкнули весельем.

— Вот стараются! — передал он. — Вот из кожи лезут! Ну и напугали их лисицы!

— Кто угодно перепугался бы, — пожал плечами брат Лэльдо. — Особенно если до сих пор слыхом не слыхал о таких тварях.

— Это точно, — согласился малыш Дзз. — Даже у нас в Карпатах их здорово боятся, хотя их там полным-полно… ну, по сравнению с другими странами, конечно.

— Да уж… — рассеянно бросил эливенер, прислушиваясь к окружающему ментальному фону. Шум, конечно, стоял отчаянный, но вонючих мыслей вроде бы не замечалось… — А Лэса не приходила? Что-то она молчит, а я боюсь ее позвать, как бы не помешать.

— И правильно делаешь, — серьезно передал юный уроборос. — Мешать ей ни в коем случае нельзя. И я думаю, она будет молчать до конца работы. Ну, во всяком случае, я о таком слышал дома. Сосредоточение боится нарушить.

— Ну, ничего, потерпим…

Молодой эливенер вполне понимал степную колдунью. И как ни хотелось ему обменяться с ней хотя бы словечком, он, конечно же, не стал звать Лэсу. На иир'ове сейчас лежала огромная ответственность, и следовало всячески помогать ей, а не мешать.

До самого позднего вечера брат Лэльдо и юный уроборос сидели в своих комнатах, то наблюдая за бурной деятельностью во дворе, то вспоминая какие-нибудь из своих недавних приключений, то обсуждая будущее хищных деток, готовых осчастливить старую добрую Англию, произведя на свет новых «друзей человека», удивительных черных драконов, добродушных и симпатичных, хотя, возможно, и не самых ароматных.

А когда стемнело, с чердака Вестминстера снова зазвучал пронзительный голос степной колдуньи…

61

И еще один день прошел, и еще одна ночь, и наконец ранним утром до брата Лэльдо донесся едва слышный мысленный голос степной колдуньи:

— Лэльдо… поднимись ко мне…

Эливенер вскочил с постели, запутавшись в одеяле и едва не растянувшись на полу, и в следующую секунду уже мчался по коридорам и лестницам Вестминстера, спеша на чердак, туда, где находилась иир'ова. Дворцовые стражники при виде бледного сэра Лэльдо шарахнулись в стороны, а он, резким толчком распахнув дверь, ворвался в комнату, где ворожила Лэса.

Зеленоглазая красавица-кошка лежала на полу, и в первое мгновение эливенеру показалось, что Лэса в обмороке. Но стоило ему наклониться над ней, как огромные глаза распахнулись, и Лэса сообщила:

— Все… даже с запасом…

И тут она в самом деле потеряла сознание.

Брат Лэльдо осторожно поднял ее и вышел в коридор, бросив на ходу стражникам:

— Туда пока что не заходите. И ничего не трогайте. И никого туда не пускайте.

— Слушаемся, сэр Лэльдо, — прозвучало ему вслед.

Но он уже не замечал и не слышал ничего. Все его внимание сосредоточилось на ослабевшей, истощенной кошке. Допелась, красотка, сердито думал он, прямо на ходу передавая в бессильно повисшее на его руках тело свежую энергию. Хорошо еще, что сам он в эти дни бездельничал и копил силы… вот теперь они и пригодятся.

Уроборос встретил их у подножия служебной лестницы, хотя проку от его присутствия пока что не было никакого. Просто малыш Дзз очень переживал за Лэсу.

Уложив кошку на постель, брат Лэльдо задумался. Как помочь иир'ове поскорее восстановить израсходованные силы? Ну, во-первых, конечно, просто перелить в нее как можно больше собственной энергии, во-вторых…

Дверь распахнулась без стука, и в комнату, тяжело ступая, вошла ее величество королева Англии Виктория.

— Ну, как она? — ворчливо спросила монархиня. — Жива, надеюсь?

Эливенер встал, повернувшись к королеве, — и увидел, что глаза Виктории полны страха. Королева боялась, что кошка умерла ради благополучия английских подданных.

— Жива, твое величество, — поспешил ответить брат Лэльдо. — Просто здорово переутомилась.

— Уф… — выдохнула Виктория. — Где бы мне тут сесть?

Малыш Дзз уже тащил из угла на середину комнаты большое широкое кресло. Королева опустилась в него и спросила:

— Почему окна закрыты?

Уроборос подошел к окну и вопросительно посмотрел на брата Лэльдо.

— Там довольно шумно… — с сомнением в голосе произнес эливенер.

Виктория встала стремительно, как молоденькая девушка, и тут же очутилась у окна. Уроборос распахнул обе его створки, и ее величество, по пояс высунувшись наружу, рявкнула:

— Чтобы в этом дворе сегодня ни души не было! Все марш отсюда!

Во дворе мгновенно наступила гробовая тишина.

Брат Лэльдо чуть заметно усмехнулся. Да, повезло старой доброй Англии с монархиней…

Виктория вернулась в кресло и стала молча наблюдать, как эливенер занимается кошкой. А брат Лэльдо, немного подумав, достал из резного шкафа заплечные мешки — свой и иир'овы, — и высыпал на стол все мешочки с сушеными травами, которые вроде бы так недавно дала им симпатичная сурта, огородница и знахарка Бенет. Перебирая травы и присматриваясь к ним, он мысленно попросил уробороса:

— Малыш, раздобудь какую-нибудь посудину, воды вскипятить.

Он сознательно говорил на самой широкой общей волне, чтобы его слышала королева. Виктория понимающе кивнула, а уроборос мигом умчался на дворцовую кухню и через пару минут вернулся с небольшой оловянной кастрюлей, большим кувшином, полным свежей воды, и маленькой чугунной треногой, на которую можно была поставить кастрюлю. Ее величество с нескрываемым интересом следила за действиями эливенера: как он поставил оловянную посудину на треногу, как коснулся ее булатным посохом — и вода почти мгновенно закипела… а потом брат Лэльдо засыпал в кипяток по щепотке сухих трав из четырех мешочков и накрыл кастрюлю крышкой. Пока травы настаивались, он снова стал делать бесконтактный массаж кошке, все еще не пришедшей в себя. Вообще-то эливенер уже слегка встревожился — уж очень долго продолжался обморок. Но вот его чуткие пальцы ощутили встречный ток энергии — еще слабый, но ровный, отчетливый. Эливенер удвоил усилия — и огромные глаза Лэсы медленно приоткрылись.

— Ну… — выдохнул брат Лэльдо. — Наконец-то!

Потом кошку поили травным отваром, кормили свежей рыбой, о которой, как выяснилось, заранее позаботилась лично ее величество королева Англии, а еще потом труженицу уложили спать.

Провожая Викторию к ее апартаментам, молодой эливенер сказал:

— Твое величество, мы оставим тебе еще и булатный посох с алмазами и рубинами… он сделан особым образом, заговорен сильной ворожеей, и будет неплохо, если ты отдашь его кому-то из своих сыновей, чтоб держали в спальне.

Виктория усмехнулась.

— Спасибо. Чем больше родится принцев королевской крови — тем лучше. А что ты намерен делать дальше?

— А дальше я намерен отправиться в путь, — улыбнулся в ответ брат Лэльдо. — Ты ведь знаешь, я должен дойти до самых Гималаев.

— Один?

— Нет, вместе с Лэсой.

— А колючий малыш?

— А, вот ты о чем! — сообразил вдруг эливенер. — Нет, я думаю, ему лучше остаться. И если ты дашь ему провожатых…

60
{"b":"10199","o":1}