ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Лэса не закончила фразу, но и так все было ясно.

— Не понимаю… — пробормотал брат Лэльдо, вглядываясь в ближайшего к нему птенца. — Не понимаю!

— Есть хочу!

На этот раз мысль детеныша была направленной. Он требовал пищи, глядя прямо в глаза эливенера.

Почему же взрослые летающие ящеры, хищные птервусы, с которыми не так давно пришлось основательно повоевать американцам, были полностью лишены разума? Конечно, гигантские ящеры закрывались ментальными щитами, нападая на свою жертву, — но за этими щитами прятались только инстинкты, ничего более. Уж это-то иир'ова и эливенер знали точно.

Разве такое может быть — чтобы детеныши и взрослые особи одного и того же вида так невероятно сильно различались по одному из основных параметров живых существ — наличию или отсутствию разума? Несмотря на все свои огромные знания, полученные от наставников-пришельцев, тысячи лет изучавших природу Земли, эливенер не мог припомнить ничего подобного.

А что, если…

Ведь там, на равнине за скальной грядой, где жили пленные кузнецы сурты, кроме ящеров существовали еще и птицы ракши. И птервусы объединились с птицами в необычном ментальном симбиозе, к которому присоединились еще и маленькие люди с зеленой кожей, злобные курдалаги, желавшие завоевать северные земли. Возможно, подумал молодой эливенер, именно в этом и кроется причина бестолковости взрослых птервусов. Как ни странно это звучит, но, скорее всего, способностями ящеров пользовались другие существа, лишая птервусов мысли, втягивая ее в себя… А эти трое птенцов оказались вдали от ракши и курдалагов, и их развитие пошло естественным для птервусов путем… да к тому же у них появилась возможность общения с мыслящими существами, которые не пытаются подавить чужую мысль. Да, это может быть… Интересно, насколько разумными окажутся взрослые ящеры, если их дар не будет использоваться и подавляться другими существами?

Продолжая размышлять о сути странного факта, брат Лэльдо огляделся по сторонам. Чем же накормить этих горластых мыслителей?

Лэса и уроборос тоже занялись поиском пропитания для птенцов, внезапно проявивших дар связной мысли. Болото не было слишком богато жизнью, так что троим друзьям пришлось потратить немало времени, пока они наловили достаточное количество жуков, мелких грызунов, ящериц и прочего. Наконец птенцы насытились, что выразилось в краткой мысли всех троих деток: «Уф! Хорошо!»

Отряду предстояло решить, что делать дальше. Впрочем, выбор был невелик: либо идти прямо вперед и прорываться сквозь лес, либо сворачивать на восток, чтобы пересечь хотя бы одну полосу нестабильного ментального пространства… а там видно будет.

Если бы трое друзей были одни, они бы не колебались. Несмотря на то, что бежать по кочковатому болоту было не так-то легко, они бы проскочили опасную зону минут за двадцать. Но их тормозили три птенца, до сих пор не научившиеся летать. Тащить их на себе значило бы почти вдвое увеличить время пробежки через нестабильную область. А бросить птервусов, тем более теперь, когда в маленьких ящерах пробудилась способность соображать, никому и в голову не приходило.

— У меня идея! — внезапно вырвалось у Лэсы.

— Ну? — вопросительно посмотрел на нее эливенер.

— Эти обжоры не такие уже и маленькие, — заявила иир'ова, указывая на птенцов. — А летать не учатся потому, что не видят примера. Будь рядом их мамаша — порхали бы уже, как миленькие!

— Ты хочешь сказать — надо их научить? — удивился малыш Дзз.

— Научить и отправить на разведку! — уточнила степная красавица. — У нас просто нет другого выхода. Нам нужно знать, где кончается лес и что там дальше, за ним. Уж лучше сейчас задержаться на месте, чем позже бессмысленно рисковать.

— Но как мы их научим?

Эливенер задумчиво слушал разговор кошки и уробороса, глядя на птенцов. Они вроде бы понимали, что речь идет о них, но после основательного обеда их мало что интересовало. Они расселись по кочкам и дремали, засунув головы под крылья. Научить их летать… ну, в общем-то Лэса была права. Птервусы росли не по дням, а по часам, и вид у них был уже вполне зрелый. А летать птенцов и в самом деле надо учить. Все знают: если птенца растят люди, он не слишком спешит вставать на крыло. Бегает себе, как домашняя зверюшка…

— А вот как! — воскликнул брат Лэльдо, быстро подошел к самому крупному птервусу и, схватив его в охапку, изо всех сил подбросил вверх.

Тот хрипло заорал, попытался расправить крылья, но не успел — и гулко шмякнулся в болото. Двое его то ли сестер, то ли братьев тоже завопили, видя столь бесцеремонное и несправедливое обращение с сородичем.

— Нет, так не пойдет, — передала иир'ова. — Надо их как-то повыше закинуть… черт побери, ни одного деревца поблизости!

— Я могу, если хотите, башенку построить, — робко предложил малыш Дзз. — Только не очень высокую, не больше десяти метров… я еще не взрослый…

— Башенку? — изумленно вытаращил глаза брат Лэльдо. — Какую башенку? Из чего?

Иир'ова молча уставилась на уробороса, лишившись, похоже, дара мысленной речи.

— Ну… — окончательно смутился Дзз, — вот прямо из земли… я ее уплотню, конечно… но все равно она долго не простоит, лет пятнадцать, не больше, а потом развалится… дождями размоет.

Неожиданно оба американца начали хохотать, как сумасшедшие. Они захлебывались смехом и никак не могли остановиться. Лэльдо даже уронил свой посох, а кошка присела на корточки и пригнулась к коленям, не в силах устоять на ногах. Уроборос недоуменно хлопал длинными ресницами, совершенно не понимая, чем это он так развеселил своих друзей. Шуму добавили три птенца, решив, очевидно, что у них появился отличный повод потренировать голосовые связки.

Наконец брат Лэльдо вытер выступившие на глазах слезы и с трудом проговорил:

— Малыш, а ты не мог бы как-нибудь на привале вкратце перечислить, что еще ты умеешь, а? Честное слово, от твоих сюрпризов иной раз не по себе становится! Давай, строй свою башенку! Много тебе времени нужно?

— Ну… с час, не меньше…

Лэса, продолжая хихикать, спросила:

— А зачем вы строите такие башенки?

— Да ведь мы же горнодобытчики, — напомнил уроборос. — Наш народ целые горные хребты насквозь проходит… как же без креплений? А порода не всегда бывает достаточно твердой, вот мы и учимся работать с чем угодно, хоть с песком.

— Замечательно! — мысленно воскликнула иир'ова. — Ты, наверное, и дом можешь построить из этой вот грязи? — Она топнула босой ногой по болотной жиже.

— Вообще-то могу… маленький домик, — скромно ответил уроборос. — Ну, я начинаю, ладно? Вы только в сторонку отойдите, а то забрызгаю.

Иир'ова и брат Лэльдо, подхватив булатные посохи и заплечные мешки, поспешили отбежать на несколько метров в сторону. Птенцы шарахнулись за ними следом. А юный уроборос вдруг выставил вперед шипы, окружавшие его физиономию, превратив их в некое подобие многогранной пирамиды, подпрыгнул, извернувшись в воздухе — и винтом врезался в болото. Во все стороны полетели комья черной грязи и клочья вырванной с корнями травы. А через секунду-другую вместо комьев наверх стали вылетать ровные плотные шарики земли… настолько плотные, что казались каменными. Яма быстро увеличивалась, превращаясь в неширокую воронку, количество шариков росло…

Минут через пятнадцать уроборос выскочил наверх и принялся строить башню. Он укладывал шарики по спирали — и они крепко-накрепко прилипали один к другому. Башня-спираль поднялась метра на два, когда строительный материал закончился, — и юный уроборос снова нырнул в воронку, чтобы изготовить следующую порцию шаров. Работал Дзз невероятно быстро, и на постройку всего сооружения ему и в самом деле понадобилось лишь чуть больше часа. Изумленные американцы наблюдали за строительством молча, с трудом веря собственным глазам.

Вот тебе и малыш…

Наконец башенка была готова. Она сужалась кверху, а подняться на нее можно было без труда, поскольку юный уроборос позаботился об этом. Узкий пандус обвивал строение, выводя на небольшую плоскую площадку на вершине. Десятиметровое сооружение, возникшее из слякоти, торчало на болоте, как нечто абсолютно чужеродное и непонятное. Брат Лэльдо мельком подумал о том, что если где-нибудь поблизости живут все-таки разумные существа, они будут немало озадачены необъяснимым феноменом. Ну, это их проблемы.

7
{"b":"10199","o":1}