ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Схватив возмущенно заоравшего птенца подмышку, молодой эливенер быстро взбежал на вершину башни и, недолго думая, подбросил птервуса вверх. Лэса уже стояла рядом, держа второго птенца. Третий, видя такой беспредел, бросился наутек, надеясь избежать урока воздухоплавания. Но, понятное дело, успеха его попытка не имела. Эливенер спрыгнул с башни, не утруждая себя спуском по пандусу, и мгновенно поймал громко вопящего третьего ящера. Двое первых благополучно спланировали на болото — и даже орать перестали. Похоже, урок им понравился. Третий птенец последовал за ними.

Запуская птенцов во второй раз, иир'ова и брат Лэльдо старательно прислушивались к слабеньким мыслям ящеров. И уловили нечто такое, что их порадовало. «Ух ты! Здорово! интересно-то как! И чего это я до сих пор пешком ходил?..»

— Пробрало, — констатировала степная охотница. — Природные инстинкты пробудились.

— Да, — согласился брат Лэльдо. — Теперь дело быстро пойдет.

Дело и вправду пошло быстро. Теперь птенцов было просто не удержать. Они вопили, требуя, чтобы их подняли на башню. Но взлететь прямо с болота пока еще не могли, не получалось. Что ж, трое друзей решили, что спешить некуда. Пусть детки потренируются как следует, это всем пойдет на пользу в ближайшем будущем.

До позднего вечера крылатые ящеры осваивали искусство свободного полета, делая перерывы лишь для того, чтобы восстановить израсходованную энергию. Уроборос и американцы тоже трудились без отдыха, отлавливая всяческую мелкую живность для пропитания трудяг. А заодно пытались наладить с детками устойчивый мысленный контакт. Но это давалось птервусам гораздо труднее, чем полет.

Хищные детки испускали отрывочные мысли — но почти не воспринимали чужую мысленную речь. Иногда им удавалось уловить слово-другое, но в целом они оставались закрытыми. Когда наконец окончательно стемнело, все начали устраиваться на отдых. Трое друзей уселись у основания башни, птенцы выбрали себе кочку неподалеку от людей.

И вдруг Лэса, задумчиво глядя на сбившихся в кучу и уже задремавших птенцов, передала:

— Знаете что? Мне кажется, на них лежит заклятье…

8

— Заклятье? — удивленно переспросил брат Лэльдо. — Но кто мог его наложить?

— Курдалаги, судя по всему, — ответила степная колдунья. — Их работа. Они ведь вовсю использовали и птервусов, и ракши.

— И ты можешь его снять? — не удержался от вопроса юный уроборос, хотя вообще-то спрашивать об этом было не принято. Чтобы не нарушить ненароком настрой ума, сосредоточенного на проблеме.

Иир'ова пожала плечами и промолчала. Брат Лэльдо строго глянул на Дзз и укоряюще покачал головой. Уроборос смущенно замолк и свернулся клубочком, пригасив до сих пор светившиеся голубым шипы на спине.

Все трое долго молчали. Иир'ова явно изучала силу и сложность наложенных на крылатых ящеров чар, а уроборос и брат Лэльдо просто ждали. Эливенер был ученым, но магией почти не владел. Он знал лишь очень немногие простейшие ритуалы и формулы. А вот иир'ова родилась в степях на юге американского континента, где маги были сильны, как, наверное, нигде больше. Правда, Лэса не болтала понапрасну о своих умениях, но когда возникала необходимость — применяла их, выручая друзей. За время их совместного путешествия брат Лэльдо уже не единожды имел возможность убедиться в огромной силе и искусстве кошки.

А значит, и сейчас была надежда на то, что Лэса сумеет снять пелену с сознания маленьких ящеров.

Лэса подошла к спящим птенцам, обошла их вокруг, присела рядом с ними, легко коснулась их голов, спин, крыльев… а потом ушла далеко в сторону и села на кочку спиной к друзьям.

— Похоже, что-то наклевывается, — передал эливенер малышу Дзз на узкой направленной волне, не решаясь заговорить вслух, чтобы не нарушить покой ночного ментального пространства. — Жаль, что луны нет, — добавил он, подняв голову и посмотрев на не совсем еще потемневшее небо, усеянное бледными мелкими звездами. — Я слышал, при луне такие вещи легче даются.

— Да, у нас в Карпатах в общем тоже так считают, — ответил уроборос. — Но еще у нас говорят, что сильному чародею и луна не помощница, и солнце не помеха. А Лэса, по-моему, очень сильная…

На этом их разговор прервался, потому что иир'ова встала и направилась к ним.

— Где мой мешок? — спросила она, приблизившись.

Брат Лэльдо молча взял заплечный мешок кошки, лежавший у него за спиной, и протянул степной красавице. Лэса взяла его и начала рыться в наружных карманах, перебирая пакетики с травами, уложенные туда заботливой огородницей Бенет. Отложив в сторону два свертка, иир'ова задумалась, потом потребовала дать ей мешок эливенера. И снова внимательно исследовала содержимое карманов, выбрав еще один пакетик. Забрав все отобранное, кошка подошла к птенцам и села на сырую болотную траву рядом с ними. Брат Лэльдо и уроборос наблюдали…

Иир'ова высыпала по щепотке сушеных трав из каждого пакета себе на левую ладонь, сложив порошки аккуратной кучкой, и пустила в нее маленькую молнию из указательного пальца правой руки. Травы вспыхнули, мгновенно сгорев и оставив в воздухе клуб легкого душистого дыма. Лэса дунула на дым — и он растекся над спящими птенцами. Птервусы не шелохнулись, но этого, видимо, и не требовалось. Иир'ова сняла с шеи висевший на кожаном шнурке круглый камень с дыркой посередине. Это был птичий бог, найденный колдуньей в пещере скалах, где они с братом Лэльдо делали вид, что трудятся изо всех сил, добывая серебро для курдалагов.

Держа птичьего бога в сложенных вместе ладонях, Лэса подняла руки к звездам и тихо-тихо запела на родном языке, непонятном брату Лэльдо. В сыром воздухе болота звук ее голоса быстро угасал, и уже в двадцати шагах ничего не было слышно. Но, судя по всему, проводимый степной колдуньей ритуал и не требовал большего. Потом протяжное пение перешло в дробный речитатив, и Лэса, все так же вздымая руки к небесам, медленно, плавно поднялась на ноги и танцующим шагом трижды обошла по-прежнему сладко спавших птенцов слева направо. А потом вдруг резко оттолкнулась от земли обеими ногами вместе — и перепрыгнула через ящеров, на лету громко выкрикнув что-то на степном языке.

Птенцы проснулись, вытянули длинные шеи и завертели головами, недоуменно разевая зубастые клювы. Молодой эливенер прислушался. Детки растерянно бормотали мысленно:

— Ой, чего это такое… зачем она тут прыгает… А у меня голова болит… и у меня тоже… и у меня…

Иир'ова повесила птичьего бога на место и, наклонившись над хищными детками, погладила каждого из птервусов по голове, мысленно приговаривая:

— Ничего, поболит — и перестанет… спи, малыш, спи…

Ящеры тут же снова заснули.

Лэса еще трижды обошла вокруг них, делая плавные жесты руками. На кончиках ее пальцев светились голубоватые огоньки, время от времени в сырую болотную землю рядом со спящими птенцами вонзались короткие молнии… и вот наконец иир'ова отчетливо передала:

— Надеюсь, получилось. Вроде бы процесс пошел. Ну, утром видно будет.

Кошка подошла к друзьям и уселась рядом с ними.

— Ну я и проголодалась! — заявила она. — Мы ведь сегодня почти и не ели, а, братишка? Вот бы нам с тобой научиться лопать собственный организм, как Дзз!

Да, уроборосу голод не грозил. Ему достаточно было съесть кончик собственного хвоста — и все. Хвост через два-три часа отрастал заново, обеспечивая своему владельцу неиссякаемый источник питания.

Брат Лэльдо усмехнулся. Он тоже не прочь был бы подзаправиться. Но на кого тут охотиться? На мелких лягушек? Вот если бы речка нашлась неподалеку, или озерцо, — тогда бы они могли наловить рыбы…

И тут он насторожился.

Где-то неподалеку, к западу от башни уробороса, брел хищный ночной зверь…

Лэса тоже поймала эту волну.

— Так, кажется, нам есть на кого поохотиться, — взбодрилась кошка. — Надеюсь, именно эта тварь станет нашей добычей, а не наоборот!

— Тьфу на тебя! — рассердился эливенер. — Еще накаркаешь!

8
{"b":"10199","o":1}