1
2
3
...
10
11
12
...
20

Когда мы нос к носу, рыло к рылу, столкнулись с ещё одним чудищем, я понял, что и у этих тварей существует загонная охота.

Остановились мы. Преследовавший нас монстр – тоже. Как я понимаю, наслаждаясь мгновением триумфа.

Но мгновение триумфа обернулось для него вечностью небытия (ну и слог, ну и пошлятина!): из разверзшихся небес полился на чудовищ божественный огонь. И сгорели монстры в многоцветном фейерверке.

Амэн.

– Ваше Высочество, прошу Вас подняться на борт Вашей платформы. – Спокойный и почтительный голос милорда сделал три смысловых ударения, выделив слова «ваше», «вас» и «вашей». Примерно таким вот манером, в покрытые забвением времена, благородный вассал давал понять: всё в руках Господа и господина.

Милорд был гениальным актёром, которого играть вынуждали обстоятельства: никто не должен был заподозрить, что наследник – подставная фигура. Мне пришлось подыгрывать: то есть, скорчить невозмутимую мину, давая понять, что моё спасение абсолютно логично и неожиданностью для меня не являлось, ведь не смерд же я, не холоп – а будущий монарх как-никак. И крик, судорожно рвущийся наружу, пришлось в себе давить… Вопль следующего содержания: «Караул! Заговор!! Измена!!! Убить меня хотели, пся крев!!!».

Неизвестно ведь, где прячется предатель. Или предатели.

Сверху, обломав тонкие и сухие ветви, пригнув толстые, опустилась анг-платформа, на борту которой находились милорд, трое увешанных современным оружием гвардейцев и…

Высокий, жилистый, сухопарый роче, как называли экскалибурских метисов («РОальд-ЧЕловек»). Этот полукровка лицом весьма напоминал милорда, что сразу бросалось в глаза. Высокий рост – от Стюартов, необычная «фактура» мускулатуры – от аборигенов-роальдов… Выглядел метис озадаченным. Причём смутил его именно я.

– Ваше Высочество, позвольте мне представить Вам моего сына от первого брака, недавнего врага реставрации, а ныне сторонника, нАшего союзника сэра Винсента Ронгайя Сэмпстона Стюарта. ВАшего кузена, – милорд снова ударял по местоимениям.

И что я должен был делать? На шею «братцу» броситься?..

(Ну даёт супердедушка! Оказывается, этот поборник чистоты человеческой расы не всегда был таким истовым ЧЕЛОВЕКОМ, в своё время даже женился на аборигенке?!)

Но братец новоиспечённый неожиданно приходит на помощь сам:

– Сэр Джеймс, не могли бы вы попросить гвардейцев и досточтимого сэра… – он вопросительно глянул в сторону Абдура своими необычайно светлыми глазами, белки и зрачки которых практически не отличались по цвету друг от друга. Как и положено роальду; наполовину роальду – тоже.

– Абдурахман Мохаммад ибн Хассан, младший сын Верховного Имама планеты Джидда! – горделиво произнёс Янычар. Со всеми альвеолярными звуками, само собой.

– …и сэра Абдурахмана Мохаммада ибн Хассана, младшего сына Верховного Имама планеты Джидда, оставить нас в уединении?

– Господа.

В тоне милорда ощущался едва заметный намёк на приказ.

Гвардейцы безропотно повиновались. Янычар, от перевозбуждения разивший на километр вокруг адреналином, тихо и беззлобно повозмущался. Но и то – исключительно для проформы. Тоже принц, всё ж таки. Этикету обучен сызмальства.

Роче попросил меня и Джеймса Стюарта подойти поближе, и тихо сказал:

– Милорд, этот сэр не мой кузен, – он кивнул головой в мою сторону, – и сомневаюсь, что вы пребываете в неведении относительно этого, ведь вы, как и я, знавали Джона ребёнком. Не стоит также меня уверять, будто передо мной всё-таки молодой Джон Стюарт, но в ином обличии, магически замаскированный. Меня – в этом уверять бесполезно… Если вы соблаговолите не настаивать на этом, я буду вам весьма признателен, – и словно в оправдание пойманного на лжи своего отца, добавил, – хотя, несомненно, этот человек – Носитель.

И последнее слово в его устах прозвучало действительно с большой буквы.

– Да, это не ваш кузен, – вынужден был согласиться милорд.

– Благодарю, – признательно склонил голову роче.

– Мы вынуждены были прибегнуть к… фальсификации. Ваш кузен был недавно похищен с корабля вольных торговцев…

– Нами, революционерами. – Сообщил роче, и милорд пристально взглянул на него. – Так полагаете вы. Но это – не верно. С корабля был похищен всего лишь экс-носитель, двойник сэра… – роче замолчал и требовательно посмотрел на меня. Судя по пренебрежительной интонации, «светоноситель» бывший – кем-то значимым для старшего сына милорда уже не являлся.

Я ждал знака милорда.

– …сэра… – более настойчиво повторил старший сын. «Любопытно, какие чувства испытывает к братцу-полукровке ещё один человеко-расист из семейки Стюартов, сын „от второго брака“ Майкл?..»

Джеймс Стюарт кивнул.

– Сэра Анджея Лазеровица, – коротко и исчерпывающе проинформировал я роче относительно своего настоящего имени. Добавить какой-нибудь пышный титул, увы, не смог. За неимением оного.

– Вот как? – ещё более коротко высказался милорд Джеймс. В связи с чем промелькнула эта вопросительно-удивлённая интонация, догадаться мне было не дано.

– Только лишь появившись в пределах нашей досягаемости… в чём заслуга экипажа Вольного Торговца… двойник был похищен фракцией умеренных Революционного Магического Совета, лидером коей являюсь я. Наши сторонники – практически все маги-роче Экскалибура, многие человеки и даже кое-кто из роальдов.

– И вы знали, что двойник сэра Лазеровица не является истинным Джоном Стюартом?

– Да. Нам не нужен был наследник.

– Что тогда?

– Свет. Но Правый Луч Гарды счёл необходимым экстренно сменить Носителя… И мы не стали повторять трудоёмкие эксперименты с похищением, – мимолётный взгляд в мою сторону, – так как подозревали, что он, отличающийся наибольшим своенравием в сравнении с Клинком, Рукоятью и Левой Гардой, может вновь, в который уж раз, сменить своего владельца. По собственной воле. У представителей роальдов, составляющих радикальную фракцию Магического Совета, частица Меча, в отличие от нас, имеется…

– Четвёртый луч?.. – невозмутимость милорда дала заметную трещину. Судя по «убитому» тону.

– Четвёрка – магическое число древнего Экскалибура. Меч есть Крест, а Крест – это четыре Луча. Четыре же Луча – это Символ Звезды, Сияющей Во Тьме… Каждый из магических Лучей – Луч Рукоять, Левый Луч Гарда, Правый Луч Гарда, и Луч Клинок, – имеют материальные Отражения в форме объектов, известных как СветА: Свет Рукоятки, два Света половин Гарды, верхней и нижней, и Свет Лезвия. Или вы не ведали о том? – последняя фраза несла риторический оттенок.

«Ничего себе! Любопытнейшие, однако, выясняются подробности. Понять бы только, о чём это они, собственно…»

– Я знал, – милорд выглядел очень мрачно, – но принято было считать, что Свет, именуемый Светом Лезвия, или Лучом Клинка, был давно и безвозвратно утерян, избрав Носителем кого-то за пределами Экскалибура…

– Это ошибка. А точнее, дезинформация. После революции нам, роче, удалось заполучить Луч Рукоять, ранее принадлежавший низложенной Королеве. Я убедил тётушку добровольно передать его мне… Но Свет оставил нас и вернулся на Грэндрокс. Каким путём он попал вновь туда, где был некогда добыт, мы не выяснили, и доселе недоумеваем… Правый же Луч находился вне пределов нашей досягаемости. Слишком далеко унесён был акырскими коллекционерами аристократов, как ныне выяснилось. Поющей Жрицы в нашей фракции тогда ещё не было, и достать Свет не хватило сил. Не в пример радикалам, давным-давно подозревавшим о существовании Акыра… Левый Луч Гарды яростно не выпускали вы, милорд. И наши позиции в Совете заметно ослабели. Радикалы, имеющие в своих рядах Носителя, со временем начали довлеть над умеренными, во многом не соглашавшихся с радикальными методами и концепциями… Начались репрессии во имя чистоты расы и чистоты идеи. Лозунги, под которыми они происходят, прискорбно напоминают девизы времён завоевания Экскалибура человеками… Неприятие этих кровавых революционных чисток и привело, к слову, в оппозиционный стан Поющую Жрицу роальдов. Ту, Что Грезит. Поющую Гимн.

11
{"b":"102","o":1}