ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Разбитые окна, разбитый бизнес. Как мельчайшие детали влияют на большие достижения
Монстролог. Дневники смерти (сборник)
НЛП. Техники, меняющие жизнь
Пустыня Всадников
Лагом. Ничего лишнего. Как избавиться от всего, что мешает, и стать счастливым. Детокс жизни по-шведски
Солнце внутри
24 часа
#Любовь, секс, мужики. Перевоспитание плохих мальчиков на дому
The Mitford murders. Загадочные убийства

Бдз-з-зын-нь!!! – разбился хрустальный замок Надежды. Как же хрупок он был, оказывается.

«Я могла бы простить ему всё! – в ярости думает девушка. – Даже предательство простить! Я сама могла бы ради него совершить предательство. Я простила бы ему любой обман, я простила бы ему нелюбовь, я была бы счастлива сделаться одной из сотни его наложниц… я простила бы ему даже солдат, если надо, я умерла бы ради него. От его руки, захоти он этого, и умерла счастливая… я пошла бы ради него против всего мира, против Экипажа, против всех и вся… я слабая, я глупая, я дура, я безумная, я… безумно хотела ЛЮБИТЬ. И – БЫТЬ любимой, если повезёт. Я умирала от одиночества БЕЗ любви, и ради НЕГО, всесильного и бесстрашного Принца моего, я все грехи мира совершила бы.»

«Не прощу я ему только одного, – чётко и бесповоротно думает По-прежнему Ещё Девушка, делая второй шаг прочь. – Слабости души не прощу. МОЙ Принц не должен быть слабым духом. Пусть он хоть на костылях передвигается, пусть он будет однорукий, кривой и косой… Да хоть пузат и женоподобен, да хоть росту полутораметрового, да хоть чернокож, черноволос и черноглаз, да хоть недалёк и невежественен, да хоть сексуальный импотент, но… ОН должен быть органически не способен позволить кому бы то ни было вытирать о себя грязные ноги. Каково это, я знаю. Об меня их вытирали почти всю мою жизнь.»

Спасибо, судьба, что уберегла от измены, Спасибо, что вовремя предупредила, Спасибо, что выбор: на чью сторону становиться, куда падать – в одиночество или в предательство? – не был тяжким и мучительным. Впервые в жизни тебе, жестокой твари, за что-то – искреннее Спасибо…

СПАСИБО, ЧТО НЕ ОТДАЛА ЕМУ.

И Наоми Эвелина Джоан «Шоколадка» м Джексон зашагала вперёд – отдавать себя на заклание Экипажу.

* * *

– …Я не могла ошибиться, сотоварищи, просто не могла. По определению. – Угрюмо сказала Номи. – Я… – она всё-таки сделала паузу, но обратного хода уже не было, и девушка исторгла хрипло: – …мод. Точнее, мутка. У меня в голове природный радиоприёмник. Хотя на самом деле не только радио-, а и…

– Понятно. – Перебила Ррри. – Значит, все наши сканеры и пробойники – детские игрушки, и даже мутотень магическая ни на что не годная, а ты р-раз, и услышала? Лихо, однако!

– Чоко, скажи, сейчас нас реставрашки секут? – спросил Абдур. По скептической полуулыбочке Номи определила, что и Янычар не верит ей.

– По тыщу ста семнадцати каналам. Но я… – Номи вздохнула; опять ведь не поверят! – …подстроилась, цензурю и гоню им отредактированную дезу.

Нет, конечно, в то, что она мутантка с неимоверно быстродействующим «процессором» и супермощнейшим «радиоприёмником» в голове, поверили сразу, ясно по взглядам, да и какое ж существо в здравом уме будет на себя ТАКОЕ наговаривать?!

А вот в то, что ей не пригрезился этот диалог, в то, что не обида и разочарование вынудили её (цитируя Бабушку: «С влюблёнными это бывает, ясный пень, поругаются милые и со зла друг дружку начинают полоскать!») прийти и отдаться Экипажу на заклание… Не верят, ну что ты будешь делать! Конечно же.

Соврала раз, теперь и не мечтай о доверии. Не простят. Гордуны, они такие. Гордые…

– Да ты просто ходячее сокровище! – воскликнул чиф.

– А я знал… – пробормотал Сол.

– Что?

– Ничего. Так просто, мысли вслух.

– И что будем делать, товарки-товарищи? – спокойно спросил доселе молчавший Кэп Йо.

– Ты ей веришь, Бранко? – поинтересовалась суперкарго.

– Ну-у, как бы да, – кивнул Биг Босс. – Меня впечатлило сообщение о тыще ста семнадцати каналах… Наследный принц Джонни – мудак, ублюдок, кретин, и вообще он не принц, а студент провинциальный, мы его подменили!! – неожиданно заорал капитан. – А вы, говнюки золотозвёздные, быстро вяжите кузена Майки, не то он вас всех сдаст ревмаговцам краснозвёздным!!!

– Слышал бы тебя Перебор! – с энтузиазмом прокомментировал субкарго.

– Во-о-от… – удовлетворённо сообщил Биг Босс несколько обалдевшим членам команды, собравшимся в его апартаменте. – Погодим маленько. Ежели вследствие моих оскорбительных воплей ревнители монархизма ворвутся нас самих вязать, за оскорбление династии… значит, Шоколадка маленько тронулась и глюки её долбят. Но мы пойдём в темницу с осознанием выполненного долга – надеясь, что красавчиком Майки займутся вплотную. И выведут на чистую воду, вдруг-таки он гад подлый… Если же доблестная гвардия не появится, то я съем собственную фуражку, встану перед нашей девочкой на колени и… – он замолчал. Махнул рукой. Ссутулился и убрёл в дальний угол. Там повалился на кровать и отвернулся к стене.

Ждали. Двадцать минут ждали. Номи, напрягая извилины, изо всех сил гнала дезинформацию, убеждая королевских наблюдателей, что Экипаж собрался по важному делу: решить, какой подарок сделать милорду Джеймсу на приближающийся день рождения, – а сама боялась даже вздохнуть поглубже. Эти напряжённые минуты решали всю её дальнейшую судьбу…

«А фуражку я ему припомню!», – немножко мстительно подумала, затаив дыханье.

И ещё десять минут ждали. На тридцать первой минуте Кэп Йо молча сполз с кровати. В гробовой тишине волоча ноги, подбрёл к столу, взял свою фуражку, повернулся к Наоми Эвелине Джоан Джексон (с этой судьбоносной секунды – безо всякой проклятой «м» перед фамилией!!!) и медленно опустился на колени. Не издавая ни звука, поднёс ко рту…

– Биг Босс! – испуганно закричала Номи. – Не надо! Если вы это сделаете, я от ужаса не удержу под контролем все каналы! Я вас прощаю! Всех! Вы ж… – дыхание сбилось, она осеклась и просипела: – …же всь што у мня есь… я ш безс вас… меня прстите… тварь я-а бессовстна… – она закашлялась, содрогаясь всем телом, и вправду едва не утеряла контроль над одним из каналов, но удержала и чуть окрепшим голосом жалобно попросила:

– Простите меня, тварь неблагодарную, если можете. Я чуть было вас не предала… предала бы, честно говорю… А теперь расходимся все, быстро, я больше не могу держать контроль…

Кэп Йо, стоя на коленях с поднятой ко рту фуражкой, мгновенно приказал: – Всем по своим каютам! – и когда члены Экипажа начали по одному выскальзывать в коридор, ошарашенная Номи услыхала комментарий Бабушки:

– Неписаные законы вольных торговцев, девочка, конечно, соблюдать следует неукоснительно, и чтобы впредь – соблюдала. Но за этот обман мы тебя простим, так уж и быть. Надеюсь, ты уже поумнела, ясный пень, и проблем с тобой не возникнет. Нам проблем и с бедолагой Перебором хватает, вот уж засунули мы парнишку в задницу реставрационную, что да то да. А теперь ещё и Мишка этот добавился, ренегат… сын регента, дхор-рр его забодай, ир-рода!

Суперкарго взрыкнула возмущённо и канула за мембрану.

Кэп Йо быстрым движением водрузил уцелевшую капитанскую фуражку на голову и плавно переместился в кресло.

Бросил в спину Душечке, что с дремлющим Зигзагом на руках выскальзывала из апартамента предпоследней: – Тити, будь готова как никогда, – приказал Ганнибалу, изнемогающему от бессилия в суперпрочном бронированном ангар-каземате: – Терпи, Киберпанк, наш час настанет! – а Номи велел: – И не вздумай рыдать. Демаскируешься. Это приказ!

Умолк, молниеносно вывел из оперативки терминала пособие по космогации, повесил перед собой голопроекцию одного из разделов и соорудил вид, что напрочь увлечён поглощением информации.

Последней выскальзывая в коридор, Номи начала обратный переход с виртуальной имитации на реальную «картинку», и когда завершила его, вздохнула тяжко. Уфффф. Справилась. С умнейшей машиной бороться было ох как нелегко!

Освобождённый от мозаики сетевого перепрограммирования, внутренний взор тут же

заполнился… лицом Майкла. Полтора часа тому назад – самым желанным, самым прекрасным, самым зовущим человеческим мужским лицом во Вселенной…

Лицом ЕЁ Принца…

«…мне бы оборвать / Лист календаря, / И в очереди встать / За другой судьбой… / Как-нибудь, где-нибудь, с кем-нибудь, / Долгожданный встречая рассвет, / Закушу на мгновенье губу, / От обиды за то, / Что попала не в цвет…»

19
{"b":"102","o":1}