ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Обжигающие ласки султана
LYKKE. Секреты самых счастливых людей
Сила притяжения
По желанию дамы
Скажи маркизу «да»
7 принципов счастливого брака, или Эмоциональный интеллект в любви
Наши судьбы сплелись
Привычки на всю жизнь. Научный подход к формированию устойчивых привычек
Шестнадцать против трехсот

Надо отметить, ситуация знакомая мне, хорошо изучившему историю моей родины, Стэпа… До дрожи в кончиках пальцев знакомая! Но это к делу не относится, а относится то, что Джон Первый Дональд Стюарт основал крепко-сколоченную абсолютистскую монархическую систему. Династия железной рукой правила Королевством не один век, и его сыновья, внуки и правнуки не срамили суровой памяти основателя-объединителя. До того самого момента, пока один из экскалибурских кораблей не вынырнул в пределах досягаемости окраинных терминалов Сети ОП…

После этого бОльшая часть потомков землян поприветствовала воссоединение, а меньшая часть прокляла. С высокими технологиями и новыми веяниями – прилетело и дуновение космического ветра пресловутой расотерпимости и демократии…

Но Его Королевское Величество Джон Одиннадцатый Эдуард, на эпоху правления коего пришёлся судьбоносный рейс корабля-«старооткрывателя», поступил весьма мудро. Он первым делом спешно заслал делегации к коллегам, – в те галактики, скопления и системы, где монархическая форма себя не изжила. Конечно же, ко двору Хо – делом наипервейшим.

Примите, дескать, искреннейший приветец от затерянного во глубинах Вселенной и вновь отыскавшегося родственничка (кому таковым по крови действительно приходился) и собрата по духу (кому – лишь коллегой). Причём ко дворам монархов-нечеловеков король послов не отряжал; только туда, где доминировали потомки землян.

А передав горячий привет, делегации нижайше просили всемерно содействовать в упрочении королевской власти, то бишь – процветанию августейшей династии Стюартов. Тогдашнему Хо очень кстати напомнили, что в его жилах тоже капелька «голубой» крови Стюартов присутствует. Само собой разумеется, Император не преминул всемерно «вспомоществовать и споспешествовать» дальнему-предальнему «кузену»…

И всё было бы просто великолепно (пару столетий оно так и было!)… если бы не коренные жители. Они, ясный пень, тоже не преминули рвануть в ОПределы. Там они – само собой разумеется! – вовсю общались с нечеловеками и человеками иных политических ориентаций, далёких от промонархистских…

В итоге – солнца, планеты, искусственные объекты и жители, составлявшие ранее ЭКСеть – остались. Само же Королевство – приказало долго жить.

Пожаловала исконная погубительница монархий – кровавая стерва по имени Революция.

– …мой несчастный брат, не пожелавший бежать от черни, был схвачен и публично казнён, – ровным ледяным тоном продолжал рассказывать Стюарт-младший. – Моё место было на соседнем столбе, но по приказу Джона я накануне тайно покинул столичную планету, чтобы возглавить уже сформированное реставрационное правительство в изгнании. Мы предвидели и просчитали наихудший исход. В любом прогнозируемом варианте наши шансы сохранить монархию составляли не выше одиннадцати целых и семисот сорока двух тысячных процента. Однако они резко повышались в случае, если династия пожертвует королём, вот почему Джон добровольно остался, на заклание…

Джимми сделал паузу, и мы с Ба дружно соображали – это у него проявление неких чувств или он просто набирает воздуху для продолжения?

– …а я должен был обеспечить сохранность жизни Джона-Карла-младшего, шансы которого на триумфальное возвращение в Тронный Зал Меча прогнозировались девять к одному, после того как…

– Джон-Карл-младший в смысле сын его, а ваш племяш? – уточнил я, помнится.

– …захлебнувшийся в… да, мой племянник, будущий Джон Девятнадцатый Карл-младший. – Ответил Джимми и продолжил: – захлебнувшийся в крови так называемой демократии народишко возжелает вернуть твёрдый порядок и стальную руку единовластного правителя. От двадцати трёх до семидесяти пяти стандартных лет должно было бы понадобиться, чтобы убедиться на собственной шкуре, что в данном конкретном месте будет бардак… извините, миледи… и хаос, до тех самых пор, пока у этого места не появится конкретный хозяин, взамен некоего абстрактного «народного избранника». Мы готовы были ждать. Ждать, чтобы вернуться. Мы тщательно подготовились к ожиданию, финансово и так далее. Я не дожил бы, но Джону-Карлу-младшему, даже через семьдесят пять лет, было бы чуть больше восьмидесяти. Он вернулся бы, пусть и пожилым человеком, но ещё не стариком. Вернулся триумфально, всемерно приветствуемый сыновьями и внуками революционеров, повесивших его отца. Многочисленнейшие исторические примеры свидетельствуют, что вариант подобного исхода – наиболее логичен. Настроения черни весьма подвержены кардинальным изменениям… Все социальные революции, ставящие своей целью лишить реальность конкретных хозяев или хозяек, – кончают одинаково. И пусть не всегда к власти возвращаются чистокровные аристократы, но тем не менее возвращение к власти принципа приватной собственности – универсальный закон для всех гуманоидных обществ. За исключением весьма далёких от нас по менталитету и физиологическому происхождению нечеловеков, но мы, истинные экскалибурцы, многих иномирян вообще за существ, обладающих душой, не считаем… К вам, миледи, это не относится. Общественное устройство Киру Тиана, при всей его внешней анархичности методов, нам импонирует, ибо проповедует принцип элитарности и бого… извините, богине-избранности истинных носительниц цивилизации, сильных личностей. Принцип возвышения над толпой. Преобладания Эго над Социо.

Милорд Стюарт, как истинный джентльмен, отдал тогда должное присутствующей даме.

– Но вернусь к нашим планам. Мой сын Майкл, кузен Джона-Карла-младшего, сопутствовал бы ему, храня прямого наследника до самого возвращения в Тронный Зал и опоясания Мечом. В случае непредвиденного – гибели прямого наследника, – Майкл должен был бы принять Меч сам и заменить кузена на экскалибурском троне… Всё это было решено и нам всем завещано моим безвременно убиенным братом накануне взятия мятежниками Королевского Дворца, четверть столетия назад. И уже более чем двадцать два года из этих двадцати пяти – мы не можем приступить к выполнению первого из наказов покойного Короля. Джон-старший завещал воспитать его сына в истинно королевском духе, подготовить к восшествию на Трон, к достойному ношению Меча… Но мы не можем со спокойной совестью заявить: «Король умер, да здравствует Король!». Ибо двадцать два года тому назад наследный Принц был похищен у нас, и мы до сих пор его не отыскали. Цесаревич жив, но мы…

– Почему решили, что? – быстро поинтересовалась Бабуля.

– Всему своё время, миледи. Я расскажу и об этом. Позвольте по порядку? – Милорд Джимми по всем правилам этикета склонил свою благородную седину, уважив благородную черноту Ррри, и повествовал далее:

– Мы не знаем, где он. И не можем предоставить Реставрационному Совету, состоящему из лидеров экскалибурцев, эмигрировавших подальше от революции, доказательства его присутствия среди живых человеков. Совет требует объявить Майкла наследным Принцем. Но пока Джон-Карл-младший жив, я не имею права нарушить завещание брата. В этом своём нерушимом мнении… из членов совета к нынешнему дню я пребываю практически в одиночестве, меня поддерживает лишь сам Майкл, и это придаёт мне силы продолжать поиски…

Милорд вновь запнулся, на мгновение прикрыл глаза.

«Э-э-э, а ведь у него тоже кусочек сердца остался! – подумал, насколько помню, я тогда. – Не сплошная глыбка льда. Удивительный дядя. Самому королём не суждено было стать, и сыну не даёт. Неужто и вправду братца своего любил по-настоящему?.. А ведь похоже. Ничего себе! И среди аристократов, оказывается, случаются в виде исключения человеки, не отравленные самым сильнейшим наркотиком всех времён и рас – Властью…»

– Но у меня остаётся всё меньше времени, я ведь уже не молод, – милорд продолжал говорить ровным тоном, но мне вдруг почудился в этой монотонности некий намёк на грустную усмешку, – мне гораздо больше лет, чем может показаться на первый взгляд. До сих пор надежда придавала мне силы жить, но…

Прямая (когда ей это выгодно) как линейка Бабуля в лоб спросила:

– Сколько? И почему вы столь с нами откр-ровенны?

2
{"b":"102","o":1}