ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я о тех дилетантах, которые гр-робанулись в выработках Шенксмана.

– Которые… что? Извините, иногда вы используете излишне специфический слэнг…

– Только не прикидывайся, что это были не твои…

– Погодите, погодите! – впервые он повысил голос. И мы понимаем, что лучше бы нам не нарываться. Похоже, Ба ухитрилась-таки в его ледовой броне провертеть сквозную лунку. – Мы перехватили ваши внезапные переговоры с торговыми агентами по поводу массовых продаж нонда рокерам, затем вы появились в припортовом квартале, и была организована оперативная проверка, подтвердившая обоснованность рекомендации… Мы потеряли вас после того, как вами был проведён зондаж о состоянии нондового рынка… и мы разыскали ваши координаты, как только ваши пойнты вновь появились в сети космобазы… час тому назад. Неужели за вами следили?.. Было ещё что-то, МЕЖДУ?!

«Ты гля, он даже акцентировать умеет! И не врёт ведь…» – удивился я.

И вдруг, точно помню, в ту минуту я невольно подумал с нарождающимся восхищением:

«Ох, кто бы дух былой, гордый дух моего народа реставрировал! Нашёлся бы такой вот, супердедуля, да всколыхнул коснеющий в дремоте Стэп… Эх, если бы не предательство собственных властей, мы сейчас совершенно по-другому жили бы!»

А Бабуля тем временем с нескрываемым наслаждением рассказывала Джимми, что было «между». Она довольна, что нам удалось его хвост «обрубить», хотя обычно она не особенно радуется, когда кто-то погибает ни за понюх нонда. Ба не любит глупых трат.

Но по выражению породистой физиономии Стюарта-младшего мы узрели – что-то не так. Уж очень натурально он мрачнеет. Не будет ЭТОТ Брат Короля опускаться до того, чтобы настолько примитивно нас «охмурять».

– Это они. – Очень тихо произнёс милорд Джимми, с абсолютно убитой физиономией, после того как Ба ему рассказала финал погони в лабиринте.

– Они – кто? – задала она самый, пожалуй, важный вопрос.

Она – знала. Она была с самого начала уверена, что обязательно отыщутся какие-никакие «они». Их неизбежное наличие в этом деле – самая что ни на есть главная загвоздка.

– Они – это Революционный Магический Совет. ЭрМээСовцы, как они сами себя называют. Ревмаги, одним словом.

– Ревмагия?! – восхитился я искренне. – Вот это да!

– Да. К сожалению. Роальды, аборигены то есть, имеют перед человеками неоспоримое преимущество, и заключается оно в том, что для них «магия» – не просто слово из сказок, а область практического приложения сил. Когда-то именно из-за этого, собственно, и было избрано название Экскалиб…

– Я всё уже давно поняла, Джимми, – невежливо перебила экскалибурца Ррри, – ждала только, когда ты соизволишь р-расколоться.

– Ох, не нравится мне всяческое фэнтэзи, – вздохнул я тяжко. Абсолютно искренне вздохнул. – Предпочитаю старую добрую научную фантастику, я, наверное, закоренелый техноген…

– Я не большой знаток беллетристики, сэр, – сказал милорд Джимми, – но эти устаревшие литературные термины мне знакомы, и я уловил суть ваших претензий. Но, к сожалению, сложившаяся ситуация именно такова.

– Ладно, Джим. Допустим, мы почти согласились. Не потому, что ты нас в угол загнал, ты ведь прекр-расно знаешь, что мы предпочтём смерть, но не будем заключать сделку, которая нам не по нутр-ру, пусть нам за неё хоть полПределов и коня с прынцессой в жёны впридачу отвалят… Какой же ты всё-таки мне приведёшь убойный ар-ргумент, который меня убедит в том, что «этому парню надо кровь из носу помочь, даже забесплатно»?

– Принцессы у меня нет… – (клянусь, ей-ей, в тот момент супердедушка по-настоящему улыбнулся!), – но была бы дочка, отдам не раздумывая. Только зачем она вам? Вольные торговцы разве образуют семьи?

– Это тебе как-нибудь потом малыш объяснит, зачем может понадобиться девка, ты, видать, уже и забыл, – Ба тоже оскалилась. – И ещё вопр-росики. Два. Откуда уверенность, что племяш твой живой? И как, по-твоему, мы его узнаем? Если я умею считать, а я УМЕЮ считать, в этом залог моего профессионализма, у тебя увели его совсем пацанёнком, а нынче он вымахал, поди, в парнягу здоровенного.

– Наверняка, – кивнул милорд, – Стюарты низкорослостью не отличаются.

– Ясный пень. Вижу ж.

– Вы его узнаете… в понятных вам терминах – по «маячку». Когда окажетесь в непосредственной близости, окончательно убедитесь. Этот же «маяк» сообщает мне, что принц жив.

– Но тогда какого, извини, органа костяного моржового, ты сам не пойдёшь и пацана своего заблудшего не приведёшь домой? За ухо.

– Потому что «маяк» этот – специфический, да и не маяк вовсе. Как бы, в понятных вам терминах… – милорд явно озадачился. Неужто мы такие монстры «обыдлевшие», что он даже не мог выбрать, на каком наречии с нами говорить?! Мы ж его слэнг изысканный аристократичный понимаем, не жалуемся!..

– Ты об нас не пекись, Джимми. Ты расписывай как хошь, а проблема адекватного понимания – пускай нашей будет.

Простая и незамысловатая (когда ей этого хочется!), как быстрое совокупление за трёшку эквов в подворотне, Бабуля нагло подталкивала милорда к самому что ни на есть существу вопроса.

– Ревмаги очень опасны. Я подозреваю, что они гораздо опаснее, нежели даже сами полагают. Силы, которыми они оперируют, вторгаются в столь глубокие слои и сферы Вселенной, что лишь одно-единственное, по-настоящему серьёзное, неправильное применение сил может устроить банальный конец света. Всякого и всяческого, как изволит выражаться сэр Убойко. Но это в более широком понимании, а в частности – роальды и

роче, метисы, и даже некоторая часть чистокровных человеков Экскалибура, являются, в вульгарном смысле этого слова, волшебниками. Можете звать их колдунами также, чародеями и так далее. Я не берусь судить о генезисе и факторах, способствующих им таковыми являться, но принимаю как факт – они такие. И будь они моими союзниками, я бы их, вероятно, использовал. Но они – мои враги. Враги династии и наследного принца. Коего именно они в своё время выкрали.

– Чего ж не убили? – резонно спросила Ба.

– Потому что у них имеются собственные планы относительно его использования, насколько я понимаю. Тем более – я обязан отыскать наследника. Чтобы они не запятнали честь древнейшего рода Стюартов.

– И вы уверены в том, милорд, что доселе его не использовали? – поинтересовался я у этого суперхранителя чести.

– Да, в этом я уверен. Использовать кого-то, не имея его в своём распоряжении, очень проблематично.

– Вор у вора дубинку украл?! – прикололась Бабуля, скалясь в гаденькой ухмылочке. Подобный пассаж для неё – что мёд для настоящей земной медведицы…»

Сейчас, спустя немалый период времени, понадобившийся нам для выполнения ПЕРВОГО ПУНКТА заключённого с милордом контракта, я вспоминаю тот разговор, состоявшийся в баре космобазы, со смешанным чувством сожаления и злости. Отчаянный рейс в Запределье был у нас ещё впереди, и мы в тот день вполне могли себе позволить «поприкалываться». Сейчас, когда он позади, и когда наследника в очередной раз выкрали, но уже У НАС, желание глумливо скалиться пропало даже у Бабули.

Ох уж этот прынц пропащий, дхорр его забодай! Ему мало того, что замучились мы едва не вусмерть, пока разыскивали его следы по Вселенной, выполняя первый пункт контракта… так ещё и подставил нас на полный вперёд! Второй пункт – вручить объект поиска заказчику – попробуй выполни, если объект опять провалился невесть куда… А значит, в силу может вступить пункт третий. Карающий смертью за невыполнение первого и второго.

Да-а уж, нам просто сказочно повезло, что у нас на борту имеется «одиннадцатый лишний». Тот самый, коего быть не должно по определению, но он – есть. И какое счастье, что лицо у него как две капли спирта похожее на физиономию разысканного нами наследничка… Прям близнецы-братья. Да здравствует операция «Рокировка» по спасению Экипажа и корабля!

Блудный принц таки будет возвращён дядюшке. Нехай реставратор подавится! Немного потянем время, а там, глядишь, неожиданный выход какой-нибудь да сыщется. Никогда не бывало так, чтоб никак не было.

4
{"b":"102","o":1}