ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ха-ай, Джи-имми, – нежным голосочком почти пропела суперкарго. – А уж как мы тебя рады видеть… сам понимаешь. – И она свирепо уставилась на Перебора, у которого и без того явно поджилки тряслись. Взгляд её недвусмысленно предупреждал актёра-дебютанта: облажаешься, дескать, сожр-ру с потр-рохами. Сам понимаешь.

Суперкарго включила визуальную трансляцию и обворожительно улыбнулась милорду…

А для Номи вдруг на мгновенье перестало существовать всё окружающее. Потому что она

увидела глаза тоненького как щепка че… нет, не человека, а существа, стоявшего рядом с милордом-заказчиком. Глаза того, кто стоял рядом, держа в конечностях какую-то изогнутую трубку, облачённого в нечто, весьма напоминающее рыцарские латы, – были БЕЛЁСЫМИ.

Нет, это был не тот кошмарный тип с Танжер-Беты, едва не уволокший её в свой воплощённый кошмар, исказивший реальность коридора космобазы. Но – близкий его родич.

Несомненно.

Номи схватилась за подлокотники кресла и так сильно сжала их, что ногти, впившиеся в металлопласт, с противным хрустом сломались. Однако девушка не обратила никакого внимания на резкую боль.

– Но-о… – выдохнула она.

– Позвольте представить моего доверенного помощника, – по всем правилам этикета говорил милорд, – сэра Нормана Шеащибойо Ланселота. Как видите, он – чистокровный роальд, и тем не менее – член Реставрационного Совета.

Белёсоглазый наклонил голову, приветствуя исполнителей заказа. На выпуклом нагруднике его лат сверкало изображение золотого меча, похожего на стилизованную четырёхконечную звезду с одним длинным и тремя короткими лучами.

– Посему никто не отважится упрекнуть милорда Джеймса в оголтелом расизме, – на чистейшем спейсамерике, конечно же, вымолвил кровный родич памятного кошмара с космобазы Танжер-Бета, – и за это он терпит моё присутствие.

Поразительно, но кошмарный родич – улыбнулся.

«Совсем как человек!», – в шоке подумала Номи.

И старательно запрятала свой испуг подальше.

* * *

…вслед за антиграв-платформой космобот опускается в бескрайние, колышущиеся зелёные волны и тонет в них, поглощённый листвою.

Гигантские деревья как будто расступаются перед машинами. Глубоко в недрах, в зарослях подлеска, становится различимым тёмное отверстие, вначале едва-едва, но всё больше и больше, и вот – раздвигая ветви, сквозь сеть лиан, платформа проникает в него. Переглянувшись с суперкарго и супероружейником, Кэп Йо осторожно вводит многогранный кристалл ТП следом, и тяжёлые створы бесшумно смыкаются за кормой модуля.

Круглый туннель вертикален и узок. Труба с гладкими стенками, ведущая вниз. Платформа опускается и опускается, кажется, к самому центру планеты…

– Похоже, они здесь исключительно под поверхностью обитают, хоронясь от врагов, – произносит капитан.

– Мне это нравится, – говорит Ург. – В замкнутых пространствах многократно возрастает эффективность короткоклинкового колющего и режущего вооружения.

Перебор диким взглядом таращится на флоллуэйца, и суперкарго кладёт на плечо новичка тяжёлую верхнюю лапу.

– Ты всё помнишь, о чём мы с тобой толковали, малыш? – сурово вопрошает.

– Д… д-да… – заикается Энджи.

– Он помнит, – говорит Ург и, повернувшись к несчастному ксенологу, молча смотрит на него. Коротко, не больше секунды, но бедолаге, похоже, достаточно.

– Да что вы к нему… – не выдержав, вступается Номи, и замолкает, не поспев отыскать подходящее слово. Не скажешь же старикам: «пристебались» или нечто вроде.

– …прие… – ещё более грубо, опустив «ст», выражается Кэп Йо и говорит, не оборачиваясь: – А девочка права. Не переборщите с накачкой. Юноша сделает всё, что от него зависит. Я в него верю.

Номи отмечает: Перебор бросил в спину капитана благодарный взгляд. «Что, – думает девушка, – при невосторженном, мягко выражаясь, отношении Энджи к представителям расы человеков, является немалым достижением.»

…и юноша оправдывает доверие. Да ещё как!

С превосходным спесивым апломбом в тоне, жестах и мимике он виртуозно копирует чванливого гордеца Джонни, разысканного Солом в грязных пещерах коллекционеров Акыра. Спесивый цесаревич успел всем вольным изрядно осточертеть за короткое время до своего исчезновения. «Что имеем, не храним, потерявши, горько плачем!», – прокомментировала Бабушка Ррри, когда все осознали степень опасности, грозящей внезапно «осиротевшим» Экипажу и кораблю.

Энджи с такой непередаваемой гордыней, написанной на физиономии, играет роль цесаревича, что невольно закрадывается сомнение – а не был ли фальшивкой именно тот принц, разысканный и вновь пропавший?!.

Зал подземного дворца реставраторов, в котором подменённому наследнику оказываются «первоначальные» почести, невелик, но интерьирован импозантно, внушительно, как и

полагается королевскому апартаменту.

«Джонни», за неимением трона, без приглашения, ничтоже сумняшеся усаживается в наиболее роскошное с виду кресло, открывает рот и начинает вещать. И первые пять минут все, даже эскортирующие его члены Экипажа Вольного Торговца, уверены, что Принц собственной персоной вернулся в лоно семьи. Все. Доверенный роальд, полдюжины начальственной наружности стариканов, три громадных бодигарда, несколько слуг. Все…

Кроме вредного супердедушки Джимми.

В том, что милорда на мякине не проведёшь, вольные торговцы с «Пожирателя» убеждаются ещё пять минут спустя. Когда в зале, кроме них и самого Джеймса Стюарта, не остаётся ни единой живой души. Удалённые прочь приказом среброгривого босса, дворяне и придворные исчезают, а милорд, сурово уставясь на Бабушку, ледяным тоном вопрошает:

– Кого вы мне привезли, позвольте полюбопытствовать? Это – Джон Стюарт? Посмотрите на его… рожу.

И по тому, что глава Реставрационного Совета, пусть после некоторой заминки, но всё же позволил себе употребить просторечное словечко, несвойственное его лексикону, все отчётливо понимают: ПРОВАЛ.

План с кодовым наименованием «Рокировка» провален, едва начав реализовываться. И препираться, доказывать что-либо – бессмысленно. Джеймс Стюарт явно обалдел от наглости исполнителей заказа, но, как человек, получивший хорошее воспитание, по мере возможности не показывает своего шокового состояния.

Всё же, настырная как всегда, суперкарго возмущённо рычит:

– Как это, кого пр-р-ривезли?! Как не Джон?!! А талисман…

И тут самообладание изменяет милорду. Плечи его никнут, он опускает взгляд, выдерживает громадную паузу и тихонько молвит:

– Да-а… талисман – это да-а…

* * *

Волевым решением милорда на произошедшую подмену наследника налагается гриф «вери топ сикрет». До особого распоряжения – «более чем совершенно секретно».

Сохранению тайны, по уверению милорда, обеспечену быть могущественными средствами; природу коих он предпочёл не уточнять.

Сообщение о том, что Перебор как однояйцевый близнец похож на типа, обнаруженного в акырской пещере, повергает дядюшку Джимми в ещё больший шок. Хотя казалось бы, куда уж дальше.

Но, вторым своим повелением, глава правительства в изгнании подтверждает легенду, сотворённую вольными. По всей подземной штаб-квартире реставраторов распространяется известие, что возвратившемуся цесаревичу придана соответствующая личина (рожа!) в целях конспиративных. Для маскировки, утайки, введенья вражеских сил в заблужденье.

И, третьим велением, остававшиеся на орбите члены Экипажа (даже Зигзаг!) были ПРИГЛАШЕНЫ вниз. «Погостить».

Передислокация свершилась молниеносно и бескровно, ибо не боится смерти только полный кретин, а в Экипаже, средний IQ членов которого приближается к полутора сотням, таковых не сыскалось.

Реставрационный Совет, дедушки и бабушки общим числом сорок четыре души, собрались вместе. Дабы «задним числом» выслушать историю выполнения первого и второго пунктов контракта, подписанного от их имени Джеймсом Стюартом. Заключённого без их ведома, но выполненного вольными торговцами «ПП».

6
{"b":"102","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
#INSTADRUG
В тени баньяна
Девушка по имени Москва
Нексус
Дао жизни: Мастер-класс от убежденного индивидуалиста
Клыки. Истории о вампирах (сборник)
Левиафан