ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Секрет легкой жизни. Как жить без проблем
Игра Кота. Книга четвертая
Девушка, которая лгала
Страсть под турецким небом
Развиваем мышление, сообразительность, интеллект. Книга-тренажер
Эланус
Плен
Черное пламя над Степью
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»
A
A

— Вот оно что, — негромко сказал брат Лэльдо. — Там, внизу, другие трубы. Их сейчас соединят с наружными. Сможем купаться и стирать, сколько угодно.

А из-за дома на лужайку уже вышли два новых работника. Об их предназначении догадался бы и малый ребенок, поскольку эти похожие на обрубки дерева существа имели толстые ноги с большими широкими ступнями и мощными пятками. И действительно, стоило «клопам» выскочить из-под земли, как «пеньки» принялись утаптывать землю вокруг торчавших вертикально труб. Потом за дело снова взялись «жуки», и еще через несколько минут на трубы были навернуты краны с блестящими вентилями. «Клопы» тем временем собрали с травы комья земли и перенесли их на клумбы, аккуратно уложив между толстыми чешуйчатыми стеблями цветов.

Иеро, как и все остальные пленники, наблюдал за действиями слуг Безымянного, не сводя с них глаз. Но в какой-то момент он случайно повернулся и бросил взгляд на эливенера… и замер, изумленный. Брат Лэльдо смотрел на создания Нечистого так напряженно и пристально, словно хотел проникнуть взглядом внутрь их тел и разобрать каждого на отдельные клетки. Иеро поспешил отвернуться, подумав, что эливенер, наверное, пытается вычислить, как именно были созданы эти монстры, какие живые существа нормального земного мира послужили для них основой, чьи хромосомы были смешаны в лабораториях Безымянного… и какие методики при этом применялись. Ведь в северных странах ученые биологи и генетики ничего подобного делать не умели. И биохимики северных Аббатств и Отвианского Союза тоже работали куда более традиционными методами.

Когда все работы по водоснабжению пленников были закончены, приползли черепашки, на этот раз таща на спинах огромные деревянные лохани. Черепашки остановились перед верандой и уставились немигающими глазами на Иеро и брата Лэльдо. Однако снять лохани с их спин поспешил Горм, решив, что эти чудовищные корыта тяжеловаты для людей. А священник подумал, что черепашки, несмотря на свои невеликие размеры, обладают, похоже, изрядной силой.

Время уже перевалило за полдень, и пленники решили немного перекусить, но сначала перетащили лохани к торчавшим из земли белым трубам с кранами. Открыли один кран, другой — вода пошла чистая и холодная, она явно поступала сюда из артезианского источника. Как следует умывшись и вылив грязную воду под каменную стену, окружавшую дом, пленники вернулись на веранду и принялись за еду.

— Значит, они нас все-таки услышали, когда мы тут рассуждали об умывании и стирке, — передала на общей волне Лэса, проглотив тонкий ломтик козьего сыра и облизнувшись. — Подслушивают, гады.

— Совсем не обязательно, — возразил брат Лэльдо. — Подожди, вот если придут проверять замки на лаборатории и подвале — тогда точно подслушивают. А воду могли провести просто потому, что намерены держать нас здесь долго. Чтобы не таскать каждый день кувшины.

— Да, это возможно, — согласился Иеро. — Но тогда это означает также, что нас не намерены убивать в ближайшие дни. И мы, само собой, постараемся сбежать.

— Вот только куда мы побежим, хотел бы я знать, — немного язвительно заметил Клуц. — Направо или налево, на север или на юг?

— Ну, эту проблему мы как-нибудь решим, — негромко сказал брат Лэльдо, и в его голосе прозвучало что-то такое, что заставило всех остальных пленников обернуться и удивленно посмотреть на эливенера.

— Я давно подозревал, что тебе известно куда больше, чем нам всем, — сердито уставившись на брата Лэльдо черными блестящими глазками, передал Горм. — Но ты предпочитаешь держать свои знания при себе, не так ли?

— Ну, во-первых, пока что я еще не знаю, куда нам нужно будет идти, — мягко ответил эливенер. — А во-вторых, если бы от моих знаний вам могла быть хоть какая-то польза, я бы не стал их скрывать.

— Меня с детства учили, что бесполезного знания не бывает, — сообщила иир'ова, снова облизываясь. — И еще меня учили, что невозможно предвидеть, когда понадобится то или иное знание. Что ты скажешь на это?

Брат Лэльдо пожал плечами.

— А что тут можно сказать? Ну, давай я научу тебя и всех остальных открывать замки отмычкой. Хочешь?

— Хочу, — тут же кивнула Лэса. — Это очень полезное умение. А еще чему ты можешь научить нас здесь и сейчас?

— Не знаю… пожалуй, ничему, — усмехнулся эливенер.

— А ты подумай получше, — посоветовал ему Горм. — Я, например, однажды встретился в северных лесах со старым эливенером, который умел зажигать огонек на ладони. Ни свечки, ни кремня у него не было, а огонек был! И освещал дорогу. Ты так умеешь?

Брат Лэльдо не сумел скрыть смущения, когда на него уставились четыре пары глаз.

— Ага, умеешь! — торжествующе прозвучала мысль Лэсы. — Давай, учи! Нечего жмотничать!

— Может быть, сначала заглянем в подвал? — предложил брат Лэльдо.

— В подвале, между прочим, темно, — выступил на стороне большинства священник. — А ламп нам не принесли. И вряд ли принесут. Так что огоньки на ладони нам пригодятся. Я, кстати, тоже видел однажды такой фокус.

Брат Лэльдо покачал головой и задумался. Все ждали, надеясь, что эливенер все же не станет слишком упрямиться, и что искусство зажигания огонька на ладони окажется не настолько сложным, чтобы не овладеть им.

Наконец эливенер тяжело вздохнул, еще раз покачал головой и сказал:

— Ну, хорошо. Я попробую. Но если у кого-то не получится — не вините в этом меня.

— Мы постараемся, — ответил за всех Клуц и тут же спросил: — А мне как быть? У меня нет ладоней.

— Ты можешь попробовать зажигать огни на кончиках рогов, — сказал брат Лэльдо.

— О, вот это здорово! — обрадовался лорс. — Я буду похож на новогоднюю елку!

Даже брат Лэльдо не удержался от смеха, представив такую картину.

— Что ж, — сказал эливенер, сбрасывая с головы коричневый капюшон. — Начнем урок. Прежде всего расслабьте руки, в особенности кончики пальцев… а ты, Клуц, постарайся снять напряжение с верхней части шеи. Потом представьте себе, что у вас в груди, возле самого горла, возник маленький клубочек энергии, похожий на светло-голубой шарик…

Да, это оказалось не так-то просто. Прошло не менее трех часов, прежде чем вспыхнул первый крохотный шарик голубовато-белого огня — на ладони Лэсы. Шарик тут же погас, но обрадованная иир'ова испустила радостный вопль, едва не оглушивший ее друзей, и взялась за работу с удвоившимся энтузиазмом. Потом фокус удался одновременно Иеро и Горму. Клуц приуныл, но ненадолго. И еще через полчаса на его рогах вдруг вспыхнула целая гирлянда огней. На этот раз восторженно завопили все, а не только Лэса. Уж очень красочным оказалось зрелище: в сгущающихся сумерках голубые огоньки, увенчавшие каждый отросток на ветвистых рогах лорса, и вправду походили на елочные фонарики. Клуц горделиво встряхнул головой, и огоньки погасли. Лорс зажег их снова — и снова погасил. Все прекрасно понимали причину гордости умного скакуна: зажечь огни на кончиках рогов было куда труднее, чем на ладонях.

— Ну, теперь можно и в подвал! — заявил Горм, снова зажигая огонек на мохнатой лапе.

— Подожди, скоро должны черепашки с ужином явиться, — напомнил ему священник.

— Ладно, почему бы и не подождать, — благодушно согласился медведь, и тут же нахально спросил: — А чему ты научишь нас завтра, Лэльдо? Что еще умеет ваше Братство?

— Я подозреваю, что их Братство умеет так много, что Лэльдо и половины не может вот так сразу припомнить, — съязвила иир'ова, перебрасывая голубой огонек с руки на руку. — Так что лучше нам самим как следует напрячь воображение.

— Представляю, чего вы можете напридумывать! — насмешливо бросил эливенер.

— Да, уж мы постараемся, — не отстал от друзей Иеро. — И что бы мы ни выдумали, тут же начнем требовать, чтобы ты нас этому научил!

Всеобщее веселье прервали черепашки, притащившие на этот раз только две корзины с едой, и ничего больше. Пленники едва успели погасить огоньки, и очень надеялись, что черепашки их не заметили. Но Иеро вдруг показалось, что черепашки хотят что-то ему сказать, и священник внимательно всмотрелся в желтые холодные глаза рептилий, одновременно стремительно пробегаясь мыслью по всем известным ему диапазонам общения. Но — нет, и на этот раз ему не удалось ничего уловить. Но ощущение, что черепашки тоже пытаются прорваться через разделяющий их барьер, не оставляло священника-заклинателя. Он оглянулся на брата Лэльдо.

10
{"b":"10200","o":1}