ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Слезай, чего спряталась? Я тебя не укушу.

Изумленная кошка спрыгнула на землю и уставилась на существо, не достававшее ей и до колена.

— Кто ты? — послала вопрос иир'ова, и в то же мгновение почувствовала, как зазвенел экран ментальной защиты на ее груди. Похоже, это существо не представляло опасности.

Мартышка задумчиво посмотрела на Лэсу, села на землю и почесала задней ногой за ухом. Потом сказала:

— А, ты не можешь говорить, как я. Ладно. Погоди, сейчас настроюсь.

Обезьяна порылась в своих бусах и амулетах и, выбрав нужный ей предмет, крепко сжала его в левой руке.

— Ну, слушаю, — весело сказала она.

— Кто ты? — повторила свой вопрос Лэса. — И как ты меня выследила? Я никого не чуяла поблизости.

Мартышка рассмеялась, выставив напоказ кривые желтые зубы, почесала подмышкой и сказала:

— Я — ошибка эксперимента. Меня зовут Котя. Тут много разных ошибок, но в основном они просто идиоты. Безмозглые уродики. А выследила я тебя очень просто. Я каждую ночь болтаюсь тут поблизости, очень мне интересно, кого на этот раз приволокли слуги этого безымянного козла. Так что когда ты перескочила через стену, я просто пошла за тобой, вот и все.

— Но я бы почувствовала твой запах! Ветер-то с юга, мне в спину!

— Ну, во-первых, я не такая дура, чтобы тащиться за тобой след в след, я шла по дуге, а кроме того, есть у меня кое-какие штучки, которые устраняют запах.

— О! — заинтересовалась иир'ова. — И что же это? Я никогда ни о чем похожем не слышала!

— Да где уж тебе, серость степная! — пренебрежительно бросила Котя. — Ладно, при случае расскажу. Не сейчас. Ты мне лучше скажи, что ты тут ищешь? И как тебя зовут?

— Я Лэса. И я просто решила посмотреть, что тут вокруг, — осторожно ответила иир'ова. — А почему ты не пришла к нам, если мы тебя так заинтересовали? Уж наверное, через стену ты сумела бы перелезть!

— Зачем же так рисковать? — усмехнулась мартышка. — Сюда ведь частенько приводят таких тварей, что и глазом моргнуть не успеешь, как они тебя слопают. Значит, решила посмотреть? Ну, могу сразу сказать, ничего не увидишь. Ты ведь на виварий нацелилась? Так на ограде чары.

— Виварий? — переспросила Лэса, никогда не слышавшая такого слова. — Я не знаю, что это такое.

Котя снова почесала задней ногой за ухом и фыркнула.

— Не знаешь? Ну, я же говорю — серость степная!

Иир'ова решила не обращать внимания на выходки мартышки. Ей нужно было разобраться в обстановке, а все остальное сейчас не имело значения.

— Так объясни мне, пожалуйста! — вежливо попросила она.

Коте явно понравился мысленный тон Лэсы, и она, величественным жестом указав на металлическую решетку, пересекавшую равнину, заговорила так, словно со сцены обращалась к зрителям:

— Что есть виварий? Не знаю, что подразумевается под этим словом в других землях и странах, но здесь, в сердце Великого Холмистого Плато, вивариями называют обширные территории, огороженные надежными решетками с наложенными на них заклятиями, — причем, заметь, это заклятие наложено не для того, чтобы ты чего-то не увидела внутри, а для того, чтобы те, кто внутри, не могли рассмотреть тех, кто снаружи!

Лэса встряхнула головой, пытаясь осмыслить витиеватую и слишком длинную фразу, но суть сказанного в общем все же уловила.

— Но мы проходили ночью мимо такой же решетки и видели за ней огни! — тут же сказала иир'ова.

Котя небрежно махнула рукой.

— Тот виварий еще не загружен. Он новый. В нем продолжаются строительные работы. И вообще, не перебивай меня!

— Больше не буду, — послушно кивнула Лэса.

— Кстати, я лично подозреваю, что новый виварий столь поспешно создается именно для вас, новые пленники. То есть для того, что эти поганцы сумеют вырастить из ваших клеток. Надеюсь от всей души, что их будут преследовать сплошные неудачи. А в других вивариях живут разные уроды, жертвы генетических экспериментов. И очень хорошо, что увидеть их нельзя. На них лучше и не смотреть. Уж очень многие страшны. К тому же большинство просто подыхает на ходу. Вот так идет, идет, — а потом хлоп! — и подох. И тут же завонял. Выживают очень немногие. И еще меньше оказываются способными к воспроизводству. То есть я имею в виду, потомства не дают.

— Я поняла, — сказала Лэса. — Но ты-то жива! И ничуть не страшная, а даже наоборот, очень симпатичная.

— Правда? — обрадовалась мартышка. — Ты находишь меня симпатичной?

— Очень, — искренне ответила иир'ова. Ей и в самом деле нравилась нахальная Котя. Но тем не менее Лэса промолчала о том, что ее собственные дальние предки тоже выросли в вивариях.

— А я знаю, зачем ты отправилась осматривать окрестности! — внезапно заявила Котя, хитро скосившись на Лэсу. — Сбежать хотите. Сразу предупреждаю: ничего не выйдет.

— Почему? — машинально спросила Лэса, но тут же спохватилась: — Что ты выдумываешь? Никуда мы не собираемся бежать! Да тут и некуда бежать-то.

— Ну почему же некуда, Холмистое Плато большое, уж всяко где-нибудь затаиться можно, — ехидным тоном сказала Котя. — А насчет «не собираетесь» можешь мне мозги не пудрить. — Тут мартышка рассмеялась и решила успокоить Лэсу: — Да ты не бойся, я никому об этом не скажу. Мне самой хочется, чтобы хоть кто-нибудь наконец удрал отсюда. Но, видишь ли, как только вас привели в лабораторию, решетку замкнули, два вивария соединили в один, — и теперь к вам нет хода, кроме как прямо через виварий или по воздуху. Но у вас же нет летательных машин, правда?

— Нет, конечно, откуда им у нас взяться? А почему нельзя через виварий?

— Сожрут, — коротко ответила Котя.

— Ну, в конце концов, мы ведь умеем сражаться…

— Забудь и думать! — категорически бросила мартышка. — Ты же не представляешь, сколько там всяких тварей и какую площадь занимают эти гадюшники! Вам не пройти.

Иир'ова задумалась. Если Котя говорит правду, у них и в самом деле могут возникнуть немалые проблемы. Ведь если к тому же все эти твари недоступны для ментального удара, прорваться сквозь виварий будет непросто…

— Спасибо за предупреждение, — сказала Лэса. — Пожалуй, пойду-ка я обратно. А на равнине, значит, никто, кроме тебя, не бродит?

— Нет, обычно никого, — ответила Котя. — Любителей гулять по ночам немного, да и те побаиваются.

— Чего побаиваются? — не поняла кошка.

— Да случается иной раз тварям проломить решетки, ну, а тогда уж вряд ли кто успеет унести ноги. Поэтому и сидят по домам.

— А ты разве не боишься тварей из вивария? — спросила немного удивленная иир'ова.

— Я никого не боюсь! — хвастливо заявила мартышка. — Вот, видишь? — Она показала на путаницу бус и шнурков на своей груди. — Эти дураки, которые мнят себя великими учеными, даже и не заметили, что наделили меня силой волшебства! Хо-хо! Они узнают об этом, узнают, — но только в последние мгновения своей жизни! Эти придурки хотели соорудить послушную домашнюю прислугу, а получилась — Я! Они совершенно не способны предвидеть результаты своих опытов!

Лэса, подумав, что мартышка просто-напросто завралась, тем не менее коснулась левой рукой своей пелеринки и на мгновение сосредоточилась. И ахнула. Котя и вправду обладала огромной силой! Но природа этой силы была непонятна кошке. Впрочем, ведь ее экран ментальной защиты издал звон при приближении Коти, а вот огонек… Лэса забыла посмотреть, какой вспыхнул огонек. Впрочем, кошка не сомневалась, что он был зеленым. В Коте не чувствовалось зла.

— А ты не хочешь помочь нам немного? — осторожно спросила Лэса.

— Почему бы и нет? — пожала плечами Котя, ковыряя при этом в носу. — Когда бежать будете?

— Я пока не знаю.

— Ну, неважно. Я все равно буду гулять тут каждую ночь. Чем могу — помогу. Но вы бы лучше время зря не тянули.

— Да мы и не собираемся.

— Ну и хорошо, — важно кивнула мартышка и тут же сообщила: — Мне пора, пожалуй. У меня еще куча дел.

И вприпрыжку помчалась через равнину к соседней рощице.

Лэса, проводив ее задумчивым взглядом, стремительно понеслась назад, к стене. Через несколько минут она уже спрыгнула на стриженую траву и сразу увидела, что Иеро, Клуц и Горм сидят на веранде. Никто из них и не подумал лечь спать. Все ждали возвращения Лэсы и брата Лэльдо.

18
{"b":"10200","o":1}