ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Идите спокойно, — передал он всем. — Сейчас нет смысла сопротивляться. Позже обдумаем, что делать.

— Ага, обдумаем, если время останется, — откликнулся Горм, но тем не менее вместе со всеми зашагал на юго-восток, к распадку между холмами с белыми лысыми вершинами.

Они пересекли долину за несколько минут, а дальше их путь пролегал между двумя грядами холмов, вздымавшихся, словно окаменевшая гигантская зыбь неведомого океана. На склонах холмов кое-где виднелась обглоданная ветром трава, робко выглядывали из-за камней мелкие лиловые и белые цветы, в небольших ложбинках затаились запыленные кусты и высоченный чертополох. Весь этот край казался серебристо-седым и очень древним и однообразным, и каждая его деталь выглядела скучной и бесцветной. Еще через час впереди показалась другая зеленая равнина — тоже небольшая и со всех сторон укрытая седыми холмами. В центре ее виднелась сплошная каменная стена трехметровой высоты, выстроенная ровным кругом. Двое людей-жаб, сопровождавших пленников, зачирикали по-птичьи, жестами показывая, что надо повернуть вправо. Похоже, эти двое не владели ни одним из языков человечества.

Пленники пошли вдоль стены, и вскоре добрались до небольшой двери, врезанной в каменную толщу. Дверь была хотя и деревянной, но под стать стене: из толстых, потемневших от времени плашек, обитых начищенными до блеска бронзовыми полосами. Люди-жабы спрыгнули на землю, один из них отвел в сторону пантачей, а второй достал из кармана штанов небольшой ключ с затейливой бородкой и, вставив его в скважину, отпер дверь. Он прошел вперед и снова зачирикал. Пленники шагнули за ним следом, причем лорсу пришлось низко наклонить голову, чтобы не зацепиться рогами за дверную раму.

Пленники увидели большой приземистый дом, сложенный из серых необработанных камней. Дом стоял в центре круглой зеленой лужайки с коротко подстриженной травой, по краю которой красовались высокие клумбы с яркими цветами. По фасаду, обращенному к двери в окружающей дом стене, было два маленьких подслеповатых окна, и ничего больше. Человек-жаба пошел влево, огибая дом, и пленникам ничего не оставалось, кроме как идти за ним. Иеро время от времени осторожно оглядывался по сторонам, пытаясь понять, как же здесь организована охрана, но пока что не увидел ничего такого, что казалось бы опасным, угрожающим.

Вход в дом оказался в торцевой стене, обращенной на запад, и к нему вели три каменные ступеньки, источенные временем. Человек-жаба толкнул дверь, оказавшуюся незапертой, и исчез внутри, не произнеся ни звука. Пленники ждали. Наконец человек-жаба вышел и, ткнув пальцем в лорса, дал понять, что Клуц должен следовать за ним. Иеро насторожился. Куда этот тип хочет увести Клуца? Лорс пошел следом за «жабой», и священник, наплевав на осторожность, пошел вместе с ними. Человек-жаба, похоже, ничего не имел против. Он обогнул следующий угол дома, и Иеро увидел огромную высокую веранду, примыкающую к задней стене. «Жаба» показала рукой на широкий проход между простыми деревянными столбами, поддерживавшими крышу веранды, и кивнула лорсу, давая понять, что это место предназначено для него. Клуц без малейшего смущения вошел на веранду и осмотрелся. Пол был деревянным, но очень крепким, из толстых, плохо оструганных досок. Никакой мебели на веранде не было, лишь на полу под одним из выходящих на веранду маленьких окон лежали охапки свежего душистого сена.

— Понятно, — мысленно прокомментировал Клуц. — Это мое стойло.

— Похоже на то, — согласился Иеро, тоже поднявшийся на веранду.

Кроме окон, на веранду выходила и узкая дверь. Человек-жаба вошел в нее и поманил за собой священника.

— А там — твое стойло, — пошутил Клуц.

Иеро улыбнулся и пошел в дом.

Он очутился в нешироком темноватом коридоре, в левой стене которого была дверь, запертая на висячий замок. Через несколько шагов коридор повернул вправо, и перед самым поворотом Иеро увидел еще одну дверь, на этот раз без замка. Впереди светился прямоугольник — это был вход, перед которым ждали остальные пленники. Вторая часть коридора, после поворота, была раза в три длиннее, и тут Иеро увидел еще две двери, почти напротив друг друга. Человек-жаба быстро прошагал к выходу, и к тому моменту, когда Иеро догнал его, уже ушел. Пленники остались одни.

— Ну, что там? — вслух спросил брат Лэльдо. — Где Клуц?

— Здесь я, — откликнулся лорс, вышедший из-за угла дома. — Этот бугорчатый просто показал мне мою спальню.

— Понятно, — пробормотал эливенер. — Значит, этот дом — в нашем распоряжении. Что будем делать?

— Для начала осмотримся, — предложил Иеро.

Иир'ова уже скользнула внутрь. Все остальные, кроме Клуца, последовали ее примеру. Лорс же был вынужден остаться снаружи, поскольку и дверь, и коридор были тесноваты для существа, весившего почти тонну. То есть пройти-то он мог бы, хотя и с трудом, но развернуться ему вряд ли удалось бы, и Клуц, естественно, не захотел сам загонять себя в ловушку. Он просто вернулся на веранду и стал прислушиваться к голосам в доме.

— Здесь маленькая спальня, и при ней что-то вроде чулана, — донеслось до него. Это кошка заглянула в первую из дверей. Дверь напротив распахнул эливенер.

— Здесь тоже спальня, две лежанки, но комната большая, — сказал он.

— Ну, это для нас с тобой, — усмехнулся Иеро.

Дверь, возле которой коридор поворачивал под прямым углом, тоже оказалась дверью спальни. Горм решил, что здесь расположится он.

Лорс передал с веранды:

— А может, тебе лучше устроиться вместе со мной, на свежем воздухе?

— Ну уж нет! — заявил медведь. — Я желаю спать под одеялом!

Все рассмеялись, представив мохнатую тушу медведя, весившего добрых сто двадцать килограммов, на мягкой лежанке под одеялом.

Последняя дверь, за поворотом коридора, явно таила за собой нечто подозрительное, — не зря же на ней висел громадный железный замок. Но сейчас не время было пытаться проникнуть в запертое помещение.

Пленники вышли на веранду. Иеро снял наконец со спины лорса седельные сумки. Почему-то у пленников ничего не отобрали — ни их личные вещи, ни даже оружие. Все уселись прямо на пол. Ситуация требовала размышлений.

— Похоже, нас никто не охраняет, — негромко сказал Иеро. — Но это не значит, что нас никто не слышит.

— Даже если нас подслушивают, — откликнулся брат Лэльдо, — не молчать же нам все время?

— Я не об этом…

Все прекрасно поняли, что имел в виду священник-заклинатель. Если их кто-то слушает — как им обсудить план побега? То, что сопровождавшие их сюда люди-жабы не понимали мысленной речи, вовсе не значило, что поблизости нет каких-то других существ, для которых не составит труда понять ментальные разговоры Иеро и его друзей.

— Ну, надеюсь, в этом мы разберемся в самое ближайшее время, — сказал Иеро. — Как-нибудь проверим. Но зачем нас привезли сюда? И где, собственно, мы находимся?

— По-моему, мы сейчас далеко к юго-востоку от Голубой Пустыни, — сказал брат Лэльдо.

— Как ты мог определить направление, валяясь на полу в этом летающем огурце? — удивилась иир'ова.

— Я могу и ошибаться, — спокойно произнес эливенер. — Просто мне так кажется. Что же касается дальнейшего, то, я думаю, тут главная роль выпадет тебе… — Он умолк ненадолго, потом спросил: — А у тебя есть какое-то другое имя? Понимаешь, мне кажется странным называть тебя Младшей. Ты Младшая в своем племени, по отношению к Старшим Мудрым, но здесь… это звучит как-то неловко.

— Конечно, у меня есть имя, — весело ответила иир'ова. — И очень красивое — Лэса.

— Лэса? — повторил эливенер. — Да, неплохо звучит. Так вот, Лэса, мне кажется, что именно ты, единственная из всех нас, способна произвести разведку местности. Ночью, конечно.

— Да, если мы доживем до ночи, — фыркнул Иеро.

— Уж мы постараемся, — ворчливо передал Горм. — А почему это она — единственная? Я тоже умею лазать через стены, и бегаю почти так же быстро, как она.

— Ты не умеешь скрываться среди холмов, где почти нет ни деревьев, ни кустарника, — мягко ответил брат Лэльдо. — Ты лесной житель. А Лэса родом с равнины. Ну, и бегает она все-таки побыстрее тебя.

2
{"b":"10200","o":1}