ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Все от души рассмеялись. Иир'ова уже настолько твердо уверовала в могущество Братства Одиннадцатой Заповеди, что нисколько не сомневалась в том, что брат Лэльдо может найти выход из любого положения.

Лэльдо тоже усмехнулся и покрутил головой.

— Не знаю, надо посмотреть, что там, — сказал он. — Которая из клумб?

Пленники гурьбой повалили с веранды и привели брата Лэльдо к нужной клумбе. Все пять экранов ментальной защиты тут же отреагировали на то, что скрывалось в земле. Эливенер присел на корточки рядом с высокой клумбой и, чуть наклонив голову набок, вроде бы стал прислушиваться к чему-то. Четверо зрителей замерли, сдерживая дыхание. Все ждали от брата Лэльдо чуда. Ну, например, он мог бы, слегка шевельнув пальцами, заставить стекло вынырнуть прямо среди едва проснувшихся электрических цветов… или сделать что-нибудь еще в этом роде. Но эливенер просто встал и сказал:

— Не знаю, что делать. Оно не слишком глубоко, но переплетено корнями… все цветы погубим.

— Нашел о чем думать! Цветы ему жалко! Себя пожалей! — внезапно раздался со стены чей-то писклявый, пронзительный голос. Пленники изумленно уставились на невесть откуда взявшееся маленькое существо с обезьяньей головой и человеческими руками. В следующую секунду, конечно, все поняли, кто это — ночная знакомица Лэсы, ошибка эксперимента Котя.

— О, Котя! Как хорошо, что ты пришла! — мысленно воскликнула иир'ова, видя, что Котя держится левой рукой за одну из побрякушек, висящих у нее на шее. — Это мои друзья, знакомься!

— И так знаю, — сварливо бросила мартышка и спрыгнула на стриженую траву. — Фу, как тут колется! Чего вы вокруг этих толстомясых тюльпанчиков столпились? Букет собрать желаете?

— Нет, — со смехом сказал Иеро, очарованный маленьким нахальным существом. — Там что-то спрятано, под землей, вот мы и думаем — как достать.

— А оно вам нужно? — язвительно спросила Котя. — Вы без этого жить не можете?

— Нужно, нужно, — встрял Горм, насмешливо поглядывая блестящими черными глазами на Котю, прыгавшую туда-сюда возле клумбы. — Может, ты знаешь, как с толстомясыми управиться?

— Да выключить этих дураков, вот и все дела! — ехидно ответствовала Котя. — Вы что, никогда в жизни электроприборов не видали?

Тут даже брат Лэльдо разинул рот.

— При чем тут электроприборы? — спросил он. — Это живые существа!

— Ни фига они не живые, — возразила мартышка. — Они построены из живых клеток, да, но мозгов у них — ни капли!

— И как же их выключить? — спросил Клуц, низко опуская голову, чтобы как следует рассмотреть крошечную Котю. — Ты знаешь?

— Ух, какой ты здоровенный! — вместо ответа воскликнула мартышка, радостно таращась на лорса. — Знаю, зачем тебя отловили! У местных придурков нет ни одного приличного скакуна. Они постараются настряпать из тебя клонов!

Клуц в ужасе отшатнулся, а Котя, довольная произведенным эффектом, визгливо захохотала. И, продолжая смеяться, вдруг сунула руку в гущу толстых листьев и чем-то щелкнула. Цветы закрылись, как по команде, и свесили набок головы.

— Готово! — сообщила Котя. — Можете копать! Только побыстрее, а то еще кто-нибудь спохватится, что напряжение упало. Хотя, конечно, от одной клумбы не больно много тока идет.

Иеро вытащил из ножен кинжал и при помощи экрана ментальной защиты нашел место, где нужно было копать. Священник осторожно влез на клумбу, стараясь не слишком мять цветы, и вонзил кинжал в мягкую сырую почву. Через минуту острие кинжала обо что-то звякнуло, и священник, запустив руку в неглубокую ямку, вытащил маленький сверток из легкой темной ткани, перепачканной землей. Засыпав ямку, Иеро шагнул на траву, и Котя в ту же секунду снова щелкнула чем-то, спрятанным в листве, — и цветы очнулись.

— Вот, — сказал священник, протягивая находку брату Лэльдо.

Тот взял сверток и взвесил его на руке. Все ожидали, что эливенер сразу развернет ткань, но он молча повернулся и пошел к дому. Все потащились за ним, включая и мартышку Котю.

Лишь усевшись на пол веранды и подождав, пока все остальные тоже устроятся поудобнее, брат Лэльдо осторожно размотал длинную темную ленту. Да, в свертке было третье стекло — точно такое же, как два первых. Эливенер посмотрел на него, а потом обвел всех задумчивым взглядом.

— Как ваши экраны? — негромко спросил он.

Экраны ментальной защиты молчали.

— Почему это так — то они реагируют, то нет? — спросил озадаченный Иеро.

— Не знаю, — с тяжелым вздохом ответил брат Лэльдо. — Этого учитель не объяснил. Не успел. Котя, может быть, ты знаешь, как действует эта штука?

Мартышка подскочила к брату Лэльдо, осторожно протянула руку к темному стеклышку и коснулась его пальцем. Подумав, приложила к стеклу ладошку. Подождала, прислушиваясь к чему-то внутри себя, а потом покачала головой:

— Нет, не знаю. Я никогда ничего подобного не видела.

— Мой учитель сказал, что и по одиночке эти приборы очень сильны, а если у нас окажутся все три, мы без труда вырвемся отсюда. Он имел в виду виварии. Но как действуют стекла — он тоже не успел сказать.

— Через виварии? — задумчиво повторила Котя. — Ну да, вам поневоле придется прорываться через один из них. А в какую сторону вам нужно идти, вы хоть знаете?

— Да, — ответил ей эливенер. — Мы должны идти строго на восток.

— Ну, ты умеешь выбирать! — восторженно взвизгнула Котя. — На восток — самый большой виварий, вам придется переть сквозь него пять километров, это если по прямой, да ведь там по прямой не пройдешь, там полным-полно всякой фигни для монстров! А дальше… ох, ну ты даешь!

— Что дальше? — резко спросил Иеро.

— Да этот хрен в яме, который тут всем командует, когда просыпается! Если потащитесь на восток — вам его не миновать!

— Что за хрен в яме? — сердито фыркнув, спросила Лэса. — Ты не могла бы выражаться более понятно?

— Да уж куда понятнее! — вдруг засмеялся брат Лэльдо. — Ты ведь говоришь о Безымянном Властителе, да, Котя?

— Да, местные жабы его именно так называют, — кивнула мартышка.

— Ну, тем более, нам нужно как раз туда, — твердо сказал эливенер. — И дальше.

— Насколько дальше? — поинтересовалась Котя.

— Нам нужно пройти на восток пятьдесят километров, — ответил брат Лэльдо, уже понявший, что бояться этого крошечного существа незачем. Котя была вся на виду.

— Ну, вроде бы и немного, — вдруг совершенно серьезно сказала мартышка, — но сомневаюсь, чтобы вам это удалось. За вами обязательно пустится погоня — по земле и по воздуху. Это раз. А второе — на всем этом дурацком Плато нет места, где не торчали бы какие-нибудь стражники или наблюдательные аппараты.

— Но вокруг этого дома никого нет, — напомнил Горм.

— Нет, конечно, потому что не нужно, — пояснила Котя. — Как только вас сюда привели — кольцо вивариев замкнули. А летать вы не умеете. Вот и вся петрушка с сельдереем.

И в это мгновение Иеро понял наконец, что мучило его с того самого момента, как на окружающей дом стене появилась эта смешная малышка.

— Котя, — осторожно спросил он, — а ты где вообще-то живешь?

Мартышка визгливо захохотала и, подскочив к священнику, изо всех сил хлопнула его крохотной ладошкой по колену.

— Сообразил, умник! — завопила она. — Сообразил! Вот умник! Ой, не могу!

Иеро, переглянувшись с братом Лэльдо, терпеливо ждал, пока Котя угомонится и снова примется говорить всерьез. Горм, Лэса и Клуц тоже внимательно смотрели на маленькое вертлявое существо. Всем было интересно — как Котя проходит через виварии? Ведь было совершенно очевидно, что она обитала где-то по другую их сторону.

— В общем, ребята, дело обстоит так, — сказала Котя, насмеявшись вдоволь. — Я, конечно, живу по другую сторону всех этих грандиозных зоопарков. Но там, где пройду я, не пройдете вы. Слишком вас всех тут раскормили. Да и уродились вы не мелкими, и тут уж ничего не поделаешь. Ну, и не забывайте главного: я родилась здесь. Меня тоже слепили по кусочкам, к тому же совсем недавно, и поэтому твари в вивариях в общем-то принимают меня за свою. Так что я просто проскальзываю по верху решеток, разделяющих секторы, и все. На решетках — чары невидимости, и я переношу невидимость на себя. Твари меня чуют, конечно, но никогда не пытаются достать. Даже не шумят. Но, конечно, жабы знают, что я лазаю туда-сюда, это не секрет.

20
{"b":"10200","o":1}