ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Что-то мягко грохнуло, словно с большой высоты свалился тяжелый куль с зерном, — и черная слизь исчезла, как будто ее и не было вовсе.

Иеро судорожно вздохнул, жадно наполняя легкие прохладным воздухом, потом сделал еще вздох, еще… он никак не мог насытиться. Наконец священник справился с головокружением и осмотрелся.

Черная слизь исчезла, пропали и синие и лиловые огни. Вокруг было совершенно тихо, ни скрипа, ни лая, ни шороха. В невесть откуда сочащемся слабом розоватом свете Иеро увидел распластавшуюся на примятой траве Лэсу — метрах в двадцати от себя, справа. Чуть дальше с трудом поднимался на ноги лорс. Иеро посмотрел в другую сторону — никого. Обернулся назад. Медведя отбросило еще дальше, его огромное черное тело лежало метрах в ста от священника, но Горм уже тяжело ворочался, пытаясь подняться. Не обнаружив в видимом пространстве эливенера, встревоженный священник, едва передвигая ноги, потащился к Лэсе. Но и она уже очнулась, и когда Иеро добрался до нее, села и приложила ладонь ко лбу, громко дыша открытым ртом.

— Брата Лэльдо нет, — прохрипел Иеро. — Куда он подевался?

Но тут откуда-то издали до него донесся мысленный зов:

— Иеро, где вы все? Я вас не вижу!

— Лэльдо! — обрадовался священник. — Мы здесь, все здесь! Горм, ты можешь зажечь огни?

— Попробую, — отозвался лорс, и даже по его мысленному голосу можно было понять, что дышит он пока что с трудом. — Сейчас, еще разок вздохну…

Ему пришлось вздохнуть еще не разок и не два, прежде чем он окончательно пришел в себя, но тем не менее через несколько томительно долгих минут на рогах Клуца загорелась елочная гирлянда огоньков.

— Лэльдо, ты видишь?

— Да! — обрадованно откликнулся эливенер. — Вижу! Ну и далеко же вы! Иду!

Брату Лэльдо понадобилось немало времени, чтобы доковылять до друзей. Но через полчаса весь отряд был наконец в сборе. Никто не понимал, что произошло, хотя священник и рассказал, как он дотянулся до темного стекла и нажал на розовый камень. Оказалось, что примерно в это же время брат Лэльдо тоже пытался воспользоваться инопланетным аппаратом, но едва успел вытащить его из поясной сумки, как что-то хлопнуло — и слизь исчезла. А Лэса даже не вспомнила о загадочной стеклянной пластинке. Похоже, иир'ова еще не до конца опомнилась от предыдущего шока.

— Значит, эта пластиночка может не только строить защитные пузыри, — задумчиво сказал Иеро, держа на ладони стекло и пристально глядя на него. Он давно уже не рассматривал инопланетную вещицу, не до того было, его ум был слишком занят текущими событиями. Но сейчас, когда все сидели на траве, не в силах сделать ни шагу дальше, священник начал всматриваться в темный, непрозрачный прямоугольник, лежавший на его ладони. Толстое, в два сантиметра стекло отливало болотной зеленью. Центральный камешек, похожий на овальный кусочек розового мрамора, был совсем невелик, с ноготь. Окружающие его драгоценные камни были примерно такой же величины, — но для самоцветов их размеры были чудовищно велики. Рубины, сапфиры, изумруды, бриллианты — всех по два, все одинаковой огранки. Само стекло в ширину имело примерно три сантиметра, в длину — около шести, и священник держал его сейчас так, что два бриллианта располагались над розовой кнопкой, рубины — под ней, сапфиры — справа, а изумруды — слева, и каждая пара лежала строго параллельно краю стекла.

Иеро, не замечая того, что брат Лэльдо внимательно наблюдает за ним, осторожно нажал кончиком указательного пальца на один из бриллиантов. Ничего не произошло. Иеро нажал на второй. Тоже ничего. Тогда, осмелев, священник-заклинатель стал нажимать на все самоцветы по очереди, но и и этого ничего не вышло. Иеро коснулся розовой кнопки. Снова ничего. Еще немного подумав, Иеро повернул стекло так, чтобы бриллианты оказались внизу, а рубины — наверху, и повторил всю процедуру, — с тем же успехом. Он еще раз повернул пластинку, и на этот раз бриллианты оказались справа, а наверху были изумруды. Снова безрезультатно. Еще один поворот, еще одна проверка…

Иеро вздохнул и сжал стекло в ладони. Что это такое, как оно работает? Почему розовый камешек перестал откликаться на прикосновение?..

А может быть…

Эта мысль ошеломила священника. Неужели розовый камешек реагирует только тогда, когда чувствует сильную эмоциональную волну, отчаянный зов о помощи? Нет, не может быть, подумал Иеро, это же просто стекло… впрочем, какое же это стекло, если оно умеет строить радужные пузыри, укрывающие от опасности, и уничтожать бесформенных слизистых монстров? Нет, конечно, это только похоже на стекло. Там, внутри зеленоватой непрозрачной толщи, наверняка скрыто нечто такое, о чем и догадаться не могут земляне, по сути давным-давно утратившие знания предков.

Иеро вздохнул и спрятал стеклянную пластинку во внутренний карман куртки, решив больше никогда не заворачивать ее в экранирующую ткань. Ведь если бы в момент нападения студенистой горы стекло было завернуто — Иеро просто не смог бы воспользоваться им и попросить о помощи. А у отряда впереди еще долгий путь. И кто может знать, в какой момент им снова понадобится защита?

— Лэса, — окликнул священник сидевшую с отсутствующим видом кошку. — Лэса, ты слышишь?

— А? — встряхнулась иир'ова. — Да, что такое?

— Твое стекло где?

— Здесь… — Лэса коснулась мешочка, висевшего у нее на поясе.

— Оно завернуто?

— Не помню… — Иир'ова смущенно посмотрела на Иеро. — Я даже не подумала, что оно может нам помочь… — Она распустила шнурок, стягивающий горловину мешка, и достала завернутое в темную ткань стекло. — Вот оно.

— Разверни и больше никогда не изолируй его, — тихо сказал Иеро. — Случись что, с этим бинтом слишком долго придется возиться.

— Да, ты прав, — кивнул брат Лэльдо. Он тоже достал из поясной сумки свою пластинку и развернул, а невесомый темный бинт тщательно смотал и спрятал в мешочек. — Ох, как жаль, что брат Альдо ничего не успел рассказать об этом аппарате!

— Придется самим экспериментировать, — передал Горм, окончательно пришедший в себя. — Эх, если бы эти штучки могли перенести нас через этот дурацкий виварий! Раз — и мы на другой стороне!

Шутка медведя подняла настроение отряда.

— Может, прямо сейчас попробуем? — усмехнулся Иеро. — Ну-ка, нажмем сразу все три розовые кнопки!

— Эй, погоди! — испугался эливенер. — Ты думай сначала, а потом делай! А если мы трое с кнопками улетим куда-нибудь, а Клуц и Горм здесь останутся? Забыл уже, как мы разлетелись в разные стороны?

Иеро смутился. Действительно, лучше сначала думать, а потом делать. А еще лучше вообще без надобности не экспериментировать с предметами, о которых тебе ничего не известно.

— Да, ты прав, — сказал он. — Я действительно не подумал. Но так хочется узнать, на что они способны!

— Ну, твое стекло уже дважды спасло нас от гибели, — напомнил брат Лэльдо. — Надеюсь, в следующий раз и мы с Лэсой вовремя вспомним о своих пластинках.

— Я тоже надеюсь, — сообщила Лэса. — А пока что — не пора ли нам двигаться дальше?

— Я готов, — передал лорс.

— Я тоже, — поддержал его медведь. — А вы как, двуногие?

— Я в порядке, — заявила иир'ова.

Брат Лэльдо усмехнулся.

— Ну, наверное и мы тоже в состоянии уже идти, а, Иеро?

— Конечно, — кивнул священник, вставая.

Проверив, в порядке ли седельные сумки лорса, оружие и прочее, съев по сухарю и по кусочку вяленых фруктов, выпив по несколько глотков воды и пожевав листьев дерева мирр, восстанавливающих силы, отряд снова зашагал на восток. Шли медленно, осторожно. Теперь впереди не было видно ничего, но вокруг в темноте время от времени слышались то чьи-то тяжелые шаги, то громкие вздохи, то повизгивание, то тихие щелчки… но никто не вылезал из тьмы, чтобы напасть на беглецов. То ли местные обитатели испугались после расправы над студенистым монстром, то ли просто поблизости не было никого такого, кто был способен схватиться с отрядом. Но до противоположного края вивария было еще ох как далеко! Да и ночь еще не кончилась, хотя и перевалила уже за половину. Впрочем, никто не был уверен в том, что днем идти станет легче.

30
{"b":"10200","o":1}