ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Что там? — тихо спросил Иеро, жестом останавливая Клуца, а сам шагая вперед.

— Не понимаю, — ответила Лэса. — Не понимаю… пахнет прямо от травы, но я ничего не вижу. О! Надо попробовать… — Она быстро сунула руку в мешочек на поясе и стиснула в ладони темную стеклянную пластинку, не вынимая ее из мешка. Иеро и брат Лэльдо сделали то же самое. И тогда перед беглецами проявилась ожидавшая их западня.

Это была распластавшаяся на траве прозрачная тварь с гигантской пастью. Тварь немного походила на огромную жабу, но имела восемь тонких паучьих ног и шесть выпуклых фасеточных глаз. Тварь уже изготовилась к прыжку, но, потеряв невидимость, застыла, не решаясь шевельнуться. Ее прозрачные бока вздымались и опадали, тварь медленно поворачивала все шесть глаз то в одну сторону, то в другую… и наконец разинула во всю ширь необъятную пасть, решив, видимо, что беглецы сами влезут в нее. Если бы Иеро не боялся поднимать слишком много шума, он бы с удовольствием метнул гранату прямо в глотку твари, но взрыв мог привлечь внимание других монстров. А тратить на эту дрянь один из двух зарядов бластера, украденного для беглецов переводчиком Киром, ему было просто жаль. Да и не стоила эта тварь такого.

— Обходим справа! — мысленно скомандовал он, и беглецы пустились со всех ног, стараясь поскорее очутиться за спиной прозрачной гадины. Та, похоже, была не слишком поворотлива, потому что отряд успел уйти метров на пятьдесят, когда прозрачная жаба наконец развернулась и прыгнула на них. Паучьи ноги сработали, как мощные пружины, и тварь смачно шлепнулась в траву прямо перед носом Клуца. Лорс, недолго думая, с размаху поддал ей под зад рогами, и тут тварь издала наконец первый звук. Она заорала по-человечески:

— Ой, больно!

Ошеломленные беглецы на мгновение замерли, но тут же опомнились. Иеро взмахнул мечом — и прозрачная уродина распалась на две прозрачные полвины. Паучьи лапы задергались, сминая траву, а беглецы поспешили дальше.

— Ну и ну! — подал наконец мысленный голос Клуц. — Вот не ожидал!

— Да уж, — согласилась Лэса. — Интересно, зачем эту штуку научили говорить, как человека?

— Ну, она же умеет быть невидимой, — откликнулся Горм. — А значит, может заманивать людей… ну, представь, ты идешь — и слышишь, что кто-то зовет на помощь. Ты бежишь на голос — и попадаешь прямо к ней в пасть!

— Да зачем же Безымянному такая тварь? — недоуменно произнес Иеро. — Как ее можно использовать?

— Ну, в войне все средства хороши, — сказал брат Лэльдо. — А если таких зверюг много… ну, они могут целый отряд сожрать, и никто не поймет, куда он подевался.

— Это так, — согласился священник. — Но ведь пока она переваривает добычу — наверняка ее можно заметить!

— Кто знает, кто знает, — покачал головой эливенер. — Эй, а это что такое? — вдруг насторожился он, указывая на северо-запад.

Там возникли клубы то ли пара, то ли пыли, и они разбухали, одновременно вытягиваясь вверх, и вскоре уже весь горизонт с северо-западной стороны затянуло странными облаками. Они начали быстро темнеть, и вскоре уже выглядели как грозовые тучи — серые, черные, фиолетовые… их мрачные громады поплыли в сторону беглецов.

— Ну, начинается… — прошептал Иеро. — Как с тучами-то сражаться? Попробуем снова укрыться в пузырях?

Но они не успели.

Иеро еще не договорил до конца, как вдруг под ногами беглецов земля вспучилась, и наверх, продираясь сквозь корни и стебли травы, полезли сотни огромных мерзких насекомых и червей. Тут были и простые дождевые черви, только сине-зеленого цвета и размером с ногу взрослого мужчины, и ярко-красные тысяченожки с крабьими клешнями, и нечто вроде круглых черных клопов диаметром сантиметров в тридцать, и похожие на тараканов рыжие усатые твари с острыми белыми клыками, и мохнатые синеглазые гусеницы с крохотными птичьими лапами… И все это навалилось на беглецов, взяв их в кольцо.

Иеро рубил и колол, не успевая оглянуться по сторонам, и лишь слышал яростное шипение Лэсы, рычание Горма и тяжелые удары копыт Клуца. Брат Лэльдо, стоявший спиной к спине со священником, орудовал ножом и отпихивал тварей ногами, обутыми в крепкие кожаные сапоги. Эти посланцы Безымянного Властителя не отличались особой силой, но их было много. На место разрубленных, разорванных и растоптанных из-под земли лезли все новые и новые. Они скрипели, шуршали, трещали, свистели, создавая невообразимый шум. Иеро, улучив момент, мысленно крикнул во весь голос:

— Нам надо перебежать на другое место! Все — на восток, на двадцать метров, по счету три! И сразу жмем на стекла!

Все его услышали и прекрасно поняли. Иеро выкрикнул: «Раз… два… три!» — и отряд сорвался с места и со всех ног помчался на восток. Через две секунды все разом остановились, и три пальца легли на три розовые овальные камушка. Прозрачные радужные пузыри, слившись воедино, накрыли в очередной раз спасшуюся команду.

А еще через несколько секунд на тесный радужный шатер рухнули с неба клубы мрачных туч. Они оказались состоящими их микроскопических насекомых, похожих на гнус.

Эта мелкая и мельчайшая мелочь облепила радужную защиту, и внутри пузыря стало так темно, словно внезапно наступила полночь. Поскольку радужные пузыри прекрасно пропускали звук, разговаривать вслух было невозможно — не из-за того, что насекомые могли услышать беглецов, а из-за того, что жесткие крылья невообразимого количества летающей мелюзги создавали сплошной ровный шум такой силы, что в нем тонули все другие звуки.

— Ну, и что теперь будем делать? — полюбопытствовал Клуц. — Будем тут стоять и ждать ночи, когда вся эта дрянь уснет?

— А если не уснет? — предположила иир'ова. — Это же гнус Безымянного, может, он никогда не спит!

— А почему мы должны стоять? Почему бы нам не попробовать пойти вперед? — вдруг предложил медведь. — Рискнем, а? Может, и пузыри пойдут вместе с нами?

Почему-то такая простая мысль до сих пор никому не приходила в голову. Иеро и брат Лэльдо переглянулись. Иир'ова хмыкнула. Клуц фыркнул. И все, не сговариваясь, одновременно сделали шаг в сторону востока. Радужные защитные пузыри послушно сдвинулись вместе с беглецами, ничуть даже не промявшись под напором огромной массы трещавших крыльями насекомых.

— Вот это да! — мысленно взвизгнула Лэса. — Вот это здорово! Так мы можем весь виварий пройти!

Но, конечно, пройти весь виварий таким образом было бы затруднительно. Объем радужных пузырей был невелик, идти внутри них оказалось довольно сложно — ведь беглецы были практически прижаты друг к другу. И все же они не стояли на месте, бессмысленно теряя время, они хотя и очень медленно, но все же продвигались вперед. И радовались этому, как дети.

Прошло, наверное, около получаса, когда мошкару наконец отозвали с поля боя невидимые генералы Безымянного, убедившиеся, что гнусу не удастся высосать кровь из беглецов. А может быть, мошкам самим надоело роиться на одном месте, или же их унесло ветром. Как бы то ни было, черные облака отхлынули от пузырей радужной защиты и растворились в воздухе. Подождав еще немного и убедившись, что гнуса поблизости нет, беглецы свернули пузыри, нажав на розовые камешки, и поспешили дальше.

И снова некоторое время их никто не беспокоил. Но кое-какие перемены вокруг тем не менее произошли. И далеко не к лучшему.

Трава под ногами исчезла, сменившись чистой красновато-желтой глиной. Бугорки по-прежнему виднелись тут и там на равнине, но из-под них никто больше не вылезал. Беглецы шагали вперед, настороженно глядя по сторонам и то и дело оглядываясь, чтобы не подвергнуться внезапному нападению с тыла. Пересохшая глина под ногами тихо шуршала и едва слышно поскрипывала, и священник с надеждой всматривался в равнину, надеясь, что вскоре снова появится трава. Ему почему-то очень не нравилось необъятное глиняное поле, которое им пришлось пересекать. Что-то в нем было… неправильное. Иеро попытался исследовать почву под ногами ментальными волнами, но ничего не нащупал. Тогда он стал прощупывать те бугорки, что находились в поле его зрения, один за другим, — но тоже ничего не обнаружил. Впрочем, он ни на минуту не забывал о том, что твари Безымянного обладают странным сознанием и что их мыслительные процессы идут на волнах, не имеющих ничего общего с его собственными. И все же вполне могло оказаться так, что чью-то ментальную волну он сумеет уловить. Надежды терять не следовало.

32
{"b":"10200","o":1}