ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Внезапно «кит» остановился и замер на месте, а рев его стал просто оглушительным. Иеро, до сих пор сосредоточенный только на лапах и хвосте монстра, поднял голову — и вдруг рассмеялся. Он хохотал и хохотал, не в силах остановиться, пока наконец его силы не иссякли. На голове «кита» распласталась кошка-иир'ова, которой понадобилось всего несколько секунд, чтобы оборвать все торчащие на прутиках глаза чудовища. Но как Лэса удержалась на скользкой, гладкой коже монстра?..

Бой закончился. Поверженный «кит» повалился набок и продолжал выть, дрыгая оставшимися лапами. Но беглецам было не до него. Они уже спешили дальше.

Лэса еще долго фыркала и брезгливо отряхивалась — на ее светлой пятнистой шкурке остался въедливый запах монстра, и кошка пыталась от него избавиться. Но вскоре ветер сдул его остатки, и Лэса успокоилась. Беглецы продолжали упорно двигаться на восток. К сожалению, продвигались они очень медленно. За целую ночь и почти уже целый день они не смогли пройти какие-то жалкие пять километров!

Иеро машинально оглянулся — и вдруг замер. «Кит», гигантский поверженный монстр, от которого они отошли совсем еще недалеко, исчез!

И тут священник наконец понял, что беспокоило его все то время, что они шли через виварий, — но это беспокойство до сих пор не оформлялось в отчетливую мысль. Все твари, с которыми сражались беглецы, через несколько минут исчезали куда-то!

Может быть, слуги Нечистого умеют отводить глаза? Священник решил посоветоваться с братом Лэльдо, шагавшим по другую сторону лорса.

— Лэльдо, — окликнул он эливенера, — а ты уверен, что мы идем по прямой? Не может ли быть такого, что нас водят по одному и тому же месту, и при этом насылают морок? Оглянись, «кита» уже нет!

Молодой эливенер внезапно остановился. Горм, бежавший впереди, рядом с Лэсой, тоже вдруг встал, как вкопанный. Иир'ова по инерции сделала еще несколько шагов, а потом тоже остановилась, развернулась и уставилась на священника загоревшимися глазами.

— Эй, а ты, пожалуй, прав! — мысленно воскликнула она. — Горм, ты лесной житель, ты с такими вещами хорошо знаком, что скажешь?

— А то и скажу, — ворчливо передал медведь, — что дураки мы все. Ну почему раньше никто об этом не подумал?

— Наверное, не до того было, — фыркнул Клуц. — А тут вдруг выпала свободная минутка — вот и начали соображать.

— Лэльдо, ты что молчишь? — окликнул священник эливенера, уставившегося в землю. — Ты как считаешь, водят нас или нет?

— Водят, водят, — резко сказал брат Лэльдо, сбрасывая с головы свой коричневый капюшон и оглядываясь по сторонам. — И морочат головы. Да еще и как. А где у нас плащи слуг Нечистого? Мы их не потеряли еще?

Эти серые плащи с капюшонами, из странной скользящей ткани, очень тонкой и в то же время очень плотной, были захвачены в качестве трофея во время войны со слугами Нечистого, пытавшимися завоевать север около пяти лет назад. Плащи обладали многими необычными свойствами. Они укрывали от жары и от холода, они иной раз помогали наладить дальнюю мысленную связь, даже отчасти могли прикрыть от ментального проникновения. Настоятель Центрального Аббатства отец Кулас Демеро снабдил отправлявшийся в Голубую Пустыню отряд несколькими такими плащами, причем для Клуца и Горма были специально изготовлены такие защитные накидки, сшитые каждая из нескольких плащей Нечистого. И отряд во время похода в Голубую Пустыню постоянно использовал чудесные свойства этих серых одеяний. Но когда пленники очутились на Великом Холмистом Плато, они вдруг совершенно забыли о плащах. Наверное, и в самом деле не до того им было. Слишком много событий…

— Плащи в сумках Клуца, — ответил Иеро. — Думаешь, могут помочь?

— Не знаю, но попробовать не мешает, — сказал брат Лэльдо, открывая седельную сумку со своей стороны и начиная разыскивать плащи. Ткань Нечистого укладывалась в маленький комочек, так что плащи могли очутиться на самом дне мешка, и никто бы и не заметил, что они там лежат. Эта мысль породила в уме брата Лэльдо следующую, с ней связанную:

— А почему у нас не отобрали эти одежки? — задумчиво произнес он.

— Да у нас вообще ничего не отбирали, — напомнил ему священник. — Ни ножи, ни гранаты, ни талисманы.

— То, что ты перечислил, принадлежит нам, — сказал брат Лэльдо. — А плащи принадлежат слугам Нечистого.

— Ну, значит, просто не заметили, — пожал плечами Иеро, и тут же вскинул голову и поверх спины лорса уставился на эливенера. — Не заметили! — воскликнул он. — Но тогда…

— Тогда вполне может быть, что здесь все искажено, или, по крайней мере, многое, — спокойно сказал брат Лэльдо. — Может быть, все Великое Холмистое Плато накрыто колпаком какой-то особой энергии, за счет которой и удаются такие странные генетические эксперименты. И тогда вполне может быть, что мы вообще никуда не идем, а просто топчемся на месте, а Безымянный веселится, наблюдая за нами. Надевайте плащи! — резко скомандовал он, выуживая наконец один из серых комков. — Все, быстро!

Иеро сунул руку в самую глубь седельной сумки и нащупал скользкую ткань. Он вытащил один плащ, другой, третий — и вскоре все беглецы закутались в серую ткань, тщательно прикрыв головы капюшонами. На иир'ова плащ сидел безупречно, кошка стала в нем еще красивее, зато лорс и медведь выглядели очень забавно. Однако это никого не беспокоило.

Иеро, накинув на голову серый просторный капюшон плаща Нечистого, достал из-под рубахи пластинку экрана ментальной защиты и стал настраивать свою мысль в унисон с излучением экрана. При этом он смотрел на восток. Брат Лэльдо, похоже, занялся тем же самым, поскольку он тоже достал экран ментальной защиты и замер, глядя на восток. Но Лэса и Горм, отойдя в сторонку, принялись о чем-то совещаться между собой на узконаправленной ментальной волне. А лорс просто спокойно стоял на месте, ожидая результатов. Он не владел ни магией, ни особыми ментальными талантами. Его главным делом было скакать и в случае необходимости драться.

Наконец иир'ова и медведь, закончив свое таинственное совещание, вернулись к остальным, и Лэса сообщила:

— Я хочу еще немножко поколдовать, а вы поможете, ладно? Мы с Гормом кое-что учуяли… просто удивительно, почему никто не заметил этого раньше?

— Чего не заметил? — спросил Иеро.

— Да тут, похоже, вообще нет прямой дороги, — вместо Лэсы ответил медведь. — А ведь Котя нас предупреждала, что тут всякой фигни для монстров понастроено! Почему мы внимания не обратили?

— Наверное, потому, что эту фигню не увидеть простым глазом, — усмехнулся брат Лэльдо. — Я тоже только теперь кое-что почувствовал. Иеро, а ты как?

— Видеть я ничего не вижу, конечно, — признался священник-заклинатель, — но мне вдруг показалось на мгновение, что мы находимся между двумя стенами.

— Так оно и есть, — кивнула Лэса. — Мы должны сделать эти стены видимыми, и только тогда сможем выйти из вивария.

— Ну, вперед, — сказал брат Лэльдо. — Командуй нами, колдунья племени иир'ова!

— Была бы я уже настоящей колдуньей, а не ученицей, мы бы этот чертов виварий за час проскочили, и никакой морок нас не взял бы! — сердито фыркнула кошка. — Ладно, начинаем. Вы должны…

На этот раз объяснения были длинными, к тому же колдовское действо требовало некоторой предварительной подготовки. Лэса своим кривым кинжалом начертила в сырой глине большой квадрат, стороны которого были метра в полтора, в центре квадрата изобразила восьмиугольник, в восьмиугольнике — круг. По внутреннему краю круга иир'ова расположила маленькие непонятные значки, тщательно нарисовав каждый кончиком кинжала и прихлопнув ладонью, чтобы их края не оплывали. Затем из мешочка, висевшего на ее поясе, она достала маленькую деревянную коробочку с плотной крышкой. В коробочке оказался душистый порошок, и Лэса высыпала по крохотной щепотке этого порошка на каждый угол квадрата и на каждый угол восьмиугольника. После этого она еще раз объяснила каждому, что, как и в каком порядке он должен делать, и, глубоко вздохнув и пробормотав что-то себе под нос, сбросила с себя плащ Нечистого и вошла внутрь магического чертежа, встав точно в центре круга.

35
{"b":"10200","o":1}