ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И чудо случилось.

Под потолком лаборатории внезапно вспыхнули десятки огромных ослепительных ламп.

И тогда Иеро увидел, что он сражается с одним-единственным существом, очень похожим на иир'ова.

Лэса, занявшая оборонительную позицию неподалеку от священника, дралась с точно такой же огромной кошкой.

Когда загорелся свет, зажженный братом Лэльдо, лабораторные сторожа вдруг замерли и уставились на Лэсу, явно забыв о своих обязанностях.

Иир'ова громко взвыла, потом коротко мяукнула несколько раз, — и сторожа отозвались на том же языке, непонятном никому из беглецов, — и в лаборатории начался громкий и экспрессивный кошачий разговор, длившийся не менее получаса. Друзьям Лэсы не оставалось ничего иного, кроме как рассматривать охранников. Впрочем, Иеро еще и занялся многочисленными царапинами, оставленными на его руках когтями сторожа.

Гибкая, стройная Лэса, чьи предки бежали когда-то из подобной лаборатории, была немалого роста — около двух метров, но те кошки, что охраняли производящий монстров конвейер, оказались выше нее сантиметров на двадцать, не меньше. И они имели совершенно другую окраску короткой шерстки. По их угольно-черным спинам словно пробегали серебристые волны — поскольку кончики шерстинок были голубовато-белыми. При этом на головы кошек словно кто-то натянул полосатые черно-белые чепчики, из которых торчали острые темно-серые уши с кисточками. А вот грудь и живот у обеих особей (а это оказались мужчина и женщина) были покрыты мягкой, шелковистой шерсткой совершенно неожиданного рыжего цвета. У рослых кошек были такие же, как у Лэсы, огромные зеленые глаза, скошенные лбы, широкие кошачьи носы и маленькие подбородки. Одежды на обоих стражах оказалось ничуть не больше, чем на Лэсе, — неширокие кожаные пояса, туго стягивающие талию, и все. У каждого стража был кинжал в кожаных ножнах, и еще с поясов свешивались небольшие замшевые мешочки.

Пока кошки объяснялись между собой, брат Лэльдо подошел к священнику и тихо сказал:

— Кажется, они договорятся.

— Похоже на то, — кивнул Иеро. — Хорошо, что тебе удалось включить свет.

— Я как раз нашел нужный рубильник… но вообще-то я искал совсем другое.

— Что именно? — Иеро отвел взгляд от трех огромных прекрасных кошек, энергично жестикулировавших в ходе дипломатических переговоров, и посмотрел на эливенера.

— Я сначала хотел просто отключить все это, — брат Лэльдо коротким жестом обвел ряд гигантских автоклавов. — Но потом подумал… ну, решил, что надо попытаться выпустить монстров из двух последних инкубаторов. Пусть тут побегают, глядишь, отвлекут от нас погоню.

— Или сами погонятся за нами, — возразил священник-заклинатель. — Такую возможность ты предусмотрел?

— Конечно. Потому и копался там так долго. Мне кажется, там есть таймер… мы можем установить определенное время, когда дверца автоклава откроется.

— Но им не выйти из здания.

— Выйдут, — хмыкнув, ответил брат Лэльдо. — Им захочется на свободу. А снести дверь для таких — раз плюнуть. Там же зрелых и почти зрелых уродов не меньше двух десятков! А вообще-то я думаю, что сторожа помогут нам решить эту проблему.

Иеро удивленно посмотрел на брата Лэльдо, а потом его взгляд вернулся к кошкам. А ведь похоже на то, что молодой эливенер прав, подумал вдруг священник. Иир'ова и ее соплеменники явно не намеревались конфликтовать. Все трое отошли к последнему в ряду автоклаву, и мужчина-сторож что-то объяснял Лэсе, а та слушала с предельным вниманием.

Наконец кошки подошли к ожидавшим их беглецам.

— Это Дил и Рита, — представила своих новых знакомых иир'ова. — Они брат и сестра. Здесь, в виварии, еще много таких. Они пока что называют себя просто кошками, и, как ни странно, совсем не рвутся на свободу, в отличие от моих предков. Но помочь нам готовы.

— Не рвутся на свободу? — удивился Иеро. — Странно. Кошки — по природе свободный народ.

— У нас возникают иногда такие мысли, — осторожно передала Рита. — Но… как бы это сказать… ненадолго.

— Да, — подтвердил ее брат. — Иной раз нам вроде бы хочется сбежать, но… я только недавно это заметил… ну, это как-то сразу забывается.

— Забывается? — резко вскинул пушистую голову медведь. — А на вас случайно не наложили заклятье?

— Заклятье? — распахнула огромные глаза Рита. — Заклятье…

— Очень может быть, — авторитетно сообщил Горм. — Мы в северных лесах тоже таким пользуемся… ну, это даже настоящим заклятьем не назовешь, так, крохотные чары. На детишек налагаем, пока совсем маленькие, — чтобы не отходили далеко от матери.

— И ты можешь его снять? — спросил брат Лэльдо.

— Ну, если оно похоже на наше, северное, — попробовать можно, — задумчиво ответил медведь. — Лэса, поможешь?

— Конечно! — радостно откликнулась иир'ова. — Как это делается?

Они вдвоем отошли в сторонку и принялись совещаться на направленной волне. Остальные ждали, с надеждой поглядывая на Лэсу и Горма. Наконец парочка заговорщиков вернулась.

— Мы попытаемся, — передала Лэса. — Но есть ли смысл снимать заклятие с двоих, если оно наложено на всех?

— Всех нам не собрать, — пояснил Дил. — Кошки сторожат лаборатории попарно, вместе с беланами, — вы их пристукнули, когда входили сюда, — а здания разбросаны на огромной площади, и все заперты, конечно. Нам и ночи не хватит…

— Ладно, — кивнула Лэса. — Тогда мы начнем с вас двоих, а потом, возможно, вы сумеете сами выучить, что надо делать…

Рита издала радостный визг, от которого у всех, кроме кошек, заложило уши.

— Отлично, сестренка! — мысленно завопила Рита. — Научи нас! Уж мы им покажем!

— Ого! — высказался наконец молчавший до сих пор Клуц. — Похоже, ваши хозяева здорово ошибаются, если рассчитывают на вашу вечную преданность.

— Ха! Преданность! — мысленно воскликнул Дил. — О чем это ты, приятель? Мы тут заперты, вот и вся преданность! И бежать некуда, кругом отряды Безымянного. Да и сам он рядом. Да и смысла в этом нет никакого.

— Ну, посмотрим, что ты запоешь, когда освободишься от заклятия, — фыркнула Лэса. — Так, начинаем.

Кончиком своего острого, как бритва, кинжала, Лэса начертила на гладком деревянном полу два небольших круга, вплотную один к другому, и велела Дилу и Рите встать в них и прислониться друг к другу спинами.

— Вы брат и сестра, — попутно пояснила иир'ова, — а значит, единство крови усиливает действие наложенных на вас чар. Ну, и мы будем действовать так же — усилим противоядие, используя ваше родство.

Потом Лэса достала из висевшего на ее поясе мешочка маленький сверток из провощенной ткани. В свертке оказался тонкий пучок сушеной травы, неизвестной ни Иеро, ни брату Лэльдо. Лэса выдернула из пучка две травинки и вручила их черно-рыжим кошкам, а остальное снова тщательно завернула и спрятала в мешочек.

После этого Лэса, полыхнув огненно-зелеными глазами, заявила:

— Вы трое тут ни при чем, — она имела в виду Иеро, брата Лэльдо и Клуца. — Так что отойдите-ка в сторонку и не подглядывайте! У нас тут дела секретные.

— Ну и ну! — покачал огромной головой лорс. — И что, мы должны еще и помалкивать?

— Нет, ваши разговоры нам не помешают, — фыркнула иир'ова. — Просто исчезните с глаз, вот и все.

Пришлось всем, кто непосредственно не участвовал в ритуале, обогнуть соседний автоклав и встать так, чтобы даже ненароком не увидеть предстоящего таинства. Как только мешающие колдовству лица исчезли из вида, Лэса тихо запела, и Горм вторил ей низким, басовитым рыком. Под этот необычный аккомпанемент Иеро спросил брата Лэльдо:

— А где ты научился разбираться в подобном оборудовании? Я что-то вообще не слыхал ни о чем подобном. И откуда оно взялось, если не секрет?

Молодой эливенер тяжело вздохнул, помолчал немного и наконец ответил:

— Я знаю все это лишь в теории, по чертежам… Видишь ли… — Брат Лэльдо снова надолго замолчал, но священник, почувствовавший в его тоне нечто странное, терпеливо ждал. — Видишь ли, мои учителя далеко не всегда были так гуманны… и когда-то, в давние времена, считали, что земное человечество не слишком отличается от животных ни по уровню интеллекта, ни по духовным, моральным качествам…

39
{"b":"10200","o":1}