ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эй, где вы там! — послышался вдруг снаружи, с веранды, голос брата Лэльдо. — Кажется, нам принесли ужин!

Исследователи крышки подвала поспешили на веранду. Солнце уже скрылось за седыми вершинами меловых холмов, и долину, в центре которой стоял дом, накрыла густая тень. И из этой тени вдруг возникли перед верандой две смутно видимые большие корзины с плетеными крышками. Иеро не сразу заметил, что стоят эти корзины на спинах странных черепах с приплюснутыми, похожими на небольшие столики панцирями. Черепахи вытянули морщинистые шеи и замерли, уставившись на пленников холодными желтыми глазами, слабо светящимися в вечернем сумраке. Потом священник рассмотрел чуть дальше еще одну черепаху, на спине которой стояла большая глиняная миска, до краев наполненная водой. Иир'ова скользнула к черепахам, и через секунду обе корзины и миска уже стояли на веранде, перед Иеро и братом Лэльдо. Черепахи, избавленные от груза, втянули головы под панцири так, что на виду остались только кончики черных носов, и, загребая толстыми когтистыми лапами, потащились вокруг дома к выходу.

— Кто-то отпер им дверь в стене, и кто-то выпустит их снова, — тихо сказал брат Лэльдо. — Значит, стража рядом.

— Ну, думаю, никто из нас и не сомневался в этом, — ответил Иеро, поднимая крышку одной из корзин.

Сразу стало ясно, что те, кто захватил в плен Иеро и его друзей, и не помышляли о том, чтобы устроить пленникам пытку голодом и жаждой. Скорее они просто были заняты другими делами и лишь теперь вспомнили о заточенных в каменном доме чужаках. В корзинах лежали караваи серого хлеба, круги молодого козьего сыра, какие-то неизвестные священнику фрукты и овощи, стояли кувшины с водой. Миска же явно предназначалась для лорса, и священник поспешил предложить Клуцу напиться — ведь его верный скакун не меньше других страдал от жажды.

Потом брат Лэльдо, ловко орудуя своим ножом, разрезал хлеб и сыр, и пленники занялись ужином.

Лишь когда все приступили к еде, Клуц отошел к куче сена, лежавшей у стены, и, внимательно обнюхав сухую траву, принялся жевать. Иеро оценил деликатность лорса: Клуц не хотел есть в одиночку, пока другие были голодны.

Когда оставшаяся еда была сложена обратно в корзины, Лэса, облизнув губы розовым язычком и протяжно вздохнув, сообщила:

— Я лично была бы не против прогуляться по окрестностям, посмотреть, что там, за этими холмами. По-моему, уже достаточно темно для хорошей прогулки.

— Не спеши, — сказал брат Лэльдо. — Ночь еще едва начинается.

— Тем лучше, — возразила иир'ова. — Может быть, к утру мы уже придумаем, как выбраться отсюда.

— Вряд ли, — усмехнулся священник. — Мы ведь даже не знаем пока, подслушивают нас или нет. Может быть, каждое наше слово тут же становится известным этому самому Безымянному Властителю. Интересно, кстати, почему его называют Безымянным?

— Не все ли равно? — тихо сказал брат Лэльдо. — Для нас сейчас важно лишь то, что мы находимся в его владениях, в окружении его верных слуг. И эти слуги намерены что-то с нами делать.

— Знать бы, что именно, — мысленно проворчал Горм. — Хоть подготовились бы…

Все надолго замолчали, пытаясь представить, для чего же их притащили в такую даль? Но, само собой, никто ни до чего не додумался. Наконец Иеро сказал:

— Пожалуй, нам следует немного поспать, отдохнуть. Кто знает, сколько сил понадобится нам завтра?

— Ну, — капризно откликнулась Лэса, — это вы привыкли спать по ночам. А для моего племени ночь — время жизни, охоты, движения!

Это действительно было так. Народ иир'ова, жил на равнине, в саванне, расположенной к юго-востоку от Голубых Пустынь, между холмистыми землями Голубого Круга Нечистого и степью, к востоку от которой лежал Желтый Круг. Иир'ова были ночными людьми — именно людьми, хотя внешне они и напоминали огромных кошек. Иир'ова были высокими, почти двухметрового роста. Они ходили на двух ногах и не имели хвостов, но их гибкие тела покрывала мягкая шерстка, на руках вместо ногтей были втягивающиеся кошачьи когти, а лица сильно смахивали на кошачьи морды. Однако иир'ова обладали высокоразвитым разумом, хотя и сохранили кое-какие привычки кошачьего рода, от которого вели свое происхождение. Одной из таких привычек был в основном ночной образ жизни. Племя иир'ова было племенем охотников, умевших и неслышно подкрадываться к добыче, и гнаться за ней со скоростью ветра. В то же время кошки иир'ова прекрасно лазали и по деревьям, и по скалам. Во время войны северян с воинством Нечистого, четыре с лишним года назад, несколько иир'ова участвовали в военных действиях на стороне Республики Метс и Отвианского Союза, и лучших разведчиков невозможно было бы и представить. Так что Иеро не сомневался, конечно, в том, что на разведку обстановки вокруг места их заточения отправится именно Лэса, — но он предпочел бы, чтобы иир'ова сделала это немного позже, глубокой ночью.

— Лэса, я знаю обычаи вашего народа, — мягко сказал священник-заклинатель. — Но не лучше ли проявить осторожность? Впрочем, ты могла бы сейчас просто забраться на стену и выяснить, кто сторожит нас снаружи.

Эта мысль пришлась Лэсе по вкусу, и в следующее мгновение иир'ова уже растаяла во тьме. Медведь, мягко поднявшись с места, тоже ушел, ступая неслышно. Двое людей и лорс остались на веранде. Иеро искоса глянул на брата Лэльдо, давно уже не произносившего ни слова. Эливенер сидел на полу, обхватив руками колени и низко склонив голову, укрытую коричневым капюшоном. Похоже было на то, что Лэльдо глубоко задумался о чем-то своем, что он и не заметил ухода иир'ова и медведя. Священник решил не мешать размышлениям эливенера. Он просто сидел и смотрел в темноту, пока наконец прямо перед ним не возникла высокая гибкая фигура Лэсы. За ней маячила огромная лохматая тень — это был Горм.

— Ну, что там? — мысленно спросил Иеро.

— О! Там есть на что посмотреть! — весело ответила иир'ова. — Мы в кольце. Даже я, пожалуй, не смогла бы проскользнуть незамеченной.

— Да уж, — согласился с Лэсой медведь. — Я тоже влез на стену. На той стороне тьма-тьмущая всяких тварей. Но мне показалось, они просто ждут тех, кто идет сюда с факелами.

— Идет сюда? — переспросил Иеро.

— Там, — Лэса махнула рукой в сторону юго-востока, — виден свет факелов. Много факелов. Кто-то идет сюда, к нам.

Эливенер вдруг очнулся от раздумий и тихо сказал:

— Я думаю, спать нам сегодня не придется.

— Похоже на то, — согласился Иеро. — Но что они затеяли? И почему ночью?

Брат Лэльдо только молча пожал плечами.

Иир'ова снова умчалась в темноту, а вернувшись через несколько секунд, доложила:

— Они приближаются очень быстро. Минут через десять будут здесь

— А что за твари вокруг дома? — спросил Иеро. Вообще-то его не очень интересовали сторожа, окружавшие дом, но сидеть и молча ждать приближения неведомых существ с факелами было выше его сил.

Похоже, Горм и Лэса поняли его, потому что принялись мысленно рассказывать вперебой, то и дело посылая священнику образы увиденных ими тварей.

— Там, конечно, слишком темно, чтобы хорошенько их разглядеть, — начала Лэса, прекрасно, кстати говоря, видевшая в темноте, как и медведь. — Но там масса черепашек и какие-то…

Она мысленно нарисовала нечто вроде больших мыльных пузырей на четырех тонких угловатых ножках. Горм дополнил картинку тоненькими хвостиками с одной стороны «пузырей» и острыми ушками — с другой. Иеро хихикнул. Ему подумалось, что таких «стражей» можно запросто смести веником. Но тут иир'ова добавила:

— И еще там ползают змеи, здоровенные, и ходят вот такие…

На этот раз она изобразила чешуйчатых шестилапых то ли ящериц, то ли маленьких крокодилов, с длинными хвостами и длинными челюстями. Горм добавил:

— Ростом они примерно с меня.

Да, таких сторожей веником с дороги не смахнешь, подумал Иеро. Это вам не пузыри.

С другой стороны дома, у двери в стене, послышался шум, хриплые голоса, и пленники поспешно собрали свои вещи. Иеро и брат Лэльдо навьючили на Клуца седельные сумки, не забыв уложить в них остатки еды и кувшин с водой. Но никто не сделал и шага с веранды. Пусть слуги Нечистого потрудятся сами обойти дом и сказать, что им нужно.

4
{"b":"10200","o":1}