ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Не может быть, — изумленно выдохнул Иеро, привыкший считать Братство Одиннадцатой Заповеди чуть ли не собранием святых.

— Увы, это так, — криво улыбнулся брат Лэльдо. — Они ведь не просто так явились на Землю. Они здесь экспериментировали. Привезли массу специального оборудования… вот оно, ты его видишь собственными глазами… отлавливали не только животных, но и людей… ставили над ними опыты, брали образцы тканей… ну, в общем, они тогда вели себя ничуть не лучше, чем слуги Безымянного — сейчас.

— Не верю, — прошептал священник. — Зачем они это делали?

— Из чисто научного любопытства, — грустно ответил молодой эливенер. — Попытайся понять, они действительно ни во что не ставили наших предков. Впрочем, по сравнению с ними люди, наверное, и в самом деле выглядели не слишком-то выгодно. И в смысле физического развития, и интеллектуально… А их ученые сами даже и не спускались на Землю. Тут действовали их посланцы, особые существа, созданные именно для этой цели. Они ловили людей, забирали их на локальные корабли-полусферы, проводили серии опытов, а потом, если человек оставался после этого жив, возвращали его назад, как правило, стирая память. А иной раз даже и не стирали, им в общем-то было все равно, вспомнит кто-то об издевательствах над ним или нет. Или, наоборот, вписывали в их память «воспоминания» о путешествии на какую-то неведомую планету. В общем, изучали реакции и прочее. Ну, а потом грянула Смерть, ядерная война…

— И что, они из-за этого стали другими? — язвительно поинтересовался Клуц.

— Не знаю, — покачал головой брат Лэльдо. — Не знаю, из-за этого или из-за чего-то другого… но они остались на Земле…

— Почему? — тут же спросил Иеро.

— Им было интересно, что произойдет после Смерти. Как изменится жизнь на этой планете. Ведь в их глазах Смерть была всего-навсего грандиозным генетическим экспериментом! Несколько локальных кораблей разбились, оборудования попало в чьи-то руки, но в чьи именно, эливенеров не интересовало. Они были просто наблюдателями. Однако со временем их взгляды изменились…

— И почему же? — не уступая в язвительности Клуцу, спросил Иеро. Ему очень не нравилось то, что он слышал. Конечно, священник прекрасно понимал, что брат Лэльдо тут совершенно ни при чем, Лэльдо был обыкновенным землянином, его лишь воспитали эти… независимые наблюдатели, и все же какая-то доля той неприязни, которую Иеро испытывал теперь к Братству Одиннадцатой Заповеди, досталась и брату Лэльдо.

— Я, честно говоря, не понял, почему, — с легким смущением ответил Лэльдо. — Я много раз задавал этот вопрос, и мне всегда отвечали одно и то же: что оставшиеся на Земле встретили Учителя. Кем он был и откуда взялся — понятия не имею, но он сумел каким-то образом повлиять на взгляды моих наставников… конечно, это произошло не сразу, понадобилось какое-то время, и даже немалое… но в итоге эливенеры стали защитниками жизни на Земле. С одной лишь оговоркой: они защищают то, что родилось на планете само, естественным образом. А то, к чему приложили руку мастера Безымянного, с их точки зрения необходимо уничтожить.

— Ну, дают! — не удержавшись, воскликнул Иеро. — И Лэсу, выходит, надо уничтожить? И весь ее народ? И Котю? И вот этих, черно-рыжих? Ну, дела!

Молодой эливенер грустно покачал головой и развел руками, всем своим видом показывая: он тут ни при чем. Да и в самом деле, брат Лэльдо был всего лишь воспитанником тех странных пришельцев, которые многие десятилетия или даже столетия смотрели на земное человечество как на сборище букашек, с которыми совершенно незачем церемониться, букашек, пригодных лишь для биологических опытов, и не более того.

На этом неприятный для Лэльдо разговор оборвался. Медведь позвал спрятавшуюся за автоклавом троицу:

— Эй, где вы там? Выходите! Готово!

Иеро, Клуц и брат Лэльдо направились к остальным, и сразу, уже издали, увидели, что Дил и Рита зажгли на ладонях огоньки. «Когда это Лэса успела их этому научить?» — мимоходом подумал священник, но вопросов задавать не стал. Не до того было. Двое бывших охранников лаборатории обрушили на него и эливенера поток мысленной речи:

— Это действительно были чары! Вот здорово! Теперь нам хочется на свободу, да еще и как!

— Ну, получат от нас эти паразиты!

— Да уж, устроим мы жабам веселую жизнь!

— Снимем заклятье с остальных наших, вот дело пойдет!

— Мы тут всех гадов из инкубаторов повыпускаем, пусть сожрут своих создателей!..

— Стоп, стоп, погодите! — замахал руками священник. — Погодите, не оба сразу! Гадов вы, конечно, можете выпустить, да как бы они заодно и нас не сожрали! Может, дадите нам время уйти, а?

Обе гигантские кошки расхохотались, сверкая огромными зелеными глазами. Они явно чувствовали себя отлично и готовы были ринуться в бой со слугами Безымянного.

— Ладно, — отсмеявшись, передал Дил. — До утра потерпим, так и быть. Вот только кто-то должен открыть все лаборатории. Изнутри-то вряд ли нам отопрут, не поверят… тут надо действовать осторожно, не спеша.

— Ну, открывать замки я вас научу, тут нет проблем, — негромко сказал молодой эливенер. — Но не забывайте и о том, что где-то неподалеку — лежбище Безымянного, и вокруг вивария и лабораторий ходит множество вооруженных слуг Безымянного, именно на тот случай, если кто-то сбежит.

— Ну, если нас будет хотя бы два десятка, эти оболтусы нам нипочем! — отмахнулась Рита. — Пойдем наружу, покажешь нам, как взламывать эти замочки!

Лэльдо наконец улыбнулся искренне и весело, словно сбросил с себя душевную тяжесть, и пошел к двери. Остальные потянулись за ним. Тренировка взломщиков началась. Три двери соседней лаборатории были открыты за рекордный для новичков срок — пятнадцать минут, стражники-беланы убиты, а кошки, охранявшие эту лабораторию, подверглись стремительной идеологической атаке, — и еще через полчаса чары с них были сняты. Процедуру вполне самостоятельно провели Дил и Рита, под пристальным наблюдением Горма и Лэсы. Все прошло отлично. Слуги Безымянного Властителя приобрели еще двух опасных врагов.

И как ни хотелось беглецам поскорее отправиться в дальнейший путь, они все же решили не торопиться и еще немного побыть с новыми друзьями — ну, хотя бы два-три часа. Мало ли что могло случиться! Пусть уж лучше взбунтовавшихся кошек окажется не четыре, а хотя бы десять. Тогда они будут уже представлять по-настоящему грозную силу.

И вся компания зашагала к следующему приземистому зданию. А потом к следующему. Единственное, за чем следили беглецы, — так это чтобы вся процессия двигалась на восток, не отклоняясь в стороны. Иеро не переставал удивляться тому, сколько производственных линий, выпускающих чудовищных и опасных уродов, скрывалось на Великом Холмистом Плато. А ведь наверняка этот комплекс был не единственным! И вся эта нечисть валом валила в мир людей, и люди думали, что уроды рождены Смертью!

В одной из лабораторий создавались, например, существа, поразившие даже Дила и Риту, которые, живя на Холмистом Плато, навидались всякого. Беглецы и местные кошки, окружив последний в цепи автоклав этой лаборатории, долго стояли, не веря своим глазам и затаив дыхание. Неужели этот урод мог жить, как нормальные существа? Неужели он должен быт вот-вот выйти на свет?

В автоклаве была всего одна зрелая тварь, вторая там просто не поместилась бы. При создании этого монстра генетики Безымянного Властителя использовали свой излюбленный прием, объединив морских и наземных животных. Трудно было сказать, кому принадлежало туловище твари — змее или гигантской миноге, или им обеим вместе. Это было нечто вроде черного гибкого бревна толщиной в ногу взрослого мужчины. Длину монстра было трудно определить, поскольку он свернулся двойным кольцом вокруг центральной части автоклава, — но что длина эта была никак не меньше шести-семи метров, сомневаться не приходилось. Кое-где «бревно» покрывала сверкающая серебряная чешуя, кое-где виднелась темно-зеленая чешуйчатая кожа. На спине виднелось нечто вроде плавников… но когда монстр приподнял один из этих «плавников», оказалось, что это длинные, острые и с виду очень твердые иглы, как у дикобраза. Хвост тоже представлял собой веер игл, расположенных в горизонтальной плоскости. А когда Иеро, пройдя от одного смотрового окошка к другому, отыскал голову урода, он просто ахнул, — потому что на него уставились человеческие глаза, опушенные длинными густыми ресницами, с нежными розовыми веками… но сидели эти печальные и умные глаза глубоко под чудовищно выпирающими надбровными дугами, над которыми совсем не было лба… вместо него красовалось нечто вроде кокошника из тонких острых рогов, длинных, сидящих близко друг к другу… Иеро насчитал их двенадцать штук. Сразу за рогами начинался воротник из узких роговых пластинок, прикрывающий шею монстра. Урод продемонстрировал зрителям, как он умеет поднимать этот воротник и складывать его на спину, а также щелкать пластинками воротника… похоже, пластинки имели острые края. Во всяком случае, священник не рискнул бы приблизить руку к этому «украшению». И еще на боках урода в нескольких местах красовались шишковатые костяные наросты красно-бурого цвета. Каково было их назначение — никто, естественно, не знал. Лэса предположила, что в наростах скрываются ядовитые железы, и все согласились, что такое вполне возможно.

40
{"b":"10200","o":1}