ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Невозможно было понять, есть ли у монстра ноги или лапы. Он мог поджать их под себя, так что они оказались просто не видны, — а мог и передвигаться на брюхе, как змея. Наконец охваченная любопытством Лэса постучала в окошко автоклава, надеясь рассердить монстра и заставить его двигаться. Затея вполне удалась, и священник тут же решил, что лучше бы ему обойтись без зрелища конечностей твари Безымянного.

Потому что тварь ходила на руках. На человеческих руках. Рассерженный тем, что кто-то осмелился нарушить его покой, монстр заворочался и приподнялся… и все снова ахнули от ужаса. Под брюхом черно-зеленого «бревна» шевелились десятки крепких, мускулистых рук, росших из чуть более светлого брюха монстра, как положено любой руке расти из плеча. Руки сгибались в локтях, и монстр приседал. Руки выпрямлялись — и монстр поднимался. Длинные острые ногти скребли по днищу автоклава, а потом урод вытянул вверх переднюю часть туловища, и скрюченные пальцы заскребли по стеклу, как раз напротив Горма. Медведь отшатнулся, фыркнув от отвращения.

— Ох, ну и гадость! — возмущенно передал он. — Кто только мог додуматься до такого?

— Да уж тут выдумщиков достаточно, сам видел, — отозвалась Рита. — А этот гад должен ловко ползать и по деревьям, и по скалам, и по стенам! И шкура у него наверняка такая, что ничем не прошибить. Отличный воин! Я думаю, его даже выпускать не стоит. Просто отключить электропитание, и все.

— Ну, нет! — возразил ее брат. — Наоборот, выпустим! Представляешь, каково жабам достанется от такого?

— А если он набросится не на жаб, а на вас? — напомнил о другой возможности молодой эливенер. — Что будете делать? От него, как сами видите, ни на дереве, ни на стене не укроешься!

— Он не набросится на них. Он ненавидит жаб, — внезапно вмешался в разговор Клуц.

— Откуда ты знаешь? — сразу насторожился Иеро.

— Я его слышу, — спокойно ответил лорс.

9

Все в полном недоумении уставились на огромного черного лорса, а он спокойно кивнул большой лохматой головой, и гигантские разветвленные рога качнулись в изысканном поклоне.

— Я его слышу, — повторил Клуц. — И не только его. Но до сих пор не был уверен. До меня доносились какие-то обрывки чужих мыслей… ну, я сначала подумал, что это сторожа. А теперь… Он, — лорс взглядом указал на автоклав, — зовет нас, просит его выпустить… ему очень тяжело и больно, он понимает, что с ним сделали. И стремится отомстить. Его зовут Го.

— Замечательно! — всплеснул руками Иеро. — Просто потрясающе! И ты до сих пор молчал! Ну просто рога бы тебе обломать за такие штучки! Но почему никто больше его не слышит?

— Видимо, тут дело в каком-то внутреннем родстве, — предположил молодой эливенер. Он сунул руку за пазуху своего коричневого бесформенного балахона и достал висящий на серебристой цепочке экран ментальной защиты. На пластинке светилась красная точка.

— Но ты говорил, что экран должен вибрировать, когда рядом с нами находится источник сильного ментального излучения! — возмущенно передала Лэса. — А я ничего не почувствовала!

— И я тоже, — поддержал Лэсу медведь.

— И я, — растерянно сказал священник.

Эливенер повернул экран так, чтобы плоскость пластинки оказалась направленной на монстра, таящегося в автоклаве, — и рядом с красной загорелась синяя точка. Монстр был силен не только физически…

— Я не знаю, почему экраны не отреагировали, — признался брат Лэльдо. — В конце концов, это ведь не земная техника, мало ли что тут может быть… не исключено, что монстр и сам умеет экранироваться, и пока не пожелает — никто его мысли не уловит.

— Ну и ну! — это было все, что мог сказать Иеро.

— Так значит, этого выпускаем? — перешел к практической части вопроса Дил.

— Ничего другого не остается, — кивнул эливенер. — Ты умеешь открывать эти конструкции?

— Умею, — коротко ответил Дил и направился к щитку в другом конце здания. По пути он сообщил: — Но это длительный процесс. Сначала должна медленно вытечь питательная жидкость, в которой он плавает, на ее место поступит воздух, он начнет дышать самостоятельно, — а уж потом крышка поднимется. Я думаю, нам не стоит ждать. Просто оставим двери открытыми, а уж дорогу он найдет и без нас.

Все согласились с тем, что такой шаг наиболее разумен.

Дил поколдовал над щитком, и когда беглецы убедились, что уровень питательного раствора в автоклаве начал медленно понижаться, они мысленно пожелали Го удачи и отправились дальше.

До рассвета оставалось уже совсем немного времени, и священник сказал:

— Может быть, мы пойдем дальше в холмы? А здесь Дил и Рита без нас справятся.

— Пожалуй, пора, — согласился брат Лэльдо. — Вот только мне хотелось бы заглянуть вон в то здание.

Посмотрев туда, куда указывал молодой эливенер, беглецы увидели в отдалении дом, сильно отличавшийся от приземистых лабораторных строений.

Мало того, что этот дом стоял на небольшом пригорке, он еще и сам по себе был совсем другим — на высоком фундаменте, двухэтажный, с одним входом, расположенным точно посередине фасада, с окнами на втором этаже. Стены из белого дикого камня, темная черепичная крыша, цвет которой трудно было определить в предутренней тьме. Ко входу вели белые каменные ступени, начинавшиеся от подошвы пригорка.

— Любопытно, — пробормотал Иеро. — Что это такое? — Он обернулся к Рите, шедшей слева от него, и мысленно спросил: — Ты знаешь, что там?

— Не то чтобы знаю, — ответила гигантская черно-рыжая кошка. — Да и никто из нас не знает. Но ходят слухи… ну, что там заключена душа самого Безымянного Властителя. И никому не разрешается приближаться к этому зданию.

— Вот как? — вздернул брови брат Лэльдо. — Не разрешается? Там какая-то особая охрана?

— Вроде бы да, — передал Дил. — Во всяком случае, те, кто пытался подойти к тому холмику, исчезали бесследно.

— Ого! — мысленно воскликнул Горм. — Мне очень хочется посмотреть, что там внутри.

— Мне тоже, — поддержала его иир'ова. — Попробуем?

— Попробовать — дело нехитрое, — фыркнул Клуц. — Вот только сначала подумать не мешает.

Все рассмеялись и остановились, чтобы осмотреться и посовещаться.

— Расскажите поточнее, что вы знаете об этом доме, — попросил Иеро Дила и Риту. — Вообще все, что вы о нем слышали.

— Слишком мало, — ответила Рита. — О нем вообще стараются не говорить. Но мы слыхали, будто бы вокруг него таятся подземные стражи, скрыты ловушки в земле… а жабам вход в него запрещен.

— Кто же там бывает? — спросил Горм.

— Только Мастера Безымянного, особо доверенные Верховные Мастера, — ответила Рита. — Они прилетают на ужасно шумной машине.

— Каждый день прилетают? — уточнил брат Лэльдо.

— Когда как, — сказал Дил. — Видимо, это зависит от того, что происходит там, внутри. То они являются раз в неделю, то вдруг каждый день грохочут своей летучкой. Мы, к сожалению, никогда не обращали на это внимания.

— Жаль, — искренне сказал Иеро. — Наверняка тут есть какая-то закономерность. А давно они были здесь в последний раз?

Брат с сестрой переглянулись.

— Три дня назад? — вопросительным тоном передала Рита. — Или четыре?

— Скорее четыре, — решил ее брат. — Так что их можно ждать в любую минуту.

— Они прилетают утром, или днем, или вечером? — спросил брат Лэльдо.

— Тоже по-разному, — вздохнула Рита.

— Ну, все равно рискнем, — решил священник. — Настройтесь как следует в унисон с экранами ментальной защиты. И, наверное, надо попытаться использовать стекла? — добавил он, повернувшись к молодому эливенеру.

Но брат Лэльдо уже держал в руке темное стекло с девятью вплавленными в него самоцветами. Иеро и Лэса тоже достали свои стекла, однако инопланетные аппараты пока что не проявляли ни малейшей активности.

Отряд осторожно зашагал к небольшому холмику, на вершине которого стояло белое здание. Облака, проплывавшие над холмами на востоке, чуть посветлели снизу. Близился рассвет, но беглецы твердо решили выяснить, что скрывается в загадочном строении.

41
{"b":"10200","o":1}